Новости

16.05.2017 19:17
Рубрика: Культура

Кому останется время?

У Cтанислава Ежи Леца есть горькая фраза: "Время останется людоедом". Но кому останется само время: людоедам, которые научатся есть с помощью ножа и вилки, или печальным идеалистам, не способным защитить свои ценности?

Порой кажется, что весь цивилизованный мир уже смирился с тем, что есть отряд варваров, которые присвоили себе право разрушать чуждое им культурное наследие, не щадя его, как и жизни иноверцев. Однако само словосочетание "цивилизованный мир" достаточно условно. Варварами, как правило, объявляют тех, кто не разделяет ваших ценностей. Для древних персов древние греки были не меньшими варварами, чем подданные царя Кира II Великого для сограждан Солона (оба правили в VI веке до нашей эры). Впрочем, оставим историко-лингвистические изыски более образованным людям. Реальная жизнь жестче и грубее любых теорий.

Не хочу никого огорчать, но размер груди О. Бузовой в новостях затмевает разрушение шедевров Пальмиры

Известие о том, что некие террористы из запрещенного в России ИГИЛ молотком раскромсали античные статуи из древнегреческого поселения Дура-Европос на востоке Сирии, не вызвало мирового взрыва. Хотя город, просуществовавший лет пятьсот, завоеванный в 246 году персами и обнаруженный в 1920 году археологами, - шедевр античного наследия. Не хочу никого огорчать, но в разделах, посвященных культуре, главных российских информагрегаторов размер груди Ольги Бузовой по постоянству присутствия в новостной ленте затмевает все остальное. Единственное, что утешает: ЮНЕСКО, надеюсь, никогда не сделает по поводу груди никакого официального заявления. Но, как и в случае уничтожения Римского театра и Тетрапилона в Пальмире, как и в случае разрушения двух статуй Будды в афганской провинции Бамиан радикалами из "Талибана" (запрещенного в России, как и ИГИЛ), как и во многих других менее известных случаях варварства, осуждения мировой общественности выглядят вполне декларативно. Не делать их - значит стать на одну сторону с религиозными фанатиками. Но практический результат от них кажется невеликим. Наверное, там, где совершаются акты вандализма, о них становится известно лишь тем, кто отвечает за поставку шокирующей информации с территорий, захваченных террористами, или вожакам запрещенных организаций, но до исполнителей варварских актов они явно не доходят. К тому же не уверен, что эти люди (придется назвать их этим словом) знают о существовании ООН или ЮНЕСКО. Но даже если б знали...

Нередко возникает горькое ощущение беспомощности любых заклинаний, даже самых благородных и возвышенных. Как бы часто ни повторяли, что перо можно приравнять к штыку, штык остается штыком, а перо - пером. И тем не менее "мы знаем силу слов"! Мы выросли в мире, где все мировые катаклизмы сначала рождаются в головах. Миссия культуры - очеловечивание человека. Ее невозможно осуществить силой оружия. И она должна ежеминутно защищать самое себя. Важно понимать, что и в ООН, и в ЮНЕСКО объединены представители стран с самыми разными национальными, конфессиональными, культурными традициями, которые должны находить общие подходы к самым сложным вызовам времени. Как бы ни отстаивали на разных международных площадках принципы культурного и конфессионального многообразия, неизбежно возникают проблемы, которые предстоит решать только всем сообща, вырабатывая приемлемые компромиссы. И касаются они, как правило, существования человечества на планете. Решение этих проблем требует планетарного мышления, которое должно охватывать не только материальные, но и духовные аспекты жизнедеятельности всех стран и народов, населяющих Землю. Хотим мы того или нет, нужно не только находить общие болевые точки, но и вырабатывать общие подходы к преодолению этой боли.

Мы будем вынуждены объединиться, и чем скорее, тем меньше будет жертв во имя враждебных человечеству идей

Кому-то выгодно представить все акты вандализма в отношении культурных ценностей как цивилизационный конфликт, как столкновение непримиримых ценностных систем, которые по природе своей враждебны друг другу. "Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с места они не сойдут...", - те, кто любят цитировать эти строки из знаменитой баллады Джозефа Редьярда Киплинга, свидетельствующие, по их мнению, о несовместимости Востока и Запада, забыли (или сознательно забывают) об истории, которую рассказывает поэт. О том, что индийский разбойник, враждующий с белыми, в конце концов вступает в английскую армию и становится боевым товарищем британского офицера. "Но нет Востока и Запада нет,/ Что - племя, родина, род/, Если сильный с сильным лицом к лицу/ У края земли встает?" (перевод Е.Г. Полонской).

Замечу, что это относится не только к сильным. Еще в начале 70-х годов эксперты Римского клуба прогнозировали миграцию из стран третьего мира в государства "золотого миллиарда". Не только сильные, но и слабые потребовали своей части несправедливо распределенных благ. Вопрос в том, захотят ли они, получив эти блага, адаптироваться к правилам и обычаям стран, куда они бежали от войн и гуманитарных катастроф? Ведь не только для европейских обывателей столкновение с сотнями тысяч беженцев из африканских и азиатских стран - своего рода культурный шок. Для самих мигрантов это не меньшее социально-психологическое потрясение.

Сегодня много говорят и пишут о национальной идентичности, о приверженности традиционным ценностям, которые имеют не столько общечеловеческий, сколько локальный характер (традиции христианского мира во всем его многообразии не совпадают с исламской или буддистской традициями). Но для того чтобы победить новое радикальное варварство, мы будем просто вынуждены объединиться, и чем скорее, тем меньше жертв будет принесено во имя идей, враждебных человеку и человечеству.

Культура Культурный обмен Колонка Михаила Швыдкого