Новости

18.05.2017 08:51
Рубрика: Общество

Восемь месяцев ждут

Неходячего инвалида ростовские власти не ставят в очередь на квартиру
Более восьми месяцев ждет ответа на свое заявление с просьбой поставить на учет для улучшения жилищных условий семья Магиря. Но чиновники вопреки всем регламентам никак не реагируют на обращение.

В центре Ростова в доме с парадно отремонтированным фасадом живет несчастный юноша, который ни разу не выходил из своей квартиры на свежий воздух. За блеском красивого фасада - нищета и страдание. Сквозь штукатурку просвечивает трухлявое перекрытие, изъеденное сыростью и грибком. Комната, где живет Борис Магиря, величиной 20 квадратных метров. На втором диване умещается его мать Олеся. За дверьми - общее пространство старой коммуналки. На кухне пять газовых печек и один кран. Длинный коридор, ряд закрытых дверей, одна ванная и один туалет. Когда у Бори банный день, его на руках выносят две женщины, мать и бабушка, и протискиваются в тесную ванную, чтобы там помыть.

Борис родился в феврале 2001 года в центральной городской больнице Ростова, нормального веса и роста. На свадебных фотографиях - мама Леся-красавица и высокий, стройный папа. У мальчика густые темные волосы и длинные ресницы. Что случилось при родах, теперь уже не выяснить. Но ребенка срочно унесли в реанимацию, где он провел четырнадцать дней. Потом мать с малышом выписали, а спустя несколько недель родители заметили, что ребенок не держит голову. Муж ушел сразу. Олесю не бросила только мать.

Дальше болезнь только усугублялась. Ребенок полностью обездвижен, периодически его ломают страшные судороги, от лежания на боку деформирована голова. Он требует постоянного присмотра и ухода. Не спит по ночам. Кормить нужно с ложечки. Часто подскакивает температура, мучают судороги.

Еще несколько лет назад Олесе подсказали, что лежачий инвалид имеет право на полноценное жилье. Она попыталась встать на квартирный учет. Но ее загоняли за справками: сначала нужно было доказать, что ребенок находится в тяжелом состоянии, потом оказалось, что справка не такая, как положено. Квартиру выпрашивать - как на паперти побираться, решила гордая Олеся. Плюнула и стала жить дальше.

Но мальчик вырос, и стало все труднее. Перенести его узким коридором в общую ванную тяжело даже двум женщинам. Соседние комнаты заселили квартиранты, и все места общего пользования приходят в негодность.

Осенью прошлого года Олеся снова отправилась в администрацию Ленинского района. Написала заявление о принятии на квартирный учет на улучшение жилищных условий в связи с тяжелой формой хронического заболевания ребенка-инвалида и приложила полный комплект требуемых документов. В приемной поставили штамп: "Принято 27.09.2016 года".

С тех пор - тишина. Хотя специалист отдела по учету и распределению жилой площади обещала ответ в течение месяца. - Через месяц я позвонила в отдел, мне было сказано: "Ждите", - говорит Олеся. Прошел еще месяц и еще месяцы.

В соответствии с положением "О регулировании жилищных отношений на территории Ростова-на-Дону" чиновники обязаны в течение 30 рабочих дней проверить представленные документы и жилищные условия заявителя с выходом на место. В результате составляется акт обследования жилищных условий и принимается решение о постановке на учет. Оно закрепляется в форме постановления главы района. Это решение о принятии на учет или отказе направляется заявителю в течение трех рабочих дней после его принятия.

Однако, по всей видимости, к ситуации с больным Борисом Магирей это положение не относится. Заявление его матери отложено в самый дальний ящик. Сейчас Олеся вынуждена обратиться в прокуратуру и к депутатам.

Тем временем

Решением мирового суда на 3 тысячи рублей оштрафован сотрудник комитета социальной защиты населения Волгоградской области, который просрочил выдачу удостоверения участнику ликвидации последствий катастрофы в Чернобыле. Как сообщили в прокуратуре региона, предоставить такую госуслугу или отказать должны в месячный срок.

В регионах Общество Соцсфера Соцзащита Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область Ростов-на-Дону