Новости

25.05.2017 18:58
Рубрика: Общество

Диагноз по суставу

Профессор Марина Каневская: К сожалению, ревматоидный артрит сильно помолодел
Ревматоидный артрит, ревматизм, ревматическая атака… Это все об одном и том же заболевания? "Ни в коем случае!" - говорит профессор кафедры госпитальной терапии №1 Первого МГМУ имени Сеченова Марина Каневская.
 Фото: Александр Корольков/ РГ  Фото: Александр Корольков/ РГ
Фото: Александр Корольков/ РГ

Марина Зиновьевна, ревматизм и ревматоидный артрит совершенно разные заболевания. Но корень у них один - ревматический?

Марина Каневская: Под ревматическими заболеваниями подразумевается целая группа болезней с различной причиной и проявлениями. Когда-то их рассматривали исключительно как болезнь сердца. Затем большее внимание стали уделять тяжелым заболеваниям, приводящим к инвалидности.

Выходит, те же герои Островского, когда жаловались на ревматические страдания, имели в виду болезни сердца?

Марина Каневская: Ревматическая болезнь - прежде всего болезнь сердца. А персонажи классики, жалуясь на ревматизм, имели в виду весь букет болезней, которые объединялись этим словом. Замечу, что персонажи эти были разного возраста.

Давно известно, что ревматоидные недуги не имеют возраста. В наше время ревматоидный артрит начинает развиваться даже и у совсем маленьких детей - с 2 лет, и у тех, кому много более 80. У меня был 93-летний пациент, который о братился с жалобами на нестерпимые боли в кистях и суставах ног - у него диагностирован ревматоидный артрит.

Вы ему помогли? Хотя бы боли удалось снять?

Марина Каневская: И то, и другое произошло. А умер он через несколько лет не от ревматодного артрита, а после операции удаления желчного пузыря.

В наше время ревматодный артрит лечится или излечим?

Марина Каневская: Это во многом зависит от вовремя и правильно поставленного диагноза и своевременно, а главное, грамотно назначенного лечения. Что значит грамотного? Существует арсенал препаратов, способных изменить течение ревматоидного артрита и добиться стойкой и длительной ремиссии. Термин "излечение" мы стараемся не употреблять. И вот почему. Приведу пример из собственной практики. Под моим наблюдением в разное время было почти 800 пациентов, страдающих ревматоидным артритом. Лишь у 17 из них удалось добиться полного здоровья в течение 15-25 лет после единственной атаки болезни. Все эти больные поступили к нам в первые 2-4 месяца от ее начала.

А как распознать начало заболевания? Способен ли на это врач, скажем, участковый терапевт или столь модный ныне "врач общей практики"? По поводу последних есть сомнения в их профессиональной подготовке, поскольку в продвинутых странах такие специалисты готовятся от 2 до 4 лет после получения диплома о высшем медицинском образовании. У нас такой подготовки пока нет.

Марина Каневская: По большому счету вы сами ответили на заданный вами же вопрос. Но мой 40-летний опыт показывает: настороженность у поликлинического специалиста есть. Да, желательно, чтобы ее было больше. И, надеюсь, что сейчас, когда в Москве взят курс на укрепление поликлинического звена врачами общей практики, которых, будем надеяться, сумеем подготовить, - это станет реальностью.

Очень еще рассчитываю на повышение медицинской грамотности самих пациентов, которые при появлении боли, припухлости суставов рук, ног не станут самостоятельно глотать болеутоляющие таблетки, а пойдут к врачу. И врач "не отмахнется" от этих жалоб, а соберет анамнез и вовремя направит больного к ревматологу.

У врача поликлиники на это 12 минут. А наличие ревматолога?..

Марина Каневская: Отведенные минуты - по сути дела лишь некий норматив, который в том или ином случае может быть нарушен. Но самих ревматологов, к сожалению, становится меньше.

И потому число таких пациентов не становится меньше?

Марина Каневская: Причина не только в этом. Несмотря ни на что, диагностика ревматоидного заболевания стала совсем иной. И врачи, и, главное, сами пациенты все-таки стали образованнее. Они знают о признаках заболевания. Более того, нередко хорошо осведомлены о препаратах, которые избавляют от проявлений данной патологии. В мировой ревматологии принят принцип лечения ревматоидного артрита, подразумевающий достижение стойкой ремиссии или стойкой низкой активности болезни, персонифицированный подбор терапии.

Кстати, врачи, работавшие на нашей кафедре, более четверти века назад получили серебряные медали ВДНХ за разработку и внедрение индивидуально подобранной терапии ревматоидного артрита.

Ревматоидный артрит способен сокращать продолжительность жизни больных на 7-10 лет

Препараты доступны по цене, они есть аптеке?

Марина Каневская: Установление диагноза предполагает назначение, так называемых, базисных противоспалительных, медленно действующих препаратов. Они в основном доступны. Эта терапия требует частого врачебного контроля для оценки эффекта и переносимости лекарств.

При необходимости, то есть тогда, когда назначенная терапия не дает должного эффекта, назначаются генно-инженерные биологические препараты. Цена их иная, она вровень с онкологическими. И очень важно, чтобы городская, муниципальная, региональная системы здравоохранения помогали обеспечить ими, тех, кому они показаны.

Но сам ревматоидный артрит не так опасен, как любая опухоль?

Марина Каневская: По числу неблагоприятных исходов он отличается от злокачественных страданий. Тем не менее ревматоидный артрит способен сокращать продолжительность жизни больных на 7-10 лет. Тут он сродни с поражением коронарных артерий, лимфомой IV стадии.

Есть ли какие-то меры профилактики болезни?

Марина Каневская: К сожалению, нет. А вот определенная генетическая предрасположенность есть. Болезнь развивается при сочетании ее и неблагоприятных факторов внешней среды, в том числе, стресса.

Вы хотите сказать, что человек, перенесший стресс, может заболеть ревматоидным артритом?

Марина Каневская: Да, и стресс, и инфекция, и травма, и не ясная причина, как при многих иммунно-воспалительных заболеваниях.

И общий совет: старайтесь вести здоровый образ жизни?

Марина Каневская: Это полезно всегда.

Мы беседуем в канун летних отпусков. Где и как с большей пользой можно отдохнуть человеку, страдающему ревматоидным артритом?

Марина Каневская: Лучше всего в том же регионе, где пациент живет. Я бы не советовала, например, жителю Сибири или средней полосы отдыхать в Таиланде. Главный критерий выбора места и характера отдыха - наличие или отсутствие активности заболевания.
Длительное время сероводородные ванны Сочинской Мацесты рекомендовали всем этим больным. Но, полагаю, что такой вариант отдыха может быть разрешен только при отсутствии активной стадии болезни, и не в сезон "летних отпусков". А вот регулярно заниматься лечебной физкультурой во все сезоны очень важно.

Визитная карточка

Каневская Марина Зиновьевна - профессор кафедры госпитальной терапии №1 Первого МГМУ имени Сеченова. Родилась в Москве.

В 1973 году окончила лечебный факультет Первого Московского медицинского института имени И.М. Сеченова.

Там же окончила аспирантуру и по сей день работает на кафедре госпитальной терапии №1.

Кандидатская и докторская диссертации посвящены ревматоидному артриту.

Марина Каневская автор 150 научных работ, посвященных этой же проблеме.

Клиническая база кафедры - Московская Городская клиническая больница имени Ерамишанцева.

Кстати

Ревматоидный артрит - иммуно-воспалительное заболевание с развитием костных эрозий и воспалительных изменений суставов и органов.

Общество Здоровье