Новости

27.05.2017 15:03
Рубрика: Культура

Роман Полански показал в Каннах не способный напугать триллер

Роман Полански своим внеконкурсным фильмом "Непридуманная история" ("Основано на реальных событиях") подтвердил склонность сегодняшнего кино беспрерывно повторять чужие идеи, их активно используя и доводя до неузнаваемости. В этом нет дурного: и Шекспир позаимствовал сюжет "Ромео и Джульетты", обеспечив ему жизнь в веках.
Кадр из фильма "Непридуманная история". Фото: пресс-служба Каннского кинофестиваля Кадр из фильма "Непридуманная история". Фото: пресс-служба Каннского кинофестиваля
Кадр из фильма "Непридуманная история". Фото: пресс-служба Каннского кинофестиваля

В основе фильма роман писательницы Дельфин де Виган, но четко прослеживается связь с реальным шедевром всех времен - фильмом Джозефа Манкевича "Все о Еве". В обеих картинах девушка с улицы напористо втирается в доверие стареющей знаменитости и в конечном итоге начинает ею манипулировать. В фильме Манкевича - начинающая старлетка к театральной звезде, в фильме Поланского - девушка, именующая себя Она, к писательнице Дельфин, изнуренной триумфом предыдущей книги и порожденными ею интернет-сплетнями.

Но есть принципиальная разница. "Все о Еве" - блистательный, остроумный и гениально сыгранный портрет театральных нравов, вечный, как сам театр. "Непридуманная история" - триллер, где авторы рвутся из штанов, пытаясь придумать что-то пугающее, но все время влезают в чьи-то чужие штаны - и этот процесс все время колет глаза. Произведение Полански напоминает сразу весь жанровый кинематограф середины прошлого века, собирая с каждой картинки по шерстинке. Включая непрерывно звучащую "атмосферную" музыку Александра Депла и манеру персонажей читать нам вслух каждое полученное ими письмо или озвучивать для зрителей мелькнувшую у них мысль - последний раз я такое видел, по-моему, в фильмах с Гэри Купером.

Но на картине собрались, кто спорит, мастера. Эммануэль Сенье убедительна в роли измотанной романтистки Дельфин. Как в кино 30-х, она старательно изображает творческий кризис, регулярно зависая пальцами над компьютерной клавиатурой, и мы заранее знаем, что ударить по клавише она так и не рискнет.

Венсан Перес в роли ее бойфренда, повинуясь воле сценаристов, послушно исчезает на все критические дни и не очень рвется прийти любимой на помощь. Эва Грин инфернальна в роли ее навязчивой поклонницы, и мы с первого взгляда видим, что от такой добра не жди. Почему опасности не видит сама Дельфин, по роду профессии обязанная быть психологом, - этот вопрос будет мучить зрителей в течение всего фильма, в каждом движении коварной искусительницы мы будем видеть подвох и при этом редко ошибемся. В какой-то момент возникнет тень невинной мышки, после чего мы всюду будем видеть мышеловку с наживкой для Дельфин.

Нас основательно напугают усатые омары, в рутинном подвале почудится ловушка, девушка по имени Она уподобится многочисленным дьяволицам мировых экранов, и нам уже померещится призрак "Экзорсиста". Но в какой-то момент коллекция вольных или невольных аллюзий к уже многажды виденному пересекает критическую черту, и тут начинаешь посматривать на часы - так всегда бывает, если авторские усилия нас напугать становятся слишком заметными. Полански не был бы Поланским, если бы не перевел несложный сюжет в как бы психологический этюд, который станет сюжетом нового бестселлера Дельфин. Но поверить в то, что эта женщина способна хоть раз ударить пальцем по клавише, я так и не смог. К сценарию картины, кроме самого Полански, приложил руку Оливье Ассаяс, но это не добавило архаике стиля свежих красок. Более того, теперь приходится гадать, кому из двух авторов принадлежат какие-то особенно топорные диалоги.

Вероятно, где-нибудь в 50-е годы прошлого века "Непридуманная история" могла не без успеха прокататься в мейнстримном прокате. Теперь она сойдет за артхаус, который нужно уважительно расшифровывать.

Культура Кино и ТВ Мировое кино 70-й Каннский кинофестиваль Кино и театр с Валерием Кичиным
Добавьте RG.RU 
в избранные источники