Новости

28.05.2017 17:32
Рубрика: Культура

Талисман от Вишневской

В Большом театре прошел гала-концерт в честь Маквалы Касрашвили
В воскресенье, 28 мая, гала-концертом на исторической сцене Большого театра знаменитая певица Маквала Касрашвили отпразднует свой юбилей. Занимая должность советника музыкального руководителя Большого театра, Маквала Филимоновна остается единственной народной артисткой СССР, которая и ныне выходит на сцену в спектаклях родного театра. Накануне торжественного вечера Маквала Касрашвили рассказала о радостях и превратностях своей творческой судьбы.
Маквала Касрашвили - единственная народная артистка СССР, которая и поныне выходит на сцену в спектаклях Большого театра. Фото: Артем Коротаев/ ТАСС Маквала Касрашвили - единственная народная артистка СССР, которая и поныне выходит на сцену в спектаклях Большого театра. Фото: Артем Коротаев/ ТАСС
Маквала Касрашвили - единственная народная артистка СССР, которая и поныне выходит на сцену в спектаклях Большого театра. Фото: Артем Коротаев/ ТАСС

Почему вы решили отмечать свой юбилей "с оттяжкой" в два с половиной месяца?

Маквала Касрашвили: Главное, что год совпадает... И Туган Сохиев, музыкальный руководитель Большого театра, мог только в мае продирижировать моим концертом, поэтому и выбрали эту дату. Я безумно волнуюсь, уже месяц фактически не сплю. Мне уже далеко не 20 и не 50 лет. Когда я смотрю на эти цифры в поздравлениях, мне плохо становится. Лучше об этом не думать. И надо быть в вокальной форме, концерт на исторической сцене Большого театра - это огромная ответственность.

Как получилось, что в концерте в вашу честь в основном участвует молодежь Большого театра, а не всемирно известные певцы, с которыми вы пели на лучших сценах мира?

Маквала Касрашвили: Я хотела кого-то позвать из своих зарубежных коллег. Но, во-первых, у меня нет фонда. Приглашение же кого-либо денег стоит. А сегодня кризис везде. И у нас тоже. И поэтому я считаю, что с моей стороны требовать приглашать кого-то из моих звездных коллег было бы слишком претенциозно. А во-вторых, к сожалению, я не совсем хорошо себя сейчас чувствую физически, поэтому, скорее всего, спою всего лишь пару вещей. А все остальное - наши солисты, молодые, талантливые, которые пришли в театр, когда я еще была управляющей творческими коллективами оперы. Концерт получился посвящением от тех, кто сегодня поет и, надеюсь, завтра будет петь на сцене Большого театра. И я очень ценю тот факт, что сам вечер состоится на сцене Большого театра, которому я отдала 51 год.

За 51 год, что вы являетесь солисткой Большого театра, вам никогда не хотелось кардинально поменять свою творческую биографию?

Маквала Касрашвили: Нет, мне никогда не было скучно в Большом театре. Может быть, потому, что в семидесятые годы я попала в число избранных тех певцов, кого одиозный "Госконцерт" выпускал из страны на личные зарубежные гастроли. Хотя у меня в "Госконцерте" не было блата, и мне долго разрешали выезжать только по столицам стран соцлагеря - Варшава, Прага, Берлин, София. Потом уже были "Метрополитен Опера", "Ковент-Гарден", Баварская Опера, Савонлиннский фестиваль и "Арена ди Верона".

Издательство "Музыка" выпускает вашу автобиографическую книгу. Какие тайны вы раскрывайте?

Маквала Касрашвили: Да, книга скоро уже выйдет. Может, даже к юбилейному вечеру поспеет. Книга о жизни, о театре, о коллегах и не только. Очень волнуюсь: думаю, никого я там не обидела? Или чего-то "запрещенного" не разболтала?

В вашей жизни было много "запрещенного"?

Маквала Касрашвили: Нет. Но в моей жизни, в жизни Большого театра были очень непростые времена. Лет 13-14 назад, в начале двухтысячных, когда я была управляющей (творческими коллективами оперной труппы. - Ред.), у меня были какие-то нехорошие отношения с людьми, которые со мной работали… Пожалуй, только года три, как все наладилось.

Сейчас в оперной труппе конкуренция большая?

Маквала Касрашвили: Естественно, все солисты хотят петь ведущие партии. Но сегодня мы не можем сделать по пять составов, как это было при советской власти. Тогда в Большой театр гастролеры приезжали очень редко, и из наших солистов за границу выезжали единицы. Поэтому, мне кажется, тогда конкуренция была даже жестче, чем ныне. Артисты больше друг друга обливали грязью. Но, конечно, и сейчас наши солисты очень нервничают, если кто-то из приглашенных певцов появляется. Но думаю, сегодня на это обстоятельство надо смотреть прагматично: ты выходишь на сцену и выступлением, а не интригами, доказываешь свою состоятельность.

На ваш взгляд, Большому театру сегодня лучше работать по принципу репертуарной труппы или показывать спектакли блоками с приглашенными артистами, как это делается в большинстве театров мира?

Маквала Касрашвили: Мне кажется, что наш театр должен оставаться репертуарным. Это наше национальное достояние, и тут нам не надо копировать "Ла Скала" или "Метрополитен". К тому же так называемая прокатная модель функционирования театра требует существенно больше финансовых затрат нежели репертуарная.

Но в советские времена в Большом театре между собой конкурировали феноменальные певицы - Галина Вишневская, Тамара Милашкина, Маквала Касрашвили или Ирина Архипова, Елена Образцова, Тамара Синявская. А сегодня бывает, что и один достойный состав в театре не набрать на рядовой спектакль…

Маквала Касрашвили: Я очень надеюсь, что молодежь Большого театра вырастет в настоящих звезд. Но надо к этому прикладывать усилия. И если я могу внести свою лепту в их усовершенствование, я с удовольствием это делаю. Некоторые певцы ко мне обращаются за советом. И я охотно делюсь с ними знаниями, секретами вокальной техники. Меня радует, что у них есть желание общаться со старшим поколением, узнавать что-то, несмотря на то, что у них есть Молодежная программа, где они имеют максимальную возможность развиваться и как певцы, и как артисты. У них огромное количество самых разных занятий с лучшими педагогами со всего мира. Когда я пришла, такого не было. Мы просто ходили в театр, смотрели, как работают мэтры, и мечтали, чтобы нас заметили.

Акустика Большого театра после реконструкции изменилась. Вам она сейчас нравится?

Маквала Касрашвили: Сейчас акустика стала лучше. А когда только открылся театр, было ужасно. Это закономерно, так как строительная пыль должна "уйти", и здание должно было просохнуть: повышенная влажность очень на акустику влияет. Но сцена Большого театра в любом случае особых голосов требует. И те певцы, которые поют хорошо, все равно "звучат".

Сцена Большого театра требует особых голосов

Сегодня вы заняты лишь в единственной роли - Лариной-старшей, матери Татьяны (в прежних постановках Маквала пела и Татьяну. - Ред.) - в знаменитом спектакле Дмитрия Чернякова "Евгений Онегин", который громко критиковала ваша подруга Галина Вишневская. Как вам удалось и дружбу сохранить, и все 11 лет, что идет спектакль, выходить в нем на сцену?

Маквала Касрашвили: К сожалению, в последних спектаклях я не пела, так как из-за проблем со здоровьем я сейчас не могу ни падать, ни танцевать, что необходимо по роли. Я очень переживаю, потому что это мой самый любимый спектакль. А Галина Павловна "отчитывала" за этот спектакль всегда только шутя, а я, конечно, никогда не входила в конфликт с ней по этому поводу. Только молчала и улыбалась. Это было ее мнение, и его нужно уважать. Ведь она немного раньше ушла со сцены и не пела в современных постановках.

При этом, хочу заметить, что я обожала легендарный спектакль Покровского, где я пела Татьяну. И когда я пела в этом спектакле на гастролях Большого театр в Нью-Йорке в 1975 году, был потрясающий успех. После меня и Юрия Мазурока пригласили участвовать уже в спектакле "Метрополитен". Но я не консерватор. Правда, когда меня попросил Черняков участвовать в своем спектакле, я удивилась и даже немного оскорбилась, потому что я вторые партии пела только в самом начале, когда пришла в Большой театр. Но Черняков меня уговаривал. И я согласилась, но с условием, что театр дает мне возможность спеть "Турандот". Так, я в 64 года спела в опере Пуччини.

И часто вам приходилось прибегать к шантажу?

Маквала Касрашвили: Нет. Это был единственный раз. И хочу признаться, что неожиданно для самой себя была в восторге от работы с Черняковым. На репетициях он отрабатывал каждый жест, каждый поворот головы, каждую интонацию и все так объяснял, что я вспомнила работу с Покровским, который меня воспитал как оперную актрису.

В советское время вы пострадали за дружбу с Вишневской?

Маквала Касрашвили: Естественно. Мне не давали звания. Дважды возвращали документы, когда Большой театр подавал меня на народную артистку РСФСР. Вмешался министр культуры Грузии, композитор Отар Тактакишвили. И мне дали звание народной артистки Грузинской ССР. И уже потом я стала "Народной артисткой Советского Союза". Я тогда, конечно, очень переживала эту ситуацию со званиями. Но для меня было счастьем - общение с Ростроповичем - Вишневской. И, естественно, я была в курсе всех их ситуаций перед отъездом из страны. И вслед за Галиной я пела много "ее" спектаклей. Помню, я выходила Полиной в "Игроке" даже в ее костюме. Я специально похудела, чтобы в него влезть. Галина Павловна была для меня настоящим примером служения профессии. И когда в 1975 году Большой театр был в Нью-Йорке, я практически тайно увиделась с Вишневской и Ростроповичем. Когда мы встретились, Галина сняла с себя большую цепь и надела ее мне. Я подумала, что это какая-то бижутерия, а когда год спустя я ездила с концертами по всей Канаде, один местный ювелир умолял меня продать ему эту цепочку, тогда-то я узнала, что это на самом деле был за подарок, ставший моим талисманом.

Осложнения последних лет в российско-грузинских отношениях сказались на вашей жизни?

Маквала Касрашвили: Нет. И я не забыла свою страну и люблю свой народ, и свою землю. И дома с близкими говорю по-грузински. И грузинскую кухню обожаю, что видно по моей фигуре. И в Грузии всегда старалась бывать хотя бы раза три в год. Ездила в Тбилиси, как все, по российскому загранпаспорту, на границе получая визу за 30 американских долларов. Сейчас, к счастью, возобновилось между Россией и Грузией прямое авиасообщение, и визы в Грузии для граждан России отменены. Но я никогда не мыслила себя без Большого театра. В личной жизни, допустим, у меня не все сложилось, но вся моя жизнь - это моя профессия. Я родилась, чтоб стать певицей. И я счастлива и живу этим, и считаю себя счастливым человеком. Я состоялась в профессии, и это для меня самое главное.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Театр Музыкальный театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники