1 июня 2017 г. 16:10
Текст: Семен Экштут ( доктор философских наук, ведущий рубрики)

"Главарь Кирсановской республики Трунин психический больной..."

О чем писали столичные газеты в июне 1917 года
Публикуем очередной материал под рубрикой "Печать эпохи", которую мы будем вести до ноября 1917 года. Старые газеты могут сказать об эпохе больше, чем предполагали авторы давних публикаций. Нужно только внимательно вчитаться... Главное, в чем убеждают июньские газеты 1917 года: Временное правительство уже утратило власть над регионами. С каждым днем нарастают центробежные тенденции. Все громче голоса, требующие отделения окраин от России...
Заметка о Трунине в журнале "Искры". 18 июня 1917 г.
Заметка о Трунине в журнале "Искры". 18 июня 1917 г.

"Ах, Дербень, Дербень, Калуга..."

2 июня "Русская Воля" сообщает: "Временное правительство, заслушав заявление украинской центральной рады в Киеве о принципиальном признании автономии Украины и немедленном осуществлении некоторых мероприятий по реформе управления в украинских губерниях, не нашло возможным удовлетворить эти пожелания рады, исходя из того соображения, что все вопросы, связанные с автономией как Украины, так и других областей государства, могут быть разрешены лишь Учредительным собранием".

8 июня "Русская Воля" информирует о сепаратистских тенденциях в Финляндии. "Гельсингфорс. Закончился 8-дневный съезд финляндской социал-демократической партии... По вопросу о политическом положении Финляндии принята резолюция, требующая отторжения Финляндии от России и образования независимой республики. Согласно этой резолюции, Россия не вправе в мирное время держать войска на территории Финляндии и иметь здесь укрепления"1.

На этом фоне уже никого не удивляет попытка создать "республику" в городке Кирсанове под Тамбовом, о чем поведала 6 июня газета "Утро России": "Тамбов. Выясняется, что главарь Кирсановской республики Трунин психически больной. За его спиной скрывались работники черносотенных организаций и в их числе бывший начальник тюрьмы Беленький"2.

Ликвидировать "Кирсановскую республику" Временное правительство сумело, покончить с сепаратизмом - нет.

Газета "Русская Воля" о демонстрации 18 июня.

14 июня "Речь" без каких-либо комментариев публикует важнейшую новость дня: "Украинская центральная рада опубликовала акт об автономии Украины".

15 июня коллежский советник Владимир Рышков, чиновник особых поручений Академии наук, член совета и правления Литературно-театрального музея им. Бахрушина в Москве, язвительно пишет в вечернем выпуске "Биржевых Ведомостей": "Думается мне, что с вопросом о сочинении нового народного гимна надо будет обождать, и композиторам не к чему теперь напрягать свое творчество. Без сомнения, недалеко то время, когда от России отделятся Прибалтийский край, Привислинский край, Бессарабия, Украйна, Крым, Кавказ, Сибирь и Финляндия и мы вернемся к прежнему Московскому государству, т.е. к Москве, Туле и Калуге. И право же, для такого государства достаточно будет признать народным гимном известную русскую песнь:

Ах, Дербень, Дербень, Калуга,
Дербень ягода моя,
Ах ты Тула, Тула, Тула -
Тула родина моя!.."

И лихо, и мелодично..."4

И, наконец, 21 июня "Русская Воля" сообщает: "Финский сенат постановил с 1 июля упразднить во всех финских официальных учреждениях надписи на русском языке там, где они сохранились параллельно с финскими и шведскими"4.


"Есть такая партия!"

Регионы идут вразнос. "Беспорядки в Царицыне" - под таким заголовком "Утро России" публикует 1 июня типичную заметку: "Под влиянием большевистской пропаганды на происходящих почти ежедневно заседаниях делегатов гарнизона выносятся постановления то о переосвидетельствовании белобилетников-"буржуев", то об отобрании оружия у офицеров... Постановления эти не остаются на бумаге и приводятся в исполнение. ...Суд творит толпа. Пойманных воров привязывают к столбам... Других уличенных в краже водят по улицам с надписью через плечо: "вор", но некоторых просто убивают. Так, недавно был убит некто Казаков, заподозренный в мелкой краже. На одном из последних заседаний гарнизона был поставлен даже вопрос о царицынской республике... Постановления гарнизона вызывают бурю негодования среди офицеров и более благоразумных солдат. Население терроризировано и высказывать свои взгляды на происходящее опасается..."5


Министр-председатель Временного правительства князь Г.Е. Львов (2й слева) и военный и морской министр Всероссийского Временного правительства А.Ф. Керенский (2-й справа) с группой генералов. Петроград, июнь 1917 г. / РИА Новости

А большевики все активнее раскачивают лодку

3 июня "Утро России" извещает читателей об открытии в Петрограде Всероссийского съезда совета рабочих и солдатских депутатов, на который съехалось свыше 700 депутатов. Хлесткие полемические выпады ораторов выглядят ошеломляюще современно. Впрочем, в этом нет ничего удивительного: история развивается по спирали.

Ленин: "...Возражая на заявление Церетели (Ираклий Георгиевич Церетели, меньшевик, с мая 1917 года министр почт и телеграфов. - Авт.), что нет в России партии, которая боролась бы за власть с Временным правительством, Ленин утверждает, что такая партия имеется, что большевики готовы взять власть в свои руки... что первую свою задачу большевики усматривают в том, чтобы положить предел разыгравшимся аппетитам капиталистов, получающих громадную прибыль. Средство к осуществлению этой задачи - арест 100-200 крупных капиталистов. Осуществив эту меру, Россия сделается той страной, которая начнет борьбу с капитализмом, и тогда ни Англия, ни Япония, ни Франция не будут достаточно сильными, чтобы вступить в борьбу с русскими рабочими..."

Керенский: "...Я с уважением отношусь к Марксу и его ученикам, но то, что предлагает Ленин - детский лепет. Ленин забыл азбуку своего учения. Он не социалист и его методы классовой борьбы были бы только методами восточной деспотии. Вы предлагаете арестовывать, разрушать, убирать. Кто же вы - социалисты или Держиморды старого режима?.."

Луначарский: "...Действительно, методы большевиков - разрушать, арестовывать и убирать. Мы арестовывали Николая II, мы разрушили старые тюрьмы, мы убрали старый режим... И мы предлагаем вам продолжать революцию"6.


Демонстрация революционных частей петроградского гарнизона. Июнь 1917 г. / РИА Новости

Прапорщик-дезертир во главе полка

Революция продолжается. И на глазах разлагается армия. 11 июня газета "Раннее Утро" констатирует: боеспособность частей Петроградского гарнизона падает с каждым днем. У всех на устах имя прапорщика Адама Яковлевича Семашко. "...Собрание всего пулеметного полка постановило, вследствие болезни командира полка, произвести выборы, и кандидатом был выдвинут известный прапорщик Семашко, который за дезертирство был арестован и предан суду. Но пулеметный полк освободил его из-под ареста самовольно. Писарская команда пулеметного полка, считая эти выборы незаконными, просит петроградский Совет откомандировать ее от полка. Собрание офицерских чинов также считает выборы Семашко незаконными. Первый пулеметный полк, имея состав в 19 000 штыков (в 1917 году сильно раздутая численность полка фактически соответствовала дивизии. - Авт.), упорно не желает направлять на фронт новые команды. Военное министерство потребовало отправить 50 команд, между тем полк до сих пор отправил только 8..."7

Распропагандированные большевиками и забывшие о дисциплине воины столичного гарнизона праздно шатаются по петроградским улицам. Некоторые занялись мелким бизнесом, о чем 14 июня написали "Биржевые Ведомости": "Уличная торговля в Петрограде приняла в последний месяц небывалые размеры. Сейчас вы можете найти на панели все, начиная с зелени и кончая консервами, вязаным бельем, безбандерольными сигаретами (продаваемыми без упаковки, поштучно. - Авт.) и т.п. Торговцами по большей части являются солдаты, как их называют сейчас "чудо-дезертиры"... Торговля ведется без всякого контроля и надзора".8

16 июня началось июньское наступление войск Русской армии, названное наступлением Керенского. В то самое время, когда фронтовые части Русской армии вели кровопролитное наступление, 18 июня в Москве и в Петрограде проходили мирные воскресные манифестации, завершившиеся освобождением политических и уголовных преступников из петроградских тюрем.

"Руководители большевиков торжествуют. Они указывают на тысячи проходящих знамен, 80 процентов которых испещрены большевистскими лозунгами: "Долой", "Долой", "Долой". Знамена с лозунгом "Временное коалиционное правительство" тонут в море большевистских знамен..."9

Наступление русских войск. Первая мировая война.

19 июня "Русская Воля" подводит неутешительный итог: "...Из песни не выкинешь слова: фронтовая Россия ведет наступление против германцев и австрийцев, тыловая Россия наступает против Выборгской тюрьмы, освобождает германских шпионов, провокаторов и прочих уголовных. Итоги 18 июня: на фронте 18 000 пленных, 91 орудие. Много пулеметов. В тылу 7 выпущенных провокаторов, 400 выпущенных уголовных"10.

Первоначально июньское наступление развивалось успешно: неприятельская оборона была прорвана, однако достигнутый успех не был закреплен и развит. Увлеченные спекуляцией "чудо-дезертиры" столичного гарнизона не испытывали ни малейшего желания отправляться в составе маршевых рот на фронт. Наступление было блестяще подготовлено командованием, но позорно провалилось из-за падения дисциплины в войсках и отсутствия резервов.

Некогда столь могучую державу все сильнее и сильнее затягивает в водоворот новой русской Смуты...

 

 

Рабочие Петрограда проводят демонстрацию против действий Временного правительства под лозунгом "Вся власть Советам", организованную по инициативе делегатов Первого Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов. Июнь 1917 г. / РИА Новости


1. 1917. М.: Издательская программа "Интерроса", 2007. С. 147 (Россия ХХ век).
2. Там же. С. 147.
3. Там же. С. 150.
4. Там же. С. 156.
5. Там же. С. 143.
6. Там же. С. 144.
7. Там же. С. 148.
8. Там же. С. 150.
9. Там же. С. 154.
10. Там же. С. 155.

А в это время в Екатеринбурге...

"Все солдатские обязанности несут женщины..."

19 июня "Уральская жизнь" вышла с сенсационной новостью: в Екатеринбурге создан Женский батальон смерти. "Запись идет беспрерывно, и батальон пополняется новыми лицами. Размещается батальон в помещении из 7 комнат, недавно приспособленных для казармы. Пахнет свежим деревом, комнаты просторные, светлые. Устроены обычные солдатские нары и пр. приспособления. От мужской казармы помещение выгодно отличается чистотою и опрятностью. Все обычные солдатские обязанности несут женщины - дежурные по роте, дневальные, писаря, кашевары, артельщики, каптенармусы. Форма обычная, солдатская, довольно потрепанная, взята из цейхгауза одного из местных полков. Во дворе проводится учение военному строю. Все приемы усваивают довольно быстро, без затруднений. "Раз! Два!" - и шеренга женщин, по большей части с подстриженными волосами, в кепи маршируют мерным солдатским шагом. Пища солдатская: утром чай - простой, кирпичный с солдатским черным хлебом, затем обед - жирные щи или какой-нибудь суп и каша".

Управляющий екатеринбургского банка Владимир Аничков писал позже в своих воспоминаниях: "Смешно было видеть вчерашнюю барышню или кухарку в солдатской шинели. Особенно смешна была фигура у толстых баб-солдат с их большим бюстом. Носили они обыкновенную солдатскую форму, но вместо грубых сапог надевали женские туфли и кокетливо заворачивали ножку в тонкие обмотки так, чтобы между краями обмоток кое-где проглядывало голое тело".

Отправки на фронт батальон не дождался, осенью сотню девушек, прошедших военную подготовку, прикомандировали к Московскому батальону. На фронт они не попали, но рота именно этого батальона защищала Зимний дворец.

Карикатура "Женский батальон. Обучение строю". 1917 г.


ОМСКЕ...

"Картина изобилует сильно потрясающими моментами..."

"Гигант. Барышня из кафе. Трагедия в 5 частях из жизни столичного омута. По сценарию Н.И. Григорьева-Истомина - "Омский вестник" анонсирует новый кинофильм. - Город, как сказочное чудовище, влечет к себе жертвы со всех сторон. Что ни день, все новые и новые, гонимые нуждою, жаждой наживы и безысходностью, бросаются в отверстую пасть большого города. Картина изобилует сильно потрясающими моментами".


Демонстрация сибирских крестьян в поддержку Февральской революции. Июнь-июль 1917 года. / РИА Новости

ПЕРМИ...

"Удивляюсь, как карета выдержала восемь лет..."

"Народная свобода" публикует резко критическую - и как же современно звучащую - заметку: "Вследствие отказа Городской думы в увеличении субсидии карета "Скорой помощи" прекратила свою деятельность. В доказательство малой пользы кареты городская управа приводит числа вызовов за 1916 год - 188 случаев и 103 - за более чем половину 1917 года".

"Почему Городская Управа умолчала о 1915 году, когда было 364 случая? - негодует автор заметки. - Городская Управа хочет приобрести такую карету, которая не требовала бы такого частого ремонта, как ликвидированная. Я удивляюсь, как карета, купленная в Вене и приспособленная для асфальтовых мостовых, выдержала восемь лет работы и прекратила свою деятельность не по инвалидности, а из отказа гордумы в 6000 рублей субсидии при 3 772 000 бюджета".


УФЕ...

"Рабочий не может ждать у моря погоды..."

"Уфимская жизнь" в номере за 27 мая дала газетную трибуну рабочему, выступившему совсем не в пролетарском жанре эссе.

"НАПУГАННОМУ ОБЫВАТЕЛЮ. Обыватель испугался. Чего это он испугался. Как чего? Нет ни сахару, ни табаку, ни других продуктов и удобств, при которых он привык влачить свою жизнь.

Некоторые досужие хозяйки боятся, что и божественного нектара, называемого чаем, и того скоро не будет...

Кто же тут виновен?

Обыватель не привык винить в своих бедах того, кто силен и кто близок к нему по своим интересам, да еще к тому же кричать: - Умрем за родину...

Но вот ему нашептывают:

- Измена... Приостановка заводов... Горят заводы... Горит уголь... Лопаются котлы...

Обыватель просиял, он нашел виновника.

Кто находится у котлов? - Рабочий! Капиталист не будет кочегаром. Значит, во всем и виноват рабочий.

В результате получается следующее.

У кого карман, как шахта, кто кричит "Умрем за родину!", а сам ни на минуту не забывает совать в эту шахту награбленные деньги с родины, тот в глазах обывателя и прав.

А если рабочие вздумают сказать, что им тяжело жить на нищенский заработок при современной дороговизне, нельзя даже досыта поесть самого необходимого, то они - виноваты...

Вместе с теми, у кого карман похож на шахту, обыватель готов кричать:

- Караул! Измена! Продажа родины! Дезорганизация!

Но подумай, милый обыватель, кто продает родину? Ведь тот, кто продает, что-нибудь получает. Что получил рабочий и что приобрел он за время войны? Ровным счетом ничего. Разве несколько лишних мозолей, да несколько лет жизни потерял. Много получили и получают от войны как раз те, кто кричит об измене рабочих...

Нет, рабочий не может ждать у моря погоды. Ты, обыватель, не можешь жить без сахару, без табаку. Мы, рабочие, не дни и не месяцы, а долгие годы жили без воздуха, без света, без всего, что нужно человеку.

Теперь так жить мы не можем и не хотим. Пойми же это!

Рабочий А. Чеверев".

Рабочие одного из уфимских заводов - их интересы защищал автор заметки и товарищ по классу. 1917 г.


Газеты 1917 года читали: Ксения Дубичева (Екатеринбург), Светлана Сибина (Омск), Юлия Колбина (Пермь), Гульназ Данилова (Уфа).