Новости

31.05.2017 13:00
Рубрика: Экономика

Сопромат больше не нужен

Информационные технологии кардинально меняют систему образования и подготовки кадров
Текст: Игорь Агамирзян (вице-президент НИУ "Высшая школа экономики")
Четвертая промышленная революция, сформулированная в концепции Индустрия 4.0, в подспудной форме идет уже примерно лет 50. Принципиальные изменения произошли в конце 60-х - начале 70-х годов, когда закончился индустриальный период развития. Все крупные индустриальные проекты - атомные и гидроэлектростанции, сверхзвуковая авиация, и пассажирская в том числе, космические программы вплоть до полета и высадки на Луну - все это было создано до 1970-го года. А затем произошло радикальное изменение парадигмы развития - оно перешло в область микроэлектроники и информационных технологий.

За последние несколько лет количественные изменения перешли в качественные. Виртуальный мир информационных технологий, базирующийся на микроэлектронике, из отдельной отрасли превратился в платформу для развития всех других областей деятельности - и науки, и производства, и повседневности. Все новые проекты и разработки, которые сейчас определяют технологический ландшафт и в промышленности, и в повседневной жизни людей, лежат на пересечении цифрового кибернетического и физического реального мира. Это все то, что связано со смарт-технологиями: роботизация производств, интеллектуальные системы ЖКХ, умные города, умные дома, все ставшие привычными для нас гаджеты,, это интернет вещей.

Информационные технологии оказались мощным инструментом для тиражирования знания. В результате меняется парадигма обучения. Если раньше мы должны были знать что-то, то теперь мы должны знать, как это узнать. То, что технический специалист, инженер должен был обязательно знать сам, сейчас он знать совершенно не обязан. Прежде такие дисциплины, как начертательная геометрия или сопромат, считались обязательной базой для высшего технического образования. Сегодня необходимости знать их в деталях нет, поскольку это знание заложено в системы автоматизированного проектирования. Инженер все больше превращается в системного интегратора, для него гораздо актуальней знание того, что называется datasheets - техническая документация компонентной базы.

Любопытно то, что многие современные технологии вовсе не являются совсем новыми. Но будучи известны, на протяжении многих лет они активно не развивались, так как были ограничения по ресурсам. Так, все технологии, которые используются в 3D-принтере, известны еще с 50-60 годов прошлого века. Да и сам 3D-принтер вполне можно было сделать еще тогда - и их уже тогда делали. Проблема, однако, заключалась в том, что для управления им в те годы нужна была вычислительная машина , занимающая несколько комнат. А сейчас это может сделать микросхема размером с человеческий ноготь. То же произошло и с задачами для искусственного интеллекта. Нейронные сети, перцептроны, известны с 50-х годов прошлого века, но широкое распространение они получили в последние годы, когда стали возможными компактные устройства. Только около 10 лет назад появились первые массовые смартфоны, хотя прототипы этих устройств разрабатывались с начала 90-х годов.

Инженер все больше превращается в системного интегратора

Сегодня цифровая экономика и Индустрия 4.0 определяет уровень комфортности жизни, тех предметов и артефактов, которые человечество может создавать и производить в массовом порядке. Это касается и тех сфер, которые формально к индустрии не относятся - например, это дом как машина для жилья или город как артефакт для существования сообщества. Однако одновременно возникают и риски, которые всегда сопровождают технический прогресс. В частности, появление новых индустриальных методов всегда приводило к существенному перераспределению спроса на массовые профессии. Так, внедрение конвейерного способа производства убило профессию кузнеца - одну из самых массовых в конце XIX-начале XX века. Те же процессы идут сейчас в массовых гуманитарных профессиях, так сказать, среди "пролетариата умственного труда" - тех, кто занимается рутинными операциями в интеллектуальной деятельности. Например, еще лет тридцать назад одной из самых массовых офисных профессий была профессия машинистки. Машбюро имелось в каждой организации. Сейчас их нет, специальность полностью исчезла. Такого рода изменения будут происходить и дальше.

Готова ли к этому наша система образования и подготовки кадров для новой технологической реальности? Есть классическая формула о том, что генералы всегда готовятся к прошедшей войне. В какой-то мере это относится и к системе образования. Она всегда ориентирована на подготовку кадров, которые нужны были вчера. Очень редко готовятся те, кто нужен сегодня. И совсем в ничтожном числе случаев задумываются о подготовке тех, кто будет нужен завтра.

Мне кажется, что в рамках нашей системы образования необходимость в новых подходах постепенно осознается. И есть целый ряд университетов, которые постепенно трансформируются в новую образовательную структуру. Например, в России с имперских времен в инженерном образовании была принята модель политехнического университета. Она подразумевала, что в одной точке собираются все отраслевые компетенции по всем отраслям. В современной структуре производства, в усложнившихся производственных и социальных отношениях и одновременно с мощнейшей культурной унификацией, которая дает информационная платформа и соответствующий ей инструментарий, собрать все отраслевое знание в одном университете невозможно. Сегодня инженерная школа должна ориентироваться на платформу инженерного дела, а не на конкретные отрасли. Этот переход от отраслевого подхода к подходу, связанному с жизненным циклом продукта, явно прослеживается во всех ведущих технических вузах мира. Современный инженер-разработчик должен обладать иным набором компетенций, чем инженер-эксплуатационщик, или ремонтник, или внедренец и т.д. И для него уже почти непринципиально, что конкретно разрабатывать или эксплуатировать, и в какой отрасли. Потому что для всех конкретных отраслей есть соответствующий инструментарий. Так из вертикальной отраслевой модели подготовки кадров мы постепенно переходим в горизонтальную - платформенную. Это большой вызов для всей системы технического образования.

Еще одна общая тенденция, которая относится ко всем видам деятельности - вымывание потребности в среднем слое специалистов. Уже четко видна дифференциация: востребованы либо элитные специалисты в не очень большом количестве, либо кадры для массовых, не требующих высокой квалификации операций. На среднем уровне будет происходить замещение людей автоматизированными системами, промышленными роботами и т.д. Эти кадры будут перемещаться в сервисную индустрию либо даже заниматься решением искусственно создаваемых задач. И в какой-то мере процесс уже идет и явно отражает происходящую смену общественно-экономической формации.

С этим связан целый ряд явлений и в социальной и политической жизни, которые ориентированы на предупреждающее решение проблемы. Например, возникла тема с гарантированным доходом, которая сейчас активно обсуждается во многих развитых странах, тема DIY (do-it-yourself) и подобные, которые ориентированы на то, чтобы предоставить людям средства для существования и интересное занятие в непропорционально растущее свободное время.

И эта тенденция будет только усугубляться. Еще в начале ХХ века для того, чтобы обеспечить потребности населения планеты, примерно 95 его процентов должны были заниматься примитивным трудом в сельском хозяйстве и промышленности. Сегодня, условно говоря, меньше пяти процентов мирового населения могут обеспечить все базовые потребности человечества. И очевидно, что в перспективе рабочее время будет сокращаться все больше. Это подтверждает и распространение в последние годы дистанционной работы, и развитие фрилансерства и заемного труда. И это абсолютно неизбежный процесс, хотя пока практически не анализируемый.

У государства должно быть, по крайней мере, понимание этих процессов. Я думаю, что у нас в стране в последнее время оно выросло. Еще несколько лет назад было много разговоров о возрождении среднего специального образования в классической форме ПТУ. А сейчас стало понятно, что даже на этом уровне надо готовить кадры с совершенно другим набором компетенций и знаний. Избыточно и высшее образование - это подтверждают трагические данные о том, какое количество выпускников вузов не работает по специальности. Всеобщее высшее образование в принципе приводит к его девальвации, хотя представление о том, что оно необходимо для жизненного успеха, формировалось на протяжении жизни нескольких поколений. Но сейчас премия, которую дает высшее образование среднего российского университета, близка к нулю.

Мне кажется, что сегодня наиболее востребованным может быть образование, полученное в области информационных технологий в приложении к чему-то конкретному. Скажем, информационные технологии в медицине, в сельском хозяйстве, в производстве продуктов питания и т.п. К слову сказать, в ближайшие годы нас ждет кардинальное изменение структуры сельского хозяйства и индустриализация производства продуктов питания. Нет сомнений, что в течение ближайших нескольких десятилетий предстоят очень существенные изменения структуры рынка труда и всей системы образования.

Инфографика "РГ".
Экономика Финансы Инвестиции
Добавьте RG.RU 
в избранные источники