Новости

05.06.2017 12:10
Рубрика: "Родина"

Палачи и жертвы

Что такое Большой террор в СССР тридцатых годов? Безудерж кровавой диктатуры? Или непрекращающаяся мировая война?

Причины мировых трагедий - тема историков, они и решат, и перерешат. Наша неизбывная боль - о цене, которую заплатил наш народ за Великую Победу.

А ГУЛАГ - это тоже цена?

Все во мне сопротивляется этой чудовищной мысли, но деться мне от нее некуда.

Боюсь, что сталинский террор был неизбежен. По той самоотверженной логике, по которой русские оплачивают свое спасение в смертельных ситуациях. Любой ценой! Сжигая столицу (как в 1812 году). Выкашивая (в 1930-е) комсостав армии из страха мятежа - жуткой, убийственной ценой вколачивая народ в законы военного времени. Великую Отечественную войну выиграли советские люди. Припрет - повторим. Не из восторга перед прошлым. А из инстинкта спасения.

Но ГУЛАГ, ГУЛАГ, куда душе от него деться?

Сколько энкавэдэшников в конце 30-х годов выносили и исполняли приговоры?

Историки говорят: около сорока тысяч. Как жили дальше эти палачи, ставившие соотечественников к стенке? Тысяч пятнадцать, по подсчетам тех же историков, встали к стенке сами. А если не к стенке, так в зону! Отсиживать! А потом в штрафбаты, под германский огонь. Целеньких не осталось.

Так где тут палачи и где жертвы? По очереди?

Никакого оправдания сталинскому террору не может быть. Террор фатален. При Троцком было бы что-то похожее, хотя при другом порядке имен. Поэтому и боль неизбывна.

Известный пермский историк Олег Лейбович обронил пару суждений, на которые я попробую отреагировать.

"Тяга к репрессиям - это тяга к справедливости при условии, что ты ощущаешь свою беспомощность".

Беспомощность - наше проклятье. Компенсируется - беспощадностью. К самим себе, хотя кажется, что к "эксплоататорам". То есть сперва к ним. А по ходу расправы с ними - уже в пылу расказачиванья, раскулачиванья и прочих выхлестов военного времени - расправа с "мещанами".

То есть с самими собой.

Потрясает недавно опубликованная в Интернете и получившая широкий резонанс исповедь Юлии Зыряновой, узнавшей, что ее прадед - "сталинский палач".

"Я не сплю уже несколько дней, просто не могу и все... Умом понимаю, что я не виновата в произошедшем, но чувства, которые я испытываю, не передать словами..."

Юля написала это Денису Карагодину, который досконально расследовал убийство своего прадеда. И обнародовал в том числе фамилию особиста, убившего 21 января 1938 года Степана Карагодина, а вместе с ним еще не менее 35 человек.

Но у внучки особиста был и свой тридцать седьмой:

"Отца моей бабушки (маминой мамы), моего прадеда, забрали из дома, по доносу, в те же годы, что и вашего прадедушку, и домой он больше не вернулся, а дома остались 4 дочки, моя бабушка была младшей... Вот так сейчас и выяснилось, что в одной семье и жертвы, и палачи..."

Кто сажал и ставил к стенке - кто сам сел или встал к ней.

"Стена, да гнилая, ткни, и развалится", - высказался когда-то брат казненного революционера - и получил эту стену в свое распоряжение.

Если не тыкать - может, и не развалится. А если дотыкаешься до чаемого развала - под развалины и ляжешь. Со всеми вместе.

Потому нам так жизненно необходима Стена скорби, которая нынешней осенью будет построена по Указу Президента в самом центре Москвы.

"Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов"*

30 июля 1937 года. гор. Москва

Материалами следствия по делам антисоветских формирований устанавливается, что в деревне осело значительное количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудпоселков. Осело много в прошлом репрессированных церковников и сектантов, бывших активных участников антисоветских вооруженных выступлений. Остались почти нетронутыми в деревне значительные кадры антисоветских политических партий (эсеров, грузмеков, дашнаков, муссаватистов, иттихадистов и др.), а также кадры бывших активных участников бандитских восстаний, белых, карателей, репатриантов и т.п.

Часть перечисленных выше элементов, уйдя из деревни в города, проникла на предприятия промышленности, транспорт и на строительства.

Кроме того, в деревне и городе до сих пор еще гнездятся значительные кадры уголовных преступников - скотоконокрадов, воров-рецидивистов, грабителей и др. отбывавших наказание, бежавших из мест заключения и скрывающихся от репрессий. Недостаточность борьбы с этими уголовными контингентами создала для них условия безнаказанности, способствующие их преступной деятельности.

Как установлено, все эти антисоветские элементы являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых областях промышленности.

Перед органами государственной безопасности стоит задача - самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов, защитить трудящийся советский народ от их контрреволюционных происков и, наконец, раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ советского государства.

В соответствии с этим -

ПРИКАЗЫВАЮ:

С 5 АВГУСТА 1937 ГОДА ВО ВСЕХ РЕСПУБЛИКАХ, КРАЯХ И ОБЛАСТЯХ НАЧАТЬ ОПЕРАЦИЮ ПО РЕПРЕССИРОВАНИЮ БЫВШИХ КУЛАКОВ, АКТИВНЫХ АНТИСОВЕТСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ И УГОЛОВНИКОВ.

< >

При организации и проведении операций руководствоваться следующим:

I. КОНТИНГЕНТЫ, ПОДЛЕЖАЩИЕ РЕПРЕССИИ

1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность.

2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.

3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.

4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, муссаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандпособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.

5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований.

< >

6. Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу.

7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады), ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой.

< >

8. Уголовные элементы, находящиеся в лагерях и трудпоселках и ведущие в них преступную деятельность.

< >

II. О МЕРАХ НАКАЗАНИЯ РЕПРЕССИРУЕМЫМ И КОЛИЧЕСТВЕ ПОДЛЕЖАЩИХ РЕПРЕССИИ

1. Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисоветские элементы разбиваются на две категории:

а) к первой категории относятся все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежат немедленному аресту и по рассмотрении их дел на тройках - РАССТРЕЛУ.

б) ко второй категории относятся все остальные менее активные, но все же враждебные элементы. Они подлежат аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально опасные из них, заключению на те же сроки в тюрьмы по определению тройки.

< >

III. ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ

1. Операцию начать 5 августа 1937 года и закончить в четырехмесячный срок.

2. В первую очередь подвергаются репрессиям контингенты, отнесенные к первой категории. < >

Контингенты, отнесенные ко второй категории, до особого на то распоряжения репрессии не подвергаются.

< >

7. На основании утвержденного списка начальник оперативной группы производит арест. Каждый арест оформляется ордером. При аресте производится тщательный обыск. Обязательно изымаются: оружие, боеприпасы, военное снаряжение, взрывчатые вещества, отравляющие и ядовитые вещества, контрреволюционная литература, драгоценные металлы в монете, слитках и изделиях, иностранная валюта, множительные приборы и переписка.

Все изъятое заносится в протокол обыска.

< >

9. Арестованные строго окарауливаются. Организуются все мероприятия, гарантирующие от побегов или каких-либо эксцессов.

IV. ПОРЯДОК ВЕДЕНИЯ СЛЕДСТВИЯ

1. На каждого арестованного или группу арестованных заводится следственное дело. Следствие проводится ускоренно и в упрощенном порядке.

В процессе следствия должны быть выявлены все преступные связи арестованного.

2. По окончании следствия дело направляется на рассмотрение тройки.

< >

V. ОРГАНИЗАЦИЯ И РАБОТА ТРОЕК

1. Утверждаю следующий персональный состав республиканских, краевых и областных троек:

< >

2. На заседаниях троек может присутствовать (там, где он не входит в состав тройки) республиканский краевой или областной прокурор.

< >

5. Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение.

< >

VI. ПОРЯДОК ПРИВЕДЕНИЯ ПРИГОВОРОВ

В ИСПОЛНЕНИЕ

< >

2. Приговора по первой категории приводятся в исполнение в местах и порядком по указанию наркомов внутренних дел, начальников управления и областных отделов НКВД с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения приговора в исполнение.

Документы об исполнении приговора приобщаются в отдельном конверте к следственному делу каждого осужденного.

< >

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (Н. ЕЖОВ)