Новости

05.06.2017 15:20
Рубрика: "Родина"

Кто был никем, тот стал ничем

Послесловие к уголовному делу Николая Ежова
Имя и фамилия - стандартные: Николай Иванович. Не зацепишься. Фамилия, правда, "значимая", навсегда прописавшая ежовщину в истории, но это проявилось только после того, как носитель фамилии стал главным винтиком Большого террора.
Физкультурный парад в Москве. 12 июля 1937 года. Динамовцы на фоне портрета наркома Н.И. Ежова. Физкультурный парад в Москве. 12 июля 1937 года. Динамовцы на фоне портрета наркома Н.И. Ежова.
Физкультурный парад в Москве. 12 июля 1937 года. Динамовцы на фоне портрета наркома Н.И. Ежова.

Винтик. Приводной ремень. Ничего живого не сохранилось в памяти современников.

Система аннулировала его так же просто, как он сам аннулировал других. А для верности еще и вычистила с фотографий, где он преданно сопутствует товарищу Сталину.

Ежов предчувствовал это. Что-то изначально самоубийственное было в его жизненном выборе. Он мог бы стать и портным, и слесарем, как миллионы его товарищей по классу. Но предпочел стать... никем. Нерассуждающим исполнителем "воли партии".

Стать НИКЕМ, чтобы стать ВСЕМ.

И уже окончательно обрушиться в "ничто".

Только и успел написать Берии: я заслужил всё... по партийному долгу... я остаюсь преданным партии и тов. Сталину до конца...

Конец предопределен.

И что осталось от жизни, от самоубийственного полета из "ничего" во "всё" и обратно в "ничто"?

Полки книг, конфискованных у подследственных.

Не читаны. Но хорошо закрывают то, что надо спрятать. Разных калибров пистолеты да разных марок бутылки с водкой...

А в подсознании палача прячется главное - ожидание расплаты. "Сегодня ты допрашиваешь, а завтра я буду допрашивать тебя".

Приговор принял - как должное. К стенке встал - с именем тов. Сталина на устах.

Только и хватило человеческого - попросить не расстреливать родственников.

Но вряд ли и родственники (если их и впрямь не репрессировали) отваживались вспоминать его.

Вспомним наркома Ежова с жалостью и без злобы. Он сам выбрал свою судьбу: решил стать никем... и стал им.