Новости

15.06.2017 10:55
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Воронежцев поразили танцы в невесомости

Текст: Татьяна Ткачева (Воронеж)
Эффектным шоу "Ария" завершился VII Платоновский фестиваль, который проходил в Воронеже с 2 по 14 июня. Итальянские артисты познакомили публику с "театром чуда": певцы и музыканты подвешены высоко над сценой, танцовщики кувыркаются в воздухе, игнорируя законы притяжения.

Когда открылся занавес, зрители ахнули и до конца представления не переставали гадать, как же все это сделано. Танцоры сновали вверх-вниз, как рыбы в толще воды, принимали причудливые позы, повисали на длинных полотнищах ткани и ходили по ним, как по канату (в том числе на руках). Камерный оркестр, играющий на копиях барочных инструментов, сидел прямо на сцене. Но иногда кто-то из музыкантов взмывал под потолок и раскачивался там, как маятник. Сопрано Сюзан Бунгард "зависла" в пространстве с гроздьями танцовщиков на платье. Контртенор Ангело Бонаццоли в белоснежном костюме шмеля, будто сложенном из гофрированной бумаги, с невозмутимым видом летал над головой виолончелиста, болтая ножками.

Оба солиста отметили, что прежде в таких изобретательных постановках не участвовали и восприняли приглашение как вызов, возможность усовершенствовать свои певческие качества. Танцоров набрала хореограф Мариана Порчедду, все они имеют классическую балетную подготовку. Для "Арии" пришлось выучить и акробатические трюки.

Спектакль состоит из 13 сцен - каждая со своей музыкой и микросюжетом. Артисты то выстраивают вычурные "пирамиды" из тел, то разыгрывают забавные сценки, то изображают борьбу бесплотных духов. В одном из эпизодов плывущего в утлом суденышке Ангело утягивают на дно сирены. В другом, заключительном, вспоминается несение креста и распятие Иисуса с разбойниками: Христос как бы поднимается на небо, но затем, по "окровавленному" древу, возвращается обратно, чтобы принять смерть.

В принципе все понятно и без перевода с итальянского. Но для полноты восприятия не помешали бы субтитры, тем более что часть пространства между сценой и специальным помостом не используется. В барочных ариях одну и ту же фразу повторяют на все лады по десять раз - много текста на табло выводить бы не пришлось.

Технологию "воздушного танца" изобрел и запатентовал хореограф Эмилио Пеллизиари, который, к слову, учился у российского режиссера Анатолия Васильева. Итальянцу захотелось объединить лирическую оперу и медиа.

- Я всегда задавался вопросом: почему опера такая скучная? Сцена плоская, зрители загораживают друг другу происходящее на сцене. И режиссер может работать только в небольшом прямоугольнике. Чтобы получить полное изображение, надо, чтобы действие разворачивалось в разных уровнях, чтобы над стоящими актерами еще кто-то летал. С технической точки зрения то, что я сделал, похоже на изобретение перспективы. Теперь все участники действа находятся вместе на сцене. Танцоры не просто выделывают фигуры, но и работают как мимы. Музыканты не скрыты в оркестровой яме, а певцы не стоят как истуканы, - рассказал хореограф и постановщик спектакля Эмилиано Пеллизари. - Тут дело не в технологиях. Сам термин заставляет меня скучать. Театр нуждается не в технологиях, а в идеях. В нашей эпохе много технологий и мало идей.

Успех "Арии", впервые показанной в октябре прошлого года, удивил ее создателей и заставил отправиться в мировое турне. Обычно лирической опере для успеха нужно много лет. Здесь же у театральной компании сразу завелось множество подписчиков на Facebook и Youtube.

- Думаю, это знак того, что зритель устал от обычной оперы и ему требуется что-то новое, - добавил Пеллизари. - Я не принадлежу ни к какой современной театральной школе. И поэтому, не понимая ничего в актуальном искусстве, решил сделать шаг назад, пойти от истоков итальянского театра.

Эмилиано изучал театр античности и театр Эпохи Возрождения, интересовался старинной машинерией. Именно во время Ренессанса в Италии возникла традиция "театра чуда": в крупных городах появились театральные мастерские, где вручную строили механизмы для экспериментов Бернардо Буонталенти и Леонардо да Винчи. Воссоздавать те машины Пеллизари, правда, не пробовал.

- Сложно сделать это по сохранившимся описаниям. Да и вряд ли имеет смысл. Они имели смысл в ту эпоху, а сегодня выглядели бы, по-моему, смешно. Барокко для нас не самоцель, а отправная точка стиля.

Шоу компании No Gravity стало своеобразной рифмой к открытию Платоновского фестиваля. Первым крупным событием на нем был концептуальный концерт Полины Осетинской и Антона Батагова "Гравитация", посвященный музыке, которая позволяет "преодолеть земное притяжение". Собственно говоря, весь Платоновский - возможность ненадолго оторваться от рутинных забот, которой публика ждет целый год.

Прямая речь

Алексей Гордеев, губернатор Воронежской области:

- Платоновский фестиваль - это две недели ярких впечатлений и смыслов. В этом году на нем прошло около сотни мероприятий, побывало свыше 700 деятелей искусства из 23 стран мира и более 85 тысяч зрителей. Можно сказать, фестиваль стал народным. И он дает нам возможность не только порадоваться культурным событиям, но и повысить узнаваемость Воронежа за рубежом. Погода выдалась сложная (из-за чего два опен-эйра пришлось перенести в концертный зал. - "РГ"), но - уж какая есть. Спасибо худруку фестиваля Михаилу Бычкову, его команде и многочисленным волонтерам за их умение работать на опережение, справляться с подобными неожиданностями. Спасибо и воронежским зрителям - они у нас эмоциональные, душевные и добрые.