Новости

28.06.2017 20:30
Рубрика: Общество

Лишь бы не было войны

Россияне о своих врагах и союзниках
Желать друг другу под праздник "мирного неба над головой", а в трудную минуту вздыхать "лишь бы не было войны" - стойкая национальная традиция. Одно это доказывает, что полностью в безопасности от внешнего врага мы себя все-таки не чувствуем. Социологи ВЦИОМ выяснили, насколько реальной россияне считают угрозу войны или вооруженного конфликта и какие страны мы готовы записать в "вероятные противники", даже если непосредственных поводов к тому пока нет.

Больше половины россиян (53%) убеждены, что поводов для тревоги нет, и на нашу страну вряд ли кто-то решится напасть. Однако 38% граждан думают, что угроза военного нападения на Россию со стороны какого-либо иностранного государства действительно существует. Затруднились ответить 9%. Весьма показательным выглядит сравнение этих результатов с данными 90-х годов. Угрозу тогда считали реальной 13%, игнорировали ее 57%, а чуть меньше трети (30%) затруднялись дать оценку ситуации. Сейчас мир с его "полюсами силы" стал, видимо, гораздо более понятным. Так или иначе, 45% россиян полагают, что возможное нападение не выйдет за рамки небольшого локального конфликта. Однако 41% опасается глобального наступления "по всем границам". Особенно часто такое мнение высказывали самые молодые респонденты, не достигшие пока 25 лет.

Кто рискнет направить оружие в нашу сторону? Потенциальным источником агрессии респонденты называют прежде всего США (63%) и Украину (31%). Многое, правда, зависит от политических взглядов опрошенных. Сторонники оппозиционных непарламентских партий называли эти государства вдвое-втрое реже, чем остальные граждане (31% и 12% соответственно). Остальные источники возможной военной агрессии кажутся россиянам намного менее опасными. Блок НАТО в целом назвали 7%, Китай - 5%, Великобританию 4%, запрещенную в РФ группировку ИГИЛ - 4%, Сирию - 3%, Германию - 3%, страны Прибалтики - 2%. Всего 1 процент россиян опасается, что однажды на поле боя мы можем сойтись со странами Евросоюза, Турцией, Южной или Северной Кореей, Польшей, Монголией и др.

Как выяснилось, у провинции, сел и мегаполисов "вероятные противники" могут быть разными. К Америке особенно подозрительно настроены жители небольших городов с населением менее 100 тысяч человек: среди них видят в США возможного агрессора три четверти респондентов (76%). Насчет Украины опасаются россияне, живущие в городах с полумиллионным населением (39%). Они же почему-то втрое чаще "среднего" в список противников заносят Великобританию (13% против 4%).

Инфографика "РГ": Леонид Кулешов / Екатерина Добрынина

Есть возможные враги - должны быть и верные друзья. В их число россияне уверенно записывают Китай (41%), Белоруссию (25%) и Казахстан (18%) - видимо, сказываются дипломатические контакты и совместные экономические проекты последних лет, которые говорят сами за себя. 9% склонны думать, что на нашей стороне в случае вооруженных конфликтов, скорее всего, выступит Индия, 4% надеются на поддержку "братских народов" из СНГ.

Со времен 90-х годов отношение к российским Вооруженным силам сильно изменилось в лучшую сторону. Тогда лишь каждый двадцатый (5%) считал их самыми эффективными и боеспособными в мире. Сейчас лишь каждый десятый признает, что она от конкурентов несколько отстала. В 90-е годы боеспособность ВС РФ считали очень низкой 15% граждан, теперь - лишь двое из ста.

По мнению гендиректора Фонда ВЦИОМ Константина Абрамова, россияне в последние два года стали меньше опасаться нападения извне. Пик подобных настроений пришелся на времена антироссийских санкций и эскалации конфликта в Донбассе. Сейчас после успешных операций наших военных летчиков в Сирии тревога несколько снизилась. Глава ВЦИОМ Валерий Федоров отмечает, что пока не оправдываются надежды россиян на то, что с избранием Дональда Трампа президентом США взаимоотношения с Америкой станут менее натянутыми. Это тоже не добавляет людям спокойствия.

Инфографика "РГ": Леонид Кулешов / Екатерина Добрынина
Общество Соцсфера Социология Наука и образование ВЦИОМ Социология с Екатериной Добрыниной