Новости

17.07.2017 13:51
Рубрика: "Родина"

Эвакуацию начали с Оружейной палаты

Текст: Юрий Борисёнок (кандидат исторических наук) , Сергей Девятов (доктор исторических наук) , Валентин Жиляев (кандидат исторических наук) , Ольга Кайкова (кандидат исторических наук)
В майском номере 2017 года мы рассказывали о том, как в годы войны фашистские самолеты бомбили Кремль. Сегодняшний материал о том как спасали кремлевские музейные ценности.
Оружейная палата. Фото 1960-70 гг. Оружейная палата. Фото 1960-70 гг.
Оружейная палата. Фото 1960-70 гг.

Постановление Совнаркома через неделю после начала войны

Важнейшая деталь периода вражеских налетов на Кремль состояла в том, что хранившиеся на кремлевской территории историко-культурные ценности были своевременно и надежно эвакуированы. Личный состав УКМК и 1-го отдела НКГБ-НКВД СССР обеспечил вывоз из Москвы большого количества особо важных грузов.

27 июня 1941 г. было принято постановление СНК СССР N 1776-779 сс "О вывозе из Москвы государственного запаса драгоценных металлов, драгоценных камней, Алмазного фонда СССР и ценностей Оружейной палаты Кремля".

Уже 28 июня началась подготовка к эвакуации ценностей Оружейной палаты в Свердловск. Ответственным был назначен руководитель палаты - воентехник 1го ранга Н.Н. Захаров, начальником команды по охране сопровождаемого груза - командир роты Отдельного (офицерского) батальона НКГБ СССР майор В.Д. Павлов. В его распоряжение был выделен взвод полка специального назначения (ПСН) в количестве 20 человек. 30 июня, 1 и 5 июля груз, упакованный в 277 ящиков, был отправлен на восток. К 10 июля все вывезенные ценности были помещены в хранилища практически без грубой порчи предметов и обеспечены надежной охраной.

С 30 июня по 2 июля специальная команда ПСН организовала погрузку в вагоны и отправление из Москвы в Свердловск и Челябинск ценностей Гохрана НКВД СССР, хранившихся в кладовых N 1 и N 2 Кремля.

Во исполнение постановления СНК СССР N 1813-808 сс от 2 июля отдельная группа УКМК приступила к подготовке эвакуации тела В.И. Ленина в Тюмень. Этим документом заместителю начальника 1го отдела НКГБ СССР Д.Н. Шадрину 4 июля поручалось сформировать и обеспечить отправление специального поезда. Для охраны состава в пути следования была выделена группа отдельного батальона НКГБ СССР из 5 офицеров и 15 красноармейцев полка специального назначения; эшелон прибыл в Тюмень благополучно 7 июля.

7 июля началась эвакуация документов и архивов Совнаркома СССР в Уфу. В августе в Свердловск был отправлен архивный фонд УКМК за 1775-1940 годы (166 мест) .

С 16 июля по указанию руководства НКВД кремлевский гарнизон стал готовиться к возможному участию в эвакуации Советского правительства из Москвы. Для этого на основе ПСН началось формирование сводного подвижного отряда УКМК. К концу июля 1941 года сводный отряд, которому было придано свыше 250 автомобилей, с необходимым имуществом, вооружением, боеприпасами был подготовлен к боевым действиям как на фронте, так и при проведении эвакуации.

В середине октября в связи с резким обострением положения на фронте руководство 1го отдела НКВД при участии УКМК подготовило план обеспечения охраны на случай выезда членов Совнаркома из Москвы. Планом предусматривались три варианта выезда: по железной дороге, на автомобилях и самолетах. Документ остался проектом, так как не был подписан и утвержден руководством НКВД.


Свердловск. Здание с ценностями Оружейной палаты. 1941-1945 гг.

Три варианта выезда для Совнаркома

Генерал-майор Н.К. Спиридонов подготовил два проекта боевого приказа сводному подвижному отряду УКМК. Первый вариант - выдвижение на рубеж Можайска или Малоярославца (в зависимости от ситуации) и вступление в бой с частями противника.

Второй - движение по маршруту Москва - Ногинск - Покров - Владимир - Вязники - Гороховец - Горький, далее Куйбышев. Пункт отдыха и заправки автомашин предусматривался в школе деревни Гаврильцево, в 200-210 км от Москвы. Этот вариант предусматривался только при эвакуации Совнаркома из Москвы автомобилями. В этом случае колонна на марше, двигающаяся восемью группами автомобилей, имела бы длину более 5 км. К 20 октября маршрут движения Москва - Горький - Куйбышев общей протяженностью 1330 км был окончательно одобрен.

Готовность к движению по второму варианту была определена на 29 октября. Для охраны основных автомашин по трассе должны следовать несколько легковых автомашин с выездными группами личной охраны. Руководство общей колонной возлагалось на комиссара госбезопасности 3го ранга Н.С. Власика, а управление войсковой частью автомобильного эшелона поручалось Спиридонову. Для отражения воздушного нападения противника в автоколонне предусматривалось нахождение четырех 37мм зенитных орудий. С воздуха ее должен был прикрывать полк истребительной авиации. Материально-техническое обеспечение автоотряда состояло из одной автоцистерны и передвижной автомастерской. Такой же порядок предусматривался в случае срочного выезда из столицы.

В случае эвакуации по железной дороге несколько поездов с личным составом УКМК и 1го отдела НКВД должны были отправиться со станции Москва-Горьковская-Товарная Дзержинской железной дороги. Эшелон из нескольких поездов прикрывался от воздушного нападения зенитной артиллерией с четырех бронеплощадок и полком истребительной авиации. Остальные части УКМК и сотрудники 1го отдела НКВД должны были двигаться на автомашинах.

Третий вариант предусматривал эвакуацию пятью самолетами типа Л-3 (такая марка указана в проекте плана - непонятно, какие машины имеются в виду). Для сопровождения выделялись две эскадрильи истребительной авиации (МиГ) и одна эскадрилья штурмовой авиации. Списки экипажей пяти самолетов были представлены в 1й отдел НКВД 12 ноября.

В 1942 году эвакуационные мероприятия продолжались. 27 июля в Свердловск была направлена вторая партия музейных ценностей Оружейной палаты (61 ящик). Как оказалось, это было последнее задание такого рода.


Девять вагонов на запад

В конце 1943 г. комендатура Кремля приступила к возвращению ранее вывезенных имущества и ценностей. Эти мероприятия проводились планово, без спешки. В феврале 1944 г. из Уфы специальная команда УКМК доставила архив СНК СССР. Той же весной из Свердловска вернулся архив УКМК.

С 16 по 19 февраля 1945 г. была проведена реэвакуация ценностей Оружейной палаты. О движении специального эшелона из девяти вагонов из Свердловска Спиридонов докладывал лично два раза в сутки наркому государственной безопасности СССР В.Н. Меркулову. В конце марта из Тюмени в Москву было возвращено тело Ленина.

Последствия налетов фашистской авиации на Кремль были устранены оперативно. Уже к 1 мая 1942 г. капитальные работы, связанные с восстановлением поврежденных зданий и сооружений (Арсенал, Большой Кремлевский дворец), в основном были закончены. В августе 1942 г. был составлен акт о разрушениях, вызванных бомбардировками: стоимость восстановительных работ по кремлевским объектам составила 3 005 908 рублей.

Москва вплоть до августа 1943 г. оставалась прифронтовым городом, и до этого времени налеты вражеских бомбардировщиков на столицу малыми группами и отдельными самолетами продолжались. Кремля эти действия не затронули ни разу, но реальная опасность немецкой бомбардировки сохранялась вплоть до конца 1944го. Управление коменданта Московского Кремля почти до конца войны проводило светомаскировку объекта и выставляло необходимые наблюдательные, противопожарные и медицинские посты. Самоотверженная работа защитников Кремля помогла сохранить, несмотря на бомбардировки двух первых военных лет, уникальный архитектурный ансамбль с его соборами, музеями и культурными ценностями.