Пей водку нагишом, в ушанке и в пальте

Рецензия 26.07.2017, 17:55 | Текст: Алексей Литовченко
 Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

Берлин, 1989 год. Всюду неспокойно, тревожно, параноидально. Что-то грядет. Куда ни плюнь - шпион на шпионе. Между шпионами снуют панки, неформалы, прочая прогрессивная молодежь. Неоновые огни, розово-голубые, как в "Бегущем по лезвию”, освещают покрытые граффити стены. Это всё в западной части. На востоке немножко потише, там солдаты и серый бетон социализма без всякой империалистической голубизны-розовизны. Но это, как мы знаем, до скорой поры.

По улицам разделенного города бродит Шарлиз Терон, разведчик на службе ее величества. У нее миссия. Как водится, секретная. Типичная для разведчиков в серьезных фильмах про шпионов и холодную войну. Есть важный список с именами, паролями, явками. В нем, помимо перечисленного, содержатся данные о двойном агенте под скучным псевдонимом, который к тому же трудно запомнить, поэтому будем звать его Шмебулок. Шмебулока, кем бы он ни был (никто не знает, кто это) руководство MI-6 сильно желает вычислить, найти и уничтожить. Того, кто выполнит все три пункта, ждет суперприз в виде чаепития с королевой - не хухры-мухры награда. Чай, не грамотка в рамочке.

Список с данными о Шмебулоке существует в двух экземплярах. Один - на спрятанной бумажке, второй - в голове у плюгавого мужичка по кличке Бинокль. Соответственно, найти надо либо либо бумажку, либо голову, а лучше и то, и другое.

Метод выполнения поставленных задач у Шарлиз Терон неординарный. Она переодевается, куда-то идет, пьет там водку, курит, разговаривает томным полушепотом и узнает, куда идти дальше. Потом переодевается, куда-то идет, дубасит огромных мужиков подручными предметами и узнает, куда идти дальше. Потом переодевается, куда-то идет, пьет там водку, курит, разговаривает полушепотом, томно курит и спит с Софией Бутеллой, от которой узнает (из разговора полушепотом), куда идти дальше. И всё опять по новой в произвольном порядке.

Частенько Шарлиз Терон натыкается на Джеймса МакЭвоя, который играет ту же роль, что ему дают играть последние несколько лет: злобного социопата с безумным оскалом и нездоровым блеском в глазах. Он якобы приставлен помогать ей, но на деле в основном мешает и вообще себе на уме. Настоящая функция у него совершенно другая - излучать харизму и чтобы вы думали, что Шмебулок - это он, ведь так очевидно же все.

Похождения (а также переодевания, выпивания и так далее) Шарлиз Терон поставлены Дэвидом Литчем, талантливым человеком, который снимал "Джона Уика”. Поэтому неудивительно, что лучше всего у него получаются те куски, где Терон дубасит огромных мужиков, выполненные на уровне если не шедевральном, то залихватски пижонском. Есть, например, момент, где она дерется с каким-то громилой в кинотеатре, в котором крутят "Сталкера” Тарковского. У громилы из щеки торчит, позвякивая, связка ключей, он лупит женщину по лицу, она отбивается, а на фоне - "Сталкер”. Или длинный, как будто бы без склеек, пролет камеры, за который происходит несколько фееричных, брутальных схваток с полетами вниз головой по лестницам и втыканием штопора в различные части тела и тут же следом - погоня на "Жигулях”. Глаз не оторвать.

Все остальное тоже чудесно и нуарненько, с правильным музыкальным сопровождением и приятным ностальгическим привкусом "Красной жары”. Сотрудники Кей Джи Би в кожанах нечленораздельно рычат что-то про kapitalisticheskaya sobaka, избивая молодого хипстера-выпендрежника скейтбордом под 99 Luftballons, Шарлизонька с наслаждением глушит Stolichnaya. Душевно, клюквенно. София Бутелла, опять же, горячая, разнузданная. Кажется, там еще был какой-то сюжет.

Да, точно. Мудреный-перемудреный сюжет про двойного агента и список. Честно: лучше даже не пытаться вникнуть, потому что если разбираться, почему за переодеванием следует однополое лобзание, при чем тут Джеймс МакЭвой и к чему все ведет, то разочарование неизбежно. В финале фильм наворачивает несколько надуманных финтов ушами, и развязка дает гораздо меньше ответов, чем оставляет вопросов. Поэтому еще раз: лучше не вникать. Кино-то все равно прекрасное, и как его можно не любить, когда там Шарлиз Терон говорит по-русски и вышибает мозги нескольким советским резидентам под родные завывания Высоцкого? Любовь-то, настоящая, она же вопреки.

4.0

Добавьте RG.RU 
в избранные источники

Читайте также