Новости

27.07.2017 18:54
Рубрика: Общество

Аудитор внутри нас

Павел Богомолов: Модель "процессного" здравоохранения - это прошлое. Пора переходить к результативному
В Московской области впервые создана служба спасения людей, страдающих заболеваниями печени, и тех, кто в зоне риска. Как это удалось сделать и как изменилась ситуация с заболеваниями этого органа, обозреватель "РГ" беседует с главным гепатологом министерства здравоохранения Московской области Павлом Богомоловым.
Очень важно слышать и реагировать на сообщения, которые подает печень.  Фото: depositphotos.com Очень важно слышать и реагировать на сообщения, которые подает печень.  Фото: depositphotos.com
Очень важно слышать и реагировать на сообщения, которые подает печень. Фото: depositphotos.com

Павел Олегович! Считается, что человеку, страдающему раком любого органа, помочь можно. Но если речь о раке печени…

Павел Богомолов: Очень многозначительное многоточие. К сожалению, во многом оправданное. Скажем, рак молочной железы у женщин встречается куда чаще, чем рак печени. У мужчин лидируют рак простаты, легких, толстой кишки. Но, уступая в количестве, рак печени вырывается вперед по тяжести и по неблагоприятному прогнозу. У него одна из самых низких 5-летняя выживаемость.

Почему?

Павел Богомолов: Да потому, что печень - главный аудитор нашего организма: каждую секунду в ней происходит более двух миллионов биохимических реакций. То есть все, с чем сталкивается наш организм, - окружающая среда, продукты питания, лекарства, инфекции, многочисленные токсины должны проходить "печеночный контроль". Высочайшая метаболическая активность этого органа - гарантия нормального функционирования организма. И если вдруг деятельность печени нарушается, то последствия самые огорчительные. То, что это происходит все чаще, общемировой факт. Не станем вдаваться в подробности, заметим только, что ведущие причины печеночных трагедий - вирусные гепатиты, злоупотребление алкоголем и ожирение. Все это опасно само по себе. Но главное, приводит к развитию цирроза. А цирроз печени, как известно, предвестник развития рака этого органа.

Стоп! У меня есть данные о том, что в Московской области научились лечить цирроз печени. Это слухи или правда?

Павел Богомолов: Подтверждаю: научились. В данном случае очень пригодился западный опыт борьбы с этим недугом. Нам не надо было изобретать велосипед. Надо было просто изучить то, что сделано, и разумно адаптировать к своим условиям. Что мы сделали? Впервые в России создали многопрофильную гепатологическую службу.

Подробнее об этом, потому что это очень важно. Ведь тем же вирусным гепатитом, по-моему, страдает каждый сотый житель России.

Павел Богомолов: Придется вернуться к истокам: четверть века назад в России произошла вспышка наркомании, а значит, вирусных гепатитов. Уже тогда специалисты прогнозировали, что это не пройдет бесследно, что в начале ХХI века начнется эпидемия циррозов и рака печени. Прогноз, к сожалению, оправдался. Чтобы остановить этот процесс, мы, повторюсь, изучили западный опыт и стали его применять в своей практике. Московская область первый регион России, где диагностика и лечение вирусных гепатитов стали доступны населению. То есть финансирование взяла на себя программа ОМС. А сама помощь была стандартизирована: были созданы алгоритмы постановки диагноза и лечения.

То есть вы хотите сказать, что выявление и лечение вирусных гепатитов стали доступны всем? Но в Московской области нет такого количества инфекционных больниц или хотя бы отделений! Ведь считается, что страдающим гепатитами заказан доступ в обычные стационары, что если этих больных туда пустить, то мы заразим всех.

Павел Богомолов: Никто никого не заразит. Мировой опыт доказал, что выявлять, обследовать и лечить таких пациентов можно в обычных медицинских учреждениях. И наш опыт тоже доказал, что это эффективно. В 2014 году в 45 медицинских учреждениях Подмосковья оказывалась помощь больным вирусными гепатитами. К сожалению, преодолеть, мягко говоря, предрассудки в организации такой медицинской помощи сложнее, чем ее осуществлять. Тем не менее в Московской области удается обеспечить эффективной противовирусной терапией большую часть в ней нуждающихся. И наша модель организации помощи больным вирусными гепатитами принята за основу при разработке федеральных стандартов лечения этих недугов.

Но вы не ответили на вопрос по поводу цирроза печени: он излечим или нет?

Павел Богомолов: Хотите однозначного ответа? Да, цирроз печени излечим. Но… Это возможно при условии функционирования мультидисциплинарной гепатологической службы. Она включает в себя амбулаторную, стационар-замещающую (дневной стационар) и стационарную помощь. Работу в одной упряжке врачей-терапевтов, инфекционистов, гастроэнтерологов, абдоминальных хирургов, эндоскопистов, трансплантологов и квалифицированного среднего медицинского персонала.

Слушаю вас, и возникает чувство оптимизма: у нас есть не только достижения, но они еще и доступны. Или только жителям Московской области?

Вся система оказания медпомощи, за исключением онкологической, ориентирована не на конечный результат,  а на "здесь и сейчас"

Павел Богомолов: Подмосковье - это огромный регион. Я уже говорил, что наш подход привел к тому, что любой гражданин России с полисом ОМС может получить такую помощь.

Почему не получает?

Павел Богомолов: У нас, к сожалению, часто действует ручное управление, увы, не всегда эффективное. Кроме того скажу, может, вещь крамольную, но поверьте, она важна. У нас нет здоровой конкуренции между медицинскими учреждениями, между государственными и частными медицинскими организациями. У нас действует модель процессного здравоохранения…

Что значит процессного?

Павел Богомолов: Вся система оказания медицинской помощи за исключением онкологической ориентирована не на конечный результат, а на "здесь и сейчас". Никто не учитывает долгосрочные показатели лечения. Еще раз подчеркну: это не касается онкологии, где есть показатель 5-летней выживаемости. Например, в стране отсутствует официальная статистика эффективности лечения больных хроническим гепатитом С. И это касается практически всех разделов здравоохранения.

По-вашему, это так важно?

 

Павел Богомолов: Важно! Настоящее врачевание должно ориентироваться на конечный результат: излечение самой болезни и улучшение жизненного прогноза пациента.

Мы беседуем накануне Всемирного дня борьбы с гепатитом. И я бы хотел наш разговор закончить информацией о первых результатах внедрения риск-шеринга в лечении гепатита С в Московской области. Что такое риск-шеринг? Это первый шаг внедрения результативного или исход-ориентированного здравоохранения. Лечение немыслимо без использования необходимых лекарственных препаратов. Обычно фармкомпаниям важен сам факт продажи лекарств. А эффективность этих лекарственных препаратов не является зоной их ответственности. У нас в Подмосковье оплата лекарственных препаратов для лечения больных гепатитом С осуществляется только по достижении их излечения. Это и есть исход-ориентированный риск-шеринг.

Почему этот риск-шеринг  есть только в Московской области?

Павел Богомолов: Надеюсь, уже в этом году риск-шеринг выйдет за пределы Подмосковья.

Общество Здоровье