1 августа 2017 г. 15:00

Город мастеров

200 - летию нижегородской ярмарки - выставке достижений русских инженеров, умельцев, купцов - посвящена главная тема этого номера
Странное ощущение охватило меня, когда я стал сопоставлять будни знаменитой Нижегородской ярмарки и легенды о ней. Вроде бы работают законы рынка: равновесие спроса и предложения, балансы затрат и доходов железно выверяются в практике торгов. Но вовсе не это остается в народном фольклоре, а необузданная гульба кошельков.

Отобедав в ярмарочном ресторане, именитый гость (Савва Морозов, между прочим) спрашивает, где же хор.

Содержатель ресторана извиняется: хор услаждает слух обедающего неподалеку рыбинского миллионера.

- А смею спросить, - говорит Савва, - сколько тот хору платит-с?

Главное слово найдено. Сколько!

- Пятьсот, - отвечает содержатель ресторана.

- Не густо, - оценивает Савва. - Я даю тысячу-с. Хор мой.

Михаил Николаевич (рыбинский миллионер), узнав, что Морозов осмелился сказать о нем "не густо-с", взбеленился:

- Так? Две тысячи! Хор мой.

Савва, получив ответ, весело щурится:

- Четыре-с.

Рыбинский миллионер тоже веселится:

- Восемь!

Хор ахает, счастливец-хозяин от радости приседает к самому полу. А Савва с веселой досадой завершает сюжет:

- Вон они как в Рыбинске тысячами-то помахивают. Нет, куда нам, мы так не можем: еще тысячку, пожалуй, накину, а больше ни-ни.

Рыбинец ревет:

- Принимай, хозяин, десять тысяч, хор мой, а Савву Тимофеевича просим оказать нам честь - песенок наших послушать. Девкам - команда: величать дорогого гостя Савву Тимофеевича до утра...

Что это? Состязание безудержных амбиций? Самозабвенье русского беспредела, не ведающего границ? Гимн бездонной мошне?

Нет, уважаемые! Пределы этого самозабвенья промерены, безудержность просчитана, мошна знает свое потаенное дно. Любители хорового пения, перебрасывающиеся тысячами, знают, где остановиться. "Больше - ни-ни!"

За пьянящим безумием прячется трезвый расчет и работает железное самообладание.

Загадочный русский характер? А может, очередная проверка пределов? И это понимают все: и поющие хором, и слушающие хор. И те, что накручивают легенды: они тоже знают, что почем. То есть отлично различают: где досужие сплетни, а где реальность.

Кодекс купеческой чести: плати сколько дело стоит. А больше ни-ни...

Спрос и предложение чётко выравниваются в головах гулящих миллионеров. Эти головы - залог законности всего того, что кажется самодурством. Сказал же знаменитый купец Бугров своему бухгалтеру:

- Эх, нанял я тебя, поддавшись моде, а ведь вся бухгалтерия у меня в голове...

Все в голове! В том числе и благотворительность, тоже вошедшая в легенды. Вдовий Дом для матерей-одиночек. Ночлежка на 900 мест: можно получить тарелку щей, фунт хлеба и чай. За сколько? За пять копеек.

Малолетний Алеша Пешков с матерью находил приют в этой ночлежке.

Знает же великая культура, сколько потаенных путей спрятано в нашем забубенном бездорожье. Вырастет Алеша, овладеет пером и выберет себе невеселое литературное имя: Максим Горький.

Торговля кого выручит, а кого и выучит

Пеструю ярмарочную жизнь жестко регламентировали инструкции и постановления

Так ярко, как писатель Павел Мельников в своем романе "На горах", Нижегородскую ярмарку мало кто описывал. Вот сочные фрагменты из романа, дополненные колоритными выдержками из инструкций и путеводителей, найденных в Центральном архиве Нижегородской области.

ОБ АТМОСФЕРЕ

"Спереди целуют, сзади царапают"

* "Немало, брат, покатался я за границей, всю Европу исколесил. И там весь торг на обмане стоит, - где деньги замешались, там правды не жди. И за границей, что у нас: ладят с тобой дело, так спереди целуют, а сзади царапают...".

* "Обойди ты теперь всю здешнюю ярманку, загляни в любой трактир, гостиницу - везде вопль содомский и гоморрский, везде вавилонское смешение языков... В прежние времена такого нечестия здесь и в духах не бывало".

* "На каждом шагу мальчишки-зазывалки то и дело в лавки к себе заманивают, чуть не за полы проходящих хватают: "Что покупать изволите?! У нас есть сапоги, калоши, ботинки хороши. Товар петербургский, самый настоящий английский".


Комментарий "Родины":

Ярмарка славилась не только обилием товара и миллионными барышами, но и кутежами купцов, выехавших из дома на несколько недель, а то и месяцев.

Не случайно в "Инструкции для продавцов питей в казенных винных лавках Нижегородской губернии" за 1901 год особо сказано, что торговцы должны знать, когда "расход питей ожидается усиленный", и, "сообразно с этим, заготовить необходимое количество питей для лавки". При этом не дозволялось "в лавках держать запас питей, превышающий двухмесячный расход".

Что касается пения и воплей "содомских и гоморрских", в 1899 году "Обязательные постановления для торгующих и пребывающих в Нижегородской ярмарке" регулировали этот вопрос.

В увеселительных и трактирных заведениях на ярмарке, харчевнях и пивных лавках накануне праздников Преображения, Успения, Усекновения Главы Иоанна Предтечи, Рождества Пресвятой Богородицы музыка и пение с 4 часов вечера воспрещались.

Также во всех гостиницах и трактирных заведениях воспрещалось "иметь женские хоры и шансонетных певиц" - как и женскую прислугу в пивных лавках. "Мужские хоры" дозволялись в залах, кроме праздничных дней "от 8 часов вечера до 1 часу ночи".

О ТЕРРИТОРИИ

Грузчик. / РИА Новости

"Лубянками" зовут каменные корпуса..."

* "Между шоссейной дорогой, обстроенной с обеих сторон рядами лавок, и песчаным берегом Оки, до последнего большого на ярманке пожара (в 1864 году), тянулись в три порядка тесные неказистые деревянные, где дранью, где лубом крытые платочные ряды...".

* "Обширные лавки мыльных рядов с полу до потолка завалены горами разного мыла, ящиками со стеариновыми свечами и бочонками с олеином. Позадь лавок по широким дворам едва можно пройти - бунты с мылом и свечами, крытые от дождей плотными циновками, навалены там в громадном количестве".

* "Лубянками зовут каменные корпуса лавок, преимущественно с красным товаром, построенные между Обводным каналом и шоссе. Их зовут также Ивановскими (по фабричному селу Иванову)".

Лавка старьевщика.


Комментарий "Родины":

"Шопингом" посетители ярмарки не ограничивались. И "Путеводитель по Нижегородской ярмарке", составленный А.П. Мельниковым и Г.П. Демьяновым, рассказывал им, как расцветить свой досуг.

Так, например, отмечалось, что "единственный на ярмарке увеселительный сад "Тиволи" в последние годы стал излюбленным местом, куда собираются "восточные" люди". Поэтому тем, "кто ищет более эстетическое удовольствие, рекомендуем обращаться в ярмарочный театр, в который иногда приглашается порядочная драматическая или оперная труппа", - советовало издание.

Еще одним примечательным местом была Самокатская или Самокатная площадь.

- Самокат - это народный трактир, - говорилось в "Путеводителе". - В самой просторной зале движется кругом ряд ящиков, имеющих форму кузова повозки, и заменяющих сидения; это, собственно, и есть самокат, который приводится в движение (под полом) лошадьми, а иногда людьми. Вечером самокат наполняется свойственной ему публикой, которая гуляет тут во всю ширь русской натуры.

Кстати, чтобы гулянка русской души все-таки имела пределы, Министр внутренних дел приказом от 28 июня 1861 года утвердил "Правила для содержания домов терпимости" и "Правила для публичных женщин", которых старались придерживаться в дни проведения ярмарки.

Значительная часть "Путеводителя" посвящена общепиту. Авторы констатируют, что "в лучших гостиницах столоваться можно только ограниченному меньшинству, так как цена на стол поднимается там до грандиозных размеров". В связи с этим Мельников и Демьянов предлагают обращаться к хорошим поварам, содержащим кухмистерские, где стол "нисколько не уступает пресловутым гостиницам" и "значительно дешевле".

Публике же, предпочитающей роскоши и обилию блюд простоту и дешевизну, рекомендовалось питаться в Макарьевских кухнях, "где стол далеко не так дурен, как можно это подумать, смотря на убогие лачуги-кухни".

А в 1885 году "в память пребывания на ярмарке Их Императорского Высочества Великого Князя Владимира Александровича и Великой Княгини Марии Павловны" ярмарочный комитет построил народные столовые, где "от 12 до 4 ч отпускаются обеды бесплатно и за деньги. Обед стоит 5 к., чай - 3 к.".

О ПОРЯДКАХ

Указатель Нижегородской ярмарки (1911 год) и Приказ по ярмарочной полиции (1904 год).

"Огонь в лавках воспрещен"

* "Из крупных торговцев, из тузов, что ездят к Макарью, больше половины московских. Оттого на ярманке и порядки все московские. Тех порядков держатся там и сибиряки, и уральцы, народ верховый и низовый...".

* "Когда рыбный караван приходит к Макарью, ставят его вверх по реке, на Гребновской пристани, подальше ото всего, чтоб не веяло на ярманку и на другие караваны душком "коренной" (рыба крепкого посола. - Прим. ред.)".

* "Огонь в лавках воспрещен, а в палатках над ними, где купцы живут, хоть и дозволяют держать огонь часов до одиннадцати, но самовары запрещены. Правда, на эти запреты никто почти внимания не обращает, в каждой лавке ставят самовары и курят табак безо всякой опаски".

* "К изумлению строителя Главного дома (генерала Бетанкура. - Прим. ред.), купцы туда не пошли, а облюбовали себе трактиры... В пустой ни на что не нужный Главный дом посадили тогда губернатора...".


Комментарий "Родины":

На территории ярмарки была своя ярмарочная полиция, пожарная часть, лечебница. В "Путеводителе" 1888 года сообщалось, в частности, что на ярмарку командируются "два нижегородских городовых врача и открывается ярмарочная больница для всех классов".

Пожарной безопасности тут уделяли особое внимание, опасаясь, что огнем может быть охвачена вся ярмарка. А это многомиллионные убытки.

Поэтому в "Постановлениях для торгующих и пребывающих" отмечалось, что "во всем районе ярмарки курение табака, сигар и папирос, безусловно, воспрещается, за исключением отведенных мест".

Воду в самоварах дозволялось согревать лишь в номерных зданиях и помещениях над лавками с тем, чтобы были устроены самоварники нормального типа. Владельцам лавок вменялось в обязанность "иметь при каждом балагане, амбаре и складе товаров лестницу и чан, наполненный водою".

Все эти предписания, конечно, неоднократно нарушались. Случались возгорания, в дело вступала пожарная команда. Она насчитывала 56 человек, 46 лошадей и самые современные на тот момент средства пожаротушения.

"Убеждены, что эти пожарные силы ярмарки находятся в положении, которое не оставляют желать ничего лучшего, - восхищались составители "Путеводителя". - Не может быть и речи о сравнении антипожарных средств ярмарки с такими же средствами Нью-Йорка, который славится в этом отношении. Но если взять известные противопожарные средства, ни одна столица в мире не обладает такими".

Правила дорожного движения тоже нужно было соблюдать. Например, "хозяевам ломовых извозчиков и их работникам при езде обозом вменялось в обязанность между каждыми тремя, едущими одна за другой подводами, оставлять перерыв, достаточный для свободного проезда двух экипажей".

Движение на ярмарке было, как сказали бы сейчас, плотное...

ВЗГЛЯД ИНОСТРАНЦА

Населенные реки поразили больше всего

Этот торговый город-поденка состоит из большого числа широких и длинных улиц, прямых, как стрела, и пересекающихся под прямыми углами - план, весьма далекий от живописности. Десяток-другой павильонов псевдокитайского стиля возвышается над магазинами, но их фантастические очертания почти не оживляют печального и унылого общего вида ярмарки. Этот чинный базар кажется пустынным - так он велик. В его черте не видно толпы, тогда как окружающие эти лавочные линии предместья кишат разноплеменным и разноязычным народом. Ярмарочный город, как и все современные русские города, слишком велик для своего населения, хотя последнее и состоит, как я уже говорил, из двухсот тысяч душ в среднем. Правда, в это огромное число входят все приютившиеся во временных лагерях, разбитых вокруг ярмарки, а также избравшие своим жильем реки. Последние на большом расстоянии покрыты сплошным лесом судов всех видов и размеров, где живет сорок тысяч человек. Эти населенные реки поразили меня, пожалуй, больше всего. Они напоминают нам картину китайских городов, где реки превращены в улицы людьми, живущими, за недостатком твердой земли, на воде. [...]

Из книги маркиза Астольфа де Кюстина
"Россия в 1839 году"

Был бы купец, а товар есть!

На нижегородской ярмарке пробили звездные часы купцов Бугровых, Рукавишниковых, Морозовых

Купцы Бугровы: от шляпок до герба

Купцы-старообрядцы Бугровы - самая знаменитая, пожалуй, предпринимательская семья Нижнего Новгорода. Удельный крестьянин Петр Егорович долго выбивался в люди: работал батраком, шляпным мастером, бурлаком. Капитал заимел, став транспортировщиком соли, а затем занявшись мукомольным производством.

Николай Бугров.

Репутация отличного плотника и блестящего организатора привели его в ярмарочный строительный подряд. Ярмарка ежегодно нуждалась в наведении мостов, строительстве и починке торговых рядов, а эти работы были, по сути, "золотыми". В 1852 году Петру был доверен ремонт Главного выставочного дома. По ярмарочному подряду у него было занято 610 чернорабочих, 435 плотников, 84 маляра, 30 молотобойцев, 21 кузнец и 6 слесарей. Про него Владимир Даль, который собирал на Нижегородской ярмарке пословицы и поговорки, писал: "Это один из тех умов, который, начав с ломового крючника, добился звания лучшего подрядчика".

Сын Петра Александр не сумел удержать выгодный подряд, но стал успешным лесопромышленником и главным поставщиком строительных материалов на Нижегородскую ярмарку. Кроме того, он расширил мукомольное производство и в 1870 году имел 10 мест в мучном ряду. По масштабности начинаний Александр Петрович уступал отцу, но сумел умножить семейный капитал.

Самым ярким предпринимателем в династии Бугровых оказался сын Александра Петровича - Николай. Он с выгодой занимался не только лесом и мукомольным делом, но и создал собственное пароходство - десятки буксиров и барж. А мукомольный комплекс Николая Бугрова экспонировался на Всероссийской выставке 1896 года и был отмечен высшей наградой - правом помещать на документах и товарах изображение Государственного герба Российской империи. Слыл Бугров человеком умным, ироничным, общительным. Своему бухгалтеру, мающемуся от безделья, он частенько говорил: "Эх, нанял я тебя, поддавшись моде, а ведь вся бухгалтерия у меня в голове...".

Вдовий дом Николая Бугрова.

Особую славу Николаю Александровичу принесла его благотворительная деятельность. В 1887 году он построил Вдовий дом, где получили пристанище 160 вдов с детьми. Каждая семья бесплатно пользовалась отдельной квартирой с отоплением, освещением, а также общественными кухнями, баней и прачечной. Дети получали образование и медицинскую помощь.

Бугров построил и подарил городу и ночлежку на 900 человек, где на 5 копеек можно было получить тарелку щей, фунт хлеба и чай. Писатель Максим Горький не раз вспоминал, как он с матерью находил здесь приют.


Промышленники Рукавишниковы: "железные" люди

Династия Рукавишниковых берет начало с кузнеца Григория Михайловича. Он работал в кузнице еще в районе Макарьевской ярмарки, а затем перебрался вместе с ярмаркой в Нижний Новгород. Здесь он купил несколько лавок и начал торговать железом. Дела шли так удачно, что через несколько лет Григорий стал обладателем стального завода.

Дело отца подхватил сын Михаил. Он сумел развить производство и вскоре стал в губернии монопольным поставщиком железа. Его сталелитейный завод в Кунавине (район Нижнего Новгорода) производил едва ли не самую лучшую сталь в России. В 1843 году в местной прессе отмечалось, что на заводе стали "...выделывается до 50 000 пудов. Всего на сумму 90500 рублей серебром". И практически весь металл сбывался на Нижегородской ярмарке.

"Железный старик" - так называли Михаила и не только за металлургическое дело, но и за характер. Окружающие отмечали, что он был строг и не терпел в людях лени. Зато очень щедр в меценатстве: помогал гимназиям, малоимущим семьям, церквям, тем самым подавая пример своим детям. И их у него было немало: семь сыновей и две дочери. Каждому после смерти отца досталось примерно по четыре миллиона рублей. Потомки Михаила Григорьевича не подкачали - продолжили дело "железного старика" и в бизнесе, и в благотворительности. Старший сын Иван Михайлович вместе с братьями и сестрами построил в Нижнем Новгороде "Дом трудолюбия для занятия трудом бесприютных бедных и нищих". На проходившей в Нижнем Всероссийской выставке 1896 года изделиям Дома трудолюбия были присуждены дипломы, соответствовавшие золотой и бронзовой медалям. Дом посетил Николай II c супругой.

Дом трудолюбия - детище предпринимателей Рукавишниковых.

Одной из жемчужин архитектурного искусства в Нижнем Новгороде и по сей день является белоснежный дворец на Верхне-Волжской набережной, выстроенный сыном Михаила Григорьевича - Сергеем.


Николай Шустов и оригинальная "витрина" его московского завода.

Виноделы Шустовы: ликеры ведрами

На Всероссийской выставке в 1896 году в Нижнем Новгороде продукция Николая Шустова получила золотую медаль. Похвалил Николая Леонтьевича и посетивший павильон император Николай II. Неизвестно, пробовал ли он в тот раз шустовскую продукцию, но на многочисленных обедах и приемах в ходе выставки-ярмарки - уж наверняка. Секреты многочисленных наливок и настоек достались Николаю от отца, который любил настаивать водку на ягодах и травах и знал множество рецептов. В конце ХIХ века Николай Шустов с сыновьями развил производство алкогольных напитков настолько, что в год они сбывали около 100 тысяч ведер ликеров и наливок и около 400 тысяч ведер (1 ведро = 12,3 литра) дистиллированного вина.

Прославился Шустов и оригинальным продвижением продукции. Один из его рекламных трюков выглядел так. Нанятая фирмой группа студентов ходила по дорогим ресторанам и по ходу обеда требовала шустовской водки. Поскольку такая водка оказывалась не всегда, дело обычно заканчивалось скандалом и последующей дракой. Естественно, эти происшествия попадали в газеты, а студенты в полицейские участки. Отличная реклама!


Савва Морозов и витрина Никольской мануфактуры Морозова и сына на Нижегородской ярмарке.

Завещание Саввы Морозова: Россия должна быть одной из первых

Род Морозовых участвовал в Нижегородской ярмарке с 1840го по 1917 годы. У Саввы Тимофеевича Морозова было 32 лавки в текстильных рядах.

Русская пресса окрестила Савву Морозова "купеческим воеводой". Он восемь лет с -1891-го по 1897-й - был председателем ярмарочного комитета. На Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде Морозов подносил царю хлеб-соль. А позже на банкете произнес боевую речь. В ней Савва Тимофеевич сказал такие мудрые слова, что они и сейчас звучат как завещание потомкам:

"Богато наделенной русской земле и щедро одаренному русскому народу не пристало быть данниками чужой казны и чужого народа... Россия, благодаря своим естественным богатствам, благодаря исключительной сметливости своего населения, благодаря редкой выносливости своего рабочего, может и должна быть одной из первых по промышленности стран Европы".


P.S. 1895 году только от Нижегородской губернии ярмарку посетило 742 купца, в 1903-м - 944 купца, в 1907-м - 709, в 1913-м - 565. Больше было только купцов из Московской губернии.

Взгляд иностранца

Разгрузка хлебной баржи на Волге.

Здесь и перс, здесь и финн - 200 тысяч приезжих

Нижегородская ярмарка, ставшая ныне самой значительной на земном шаре, является местом встречи народов, наиболее чуждых друг другу, народов, не имеющих ничего общего между собой по виду, по одежде, по языку, религии и нравам. Жители Тибета и Бухары - стран, сопредельных Китаю,- сталкиваются здесь с финнами, персами, греками, англичанами и французами. Это настоящий судный день для купцов. Во время ярмарки число приезжих, одновременно живущих на ее территории, равняется двумстам тысячам. Отдельные единицы, составляющие эту массу людей, постоянно сменяют друг друга, но общая сумма остается постоянной, а в дни особенно оживленной торговли доходит даже до трехсот тысяч. По окончании этих коммерческих сатурналий город умирает. В Нижнем насчитывается не более двадцати тысяч постоянных жителей, теряющихся на его голых площадях, а территория ярмарки пустует в течение девяти месяцев в году. Такое огромное скопление людей происходит, однако, без особого беспорядка. Последний в России вещь неизвестная. Здесь беспорядок был бы прогрессом, потому что он - сын свободы[...]

Из книги маркиза Астольфа де Кюстина
"Россия в 1839 году"

Поднятие флагов на открытии Всероссийской выставки 1896 года.

За честь - хоть голову снесть

Что значило купеческое слово в больших и малых сделках

Словесный суд

Когда на ярмарке возникали разногласия между купцами, в дело вступал словесный суд - устный и скорый. Чаще всего, кстати, спорили из-за аренды лавок. Назначаемый из окружного суда представитель выслушивал конфликтующие стороны и сразу выносил решение. Протокол не велся. Вердикт обжалованию не подлежал, а не подчинишься - честь потеряешь, засмеют...

В 1863 году, к примеру, с 23 июля по 28 августа было подано 67 словесных жалоб, миролюбием завершились 40 дел.

Словесный суд разбирал дела, где суть оспариваемого не превышала 500 рублей. Если больше - иди по инстанциям - в окружной, губернский суды...


Открытка кредитора

Успешные купцы кредитовали тех, кто хотел начать свое дело, чаще всего - стать коробейником. Брали деньги под честное слово вернуть через год в судный ярмарочный день (любой с 25 июля по 2 августа). На эти деньги начинающие купцы набирали товар и уходили в родные края. Большинство возвращались с расплатой вовремя, ведь если не явишься в срок, пойдет слух, что разорился, проворовался, и репутация будет потеряна навсегда. Были и те, кто разорился, но честь не потерял. Смотрит кредитор в окошко, а там идет заниматель в шубе навыворот, весь в перьях, немного пьяненький - это знак, что будет каяться: мол, обокрали или товар сгорел, и просить отсрочки...

Таким обычно верили.

А кредиторы покрупнее обычно рвали пополам открытку. Одна часть оставалась у купца, вторую забирал кредитуемый. И если через год он по каким-то объективным причинам не мог явиться на ярмарку (заболел или еще что-то...), то посылал вместо себя человека со своей половинкой открытки: это был знак, приехать не могу, но слово держать буду.


Шапка Бугрова

Купцы Бугровы пользовались абсолютным доверием в ярмарочной среде.

Однажды Александр Петрович Бугров (средний в династии Бугровых), чтобы выиграть очень выгодный подряд, должен был срочно внести в кассу 20 тысяч рублей. У него с собой было меньше половины этой суммы. Прибежав на базар, он обошел "с шапкой" всех купцов, в считаные минуты собрав сколько требовалось. Утром следующего дня он вернулся на базар, спрашивал каждого купца, сколько тот "кинул", и с благодарностью отдавал долг.


Добром на добро

Для строительства Нижегородской ярмарки правительство выделило 6 миллионов рублей. Но вскоре выяснилось, что этих денег будет недостаточно. Руководитель работ инженер генерал-лейтенант А.А. Бетанкур обратился к купцам за помощью. Местный торговец железом Иван Пятов выстроил на свой собственный капитал все балаганы Сибирской железной линии. "Торговцы остались весьма благодарны за понесенный им труд и возвратили ему издержанную сумму", - писал Бетанкур в докладной министру внутренних дел.

Б. Кустодиев. Купец, считающий деньги. 1918 год.

ВЗГЛЯД ИНОСТРАНЦВ

Рабы - миллионеры, банкиры - крепостные

Главные торговые деятели ярмарки - крепостные крестьяне. Однако закон запрещает предоставлять кредит крепостному в сумме свыше пяти рублей. И вот с ними заключаются сделки на слово на огромные суммы. Эти рабы-миллионеры, эти банкиры-крепостные не умеют ни читать, ни писать, но недостаток образования восполняется у них исключительно сметливостью[...]
В России народ не знает арифметики. Со стародавних времен он считает при помощи костяшек, движущихся по прутьям в деревянных рамах. Каждая линия другого цвета - так различаются единицы, десятки, сотни и т. д.- чрезвычайно простой и быстрый способ подсчета. Не забывайте, что те, кому принадлежат рабы-миллионеры, могут в любой день и час отобрать у последних их состояние. Правда, такие акты произвола редки, но они возможны. В то же время никто не помнит, чтобы крестьянин обманул доверие имеющего с ним торговые дела купца. Так, в каждом обществе прогресс народных нравов исправляет недостатки общественных учреждений. [...]

Таковы уроки честности и добросовестности, получаемые русскими крестьянами в школе аристократического деспотизма, который их угнетает, и деспотизма автократического, который ими правит. Императорское тщеславие довольствуется словами, внешними формами и цифрами. Аристократическое властолюбие смотрит в корень вещей и дешево ценит слова. Нигде монарху сильней не льстят и нигде его меньше не слушаются, чем в России. Никого так не обманывают, как так называемого самодержца всероссийского. Правда, непослушание - это дело рискованное. Но страна необъятно велика, а пустыня безмолвствует. [...]
Из книги маркиза Астольфа де Кюстина
"Россия в 1839 году"

Б. Кустодиев. Купцы. Эскиз костюмов к спектаклю "Ревизор" Малого драматического театра. 1919 год.

Добро ярмарки дороже злата

Здесь бегали первые трамваи, впервые позвонил телефон и заработала канализация.

В 1896 году в рамках постоянно действующей ярмарки в Нижнем Новгороде прошла ХVI Всероссийская промышленная и художественная выставка. На ней были продемонстрированы лучшие достижения начавшегося промышленного подъема - 9700 экспонатов в 120 павильонах. Расскажем о самых ярких.

Автомобиль Яковлева и Фрезе

Это был первый русский серийный автомобиль, двигатель и трансмиссию которого изготовили на заводе конструктора Евгения Александровича Яковлева, а корпус, ходовую часть и колеса - на фабрике российского изобретателя немецкого происхождения Петра Александровича Фрезе (кстати, родственника-свойственника И.П. Кулибина).

Запас бензина автомобиля позволял двигаться в течение 10 часов, имелись две передачи (вперед и режим холостого хода) и два тормоза (ножной и ручной), колеса были деревянными с цельными резиновыми шинами. Скорость - до 20 километров в час.

Автомобиль выпускался до 1910 года, пока П. Фрезе не продал свою фабрику в Петербурге Русско-Балтийскому заводу, который производил собственные автомобили. Вскоре "Руссо-Балт" переоборудовал фабрику под станцию технического обслуживания.


Гусеничный трактор Федора Блинова

Изобретатель-самоучка Федор Абрамович Блинов, получивший в 1879 году "привилегию" (патент) на изобретение первого в России гусеничного трактора, вышел из крепостных крестьян.

С 1881 года Блинов начал строительство "самохода" на гусеничном ходу, который был построен через 7 лет. В устройстве по типу вагона была установлена паровая машина мощностью 12 л. с. При этом "самоход" развивал скорость 3 версты в час (3,2 км/час).

Газета "Каспий" писала в дни Нижегородской выставки:

"Экспонент - крестьянин Саратовской губернии Ф.А. Блинов демонстрирует перед публикой паровой двигатель, приспособленный для перевозки груза по шоссейным и грунтовым дорогам. Нам пришлось беседовать с изобретателем этого двигателя. Горько жаловался он на свою судьбу: целых 16 лет, как придуман им этот двигатель, он даже взял на него привилегию, но все никак не может подыскать капиталиста, который бы взялся изготавливать его фабричным путем. Даже существующие пробелы выставленного двигателя, обошедшегося ему в 10 тысяч рублей, он берется досовершенствовать настолько, что целые поезда полетят по земле, как по рельсам. Но "маршалы зова не слышат".

Создатель гусеничного трактора надеялся на долгожданный случай. Подойдет к нему какой-нибудь толстосум из Петербурга, Брянска или Коломны и попросит продать привилегию для того, чтобы начать выпускать самоходы его марки. Но чуда не произошло. Никто из промышленников России не протянул руку помощи создателю заветной крестьянской машины. Ему лишь вручили похвальную грамоту "За трудолюбие".

"Самоход" Федора Блинова. / РИА Новости


 

Грозоотметчик Александра Попова

С 1889 по 1898 год в летние месяцы, свободные от занятий на Минных офицерских курсах в Кронштадте, изобретатель радио Александр Степанович Попов заведовал электростанцией, обслуживавшей Нижегородскую ярмарку. За сезон он получал 2500 рублей - вдвое больше годовой ставки преподавателя МОК. Поэтому, разрабатывая планы установки иллюминаций Главного ярмарочного дома и триумфальной арки к приезду императора Николая II, Попов смог продолжить свои эксперименты по приему электромагнитных колебаний.

В начале 90х годов Попов создал высокочастотный искровой генератор, содержащий все элементы радиопередающего устройства. После этого усилия ученого сосредоточились на разработке надежного приемника радиосигналов. В начале 1895 года "прибор для обнаружения и регистрирования электрических колебаний" был создан. Во время опытов было обнаружено, что приемник Попова реагирует также и на грозовые разряды. Учитывая это, изобретатель создал прибор, записывающий электромагнитные излучения при грозовых разрядах. Первые "сигналы с неба" прообраз радиоприемника - "грозоотметчик" - зафиксировал в здании нижегородской электростанции.

Широкой аудитории "грозоотметчик" был представлен спустя год в Нижнем Новгороде. Он был зарегистрирован в качестве экспоната метеорологического отдела XVI Всероссийской промышленной и художественной выставки и отмечен дипломом второй степени.

Радиоприемник Александра Попова.


 

Водонапорная башня Владимира Шухова.

Ротонда Шухова

Владимир Григорьевич Шухов является изобретателем первых в мире гиперболоидных конструкций и металлических сетчатых оболочек строительных конструкций.

Для Всероссийской выставки Шухов построил восемь павильонов с первыми в мире перекрытиями в виде сетчатых оболочек, первое в мире перекрытие в виде стальной мембраны (Ротонда Шухова) и первую в мире гиперболоидную башню удивительной красоты (была куплена после выставки меценатом Ю.С. Нечаевым-Мальцовым, перенесена в его имение Полибино, что в Липецкой области, и сохранилась до настоящего времени).

С первых лет своей активной жизни Нижегородская ярмарка стала местом технических и промышленных премьер. На ней впервые в России состоялась демонстрация киноаппарата, заработал телефон. В Нижнем Новгороде начали ходить первые в России трамваи, а до их появления в столичном Петербурге оставалось еще 11 лет. Даже первая в стране канализация была построена по инициативе ярмарочного комитета.

Трамвай и плашкоутный мост - визитные карточки Нижнего Новгорода.

Бородка нижегородка, а ус макарьевский

Текст: Алла Коробова (главный специалист отдела выставок и публикаций Российского государственного архива кинофотодокументов)
Благодаря уникальным кинофотодокументам сохранился архитектурный образ ярмарки

"Родине" показали два альбома...

Российский государственный архив кинофотодокументов имеет на хранении не так много материалов об истории Нижегородской ярмарки. Это прежде всего два альбома: "Посещение Николаем II и Александрой Федоровной Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде в июле 1896 г." и "Постройка павильонов на Нижегородской ярмарке. 1895-1896 гг.". Первый альбом подробно отражает знакомство царской четы и свиты с различными павильонами ярмарки. А второй - рассказывает о заключительном этапе строительства и реконструкции ярмарки в конце XIX в.

В архиве хранятся и несколько фотографий с видами ярмарки, которые принадлежат М. Дмитриеву и фонду М. Парийского.


... и два фильма

РГАКФД располагает и двумя кинофильмами о судьбе ярмарки в начале 20-х гг. прошлого столетия. Фильм "Нижегородская ярмарка. 1922 г." (Арх. N 11579) показывает восстановительные работы на разрушенной ярмарке, прием товаров у прибывших в Нижний Новгород коммерсантов и торжественное ее открытие, на котором присутствовали Д. Бедный, А. Лежава и др.

Фильм "Нижегородская ярмарка. 1923 г." (Арх. N 1315) рассказывает о насыщенной внутренней жизни торжища. Это и прибытие пароходов с грузами к причалам, торговые ряды, склады, совещания членов комитета ярмарки и иностранных представителей, военный парад на открытии этого важного события в жизни города.

В связи с тем, что в 1920-1930-х гг. прошлого столетия ярмарка перестала существовать, ее дальнейшее возрождение в 1990-х гг., к сожалению, не нашло должного освещения в кинодокументалистике.

Хороший товар сам себя хвалит

В волжском Городце до сих пор выпекают пряники, которые продавал в XIX веке кларнетист Григорий Бахарев.

В Городце, что в 50 километрах от Нижнего, живет Лидия Климова. Ей 85, но Лидия Андреевна летает по городку живо, как моторки по Волге. Она здесь главный краевед уже много лет. Написала несколько книг об этом крае. Опросила и записала рассказы здешних старожилов. Общалась Лидия Андреевна и с теми, кто помнит Нижегородскую ярмарку и сам работал там.

Городец известен как город купеческий - поэтому здесь поставлен памятник купечеству России. Еще тут пекли (и продолжают это делать) пряники. Вместе с Тулой и Вязьмой Городец входил в большую пряничную тройку России.

Городец в конце XIX века.

- К примеру, Денис Беляев имел в то время пряничное производство и наемных работников - двух взрослых и трех подростков, - рассказывает Лидия Климова об одном из известных местных купцов начала ХХ века. - Вот среди этих подростков и был Степан Мельников, с которым мне довелось пообщаться...

Мельников рассказал Лидии Андреевне о труде пряничников. Казалось бы, сладкая профессия, только рубахи соленым потом пропитаны.

Лидия Андреевна Климова. / Артем Локалов

- Степан Иванович говорил, что продавали пряники на Нижегородской ярмарке, в Кинешме, Перми и Рыбинске, - вспоминает Лидия Андреевна. - Во время ярмарок подростки разносили ящики с пряниками, уложенными в лубочные коробки весом два фунта, под запись мелким торговцам. Те продавали пряники и рассчитывались с хозяином.

Продавцы и разносчики пряников, по воспоминаниям Степана Мельникова, "жили во время ярмарок в деревянных балаганах, крытых брезентом, а питались в Обжорном ряду, где продавали студень, печенку и пироги "с молитвой", то есть без начинки".

- Степан Иванович часто один случай вспоминал, который с ним на ярмарке приключился. Он тогда со своим хозяином Денисом Андреевичем Беляевым там торговал. Степан взвешивал пряники, хозяин получал деньги. Хозяин послал подростка на Обжорку за кипятком, но охрана не пустила его через оцепление и ударила прикладом по спине. В это время на ярмарке как раз случился пожар. Степан возвратился к хозяину без кипятка и со вспухшей спиной, которая долго болела...

Денис Беляев и Григорий Бахарев.

Еще один городецкий пряничник, торговавший на ярмарке, - Григорий Бахарев. Человек уникальный - про него легенды слагали.

- Мне историю про Григория-то его сестра Мария рассказывала. То ли в 1980-м, то ли в 1982-м дело было. Она уже недвижима была, но ум и разум имела хороший, - вспоминает Лидия Андреевна.

Григорий - потомственный пряничник. Делу у отца обучался. Став мастером, подражал ему, выпекая коронные пряники - темные канфарки, а также мятные, тающие во рту и охлаждающие дыхание. Еще Бахареву удавались как никому так называемые кислые пряники. На заквашенном тесте (отсюда и название), толстые и тяжелые, темно-коричневого цвета, пряники особенно пользовались спросом у женщин.

Городецкие пряники. / РИА Новости

Лидия Климова призналась, что сестра Григория Илларионовича раскрыла ей семейные секреты:

- Муку на язык пробовал, тотчас определял и сорт, и качество. Воду ключевую только брал для приготовления. Все, как отец делал.

Но самое главное - Григорий Илларионович, замешав тесто, играл... на кларнете. Ведь он с 1913-го состоял кларнетистом в духовом оркестре Городецкого вольного пожарного общества.

Оттого, как судачили, и тесто у него играло. И играет до сих пор!

Городецкие пряники. / Артем Локалов


Над темой номера работали Сергей Емельянов и Артем Локалов.

Вид на пристань Городца.


Редакция благодарит кандидата исторических наук Н.А. Богородицкую, директора департамента научно-технических выставок и конгрессов ЗАО "Нижегородская ярмарка" Т.Г. Сорокину и сотрудников Центрального архива Нижегородской области за помощь в подготовке материалов.

Базар на ум наведет*

История легендарного торжища в пяти простых вопросах
1. Почему перестали торговать "У Макарья"?

Нижегородская ярмарка зародилась еще в середине XVI века, тоже на Волге, но ниже по течению - у Макарьевского монастыря. Поэтому даже после перенесения ярмарки на место слияния Оки и Волги в Нижний Новгород, купцы продолжали говорить, что едут торговать "к Макарью".

В 1816 году у стен монастыря прошла последняя ярмарка. Уже после ее окончания случился пожар, подтолкнувший власти к решению о переносе. Кроме того, причинами переноса считают то, что у монастыря для постоянно растущей ярмарки было мало места, и то, что один из берегов постоянно подмывало течением.

2. Почему выбрали Нижний Новгород?

Ориентировались, в первую очередь, на выгодное расположение на слиянии двух крупных рек. Строительство возглавил председатель столичного Комитета строений генерал-лейтенант Августин Бетанкур. В честь него будет названа улица ярмарки.

Открытие ярмарки состоялось 20 июля 1817 года.

Примечательно, что одна из проблем ярмарки у Макарьевского монастыря (подмываемый берег), настигла ярмарку и у Нижнего Новгорода. Проектировщики не учли, что берег, где были выстроены Главный дом и прочие постройки, затапливается во время паводка.

3. Почему чай был главным товаром?

В XIX веке на ярмарку приходили огромные рыбные караваны, тут торговали хлопчатобумажной продукцией, медью, железом, хлебом. Но основополагающим товаром оставался чай. По ценам на чай ориентировались и торговцы другими товарами.

Не случайно китайские ряды, где в том числе шла торговля чаем, располагались по соседству со Спасской площадью - центром ярмарки. Староярмарочный собор - одно из немногих сооружений, дошедших до наших дней.

4. Почему всероссийская выставка - не ярмарка?

XVI Всероссийская промышленная и художественная выставка проходила близ Нижегородской ярмарки (ее территория войдет в черту города только после революции) в 1896 году. Выставку организовали по указу императора Николая II.

Цели выставки - стимулирование торговли и промышленности, реклама и демонстрация лучших достижений иностранным торговцам и послам. Именно здесь впервые показывали гиперболоидную башню конструкции Владимира Шухова, первый русский автомобиль конструкции Евгения Яковлева и Петра Фрезе, первый в России гусеничный трактор Федор Блинова.

5. Почему ярмарку закрыли?

В годы Первой мировой войны торговля, в том числе и на Нижегородской ярмарке, пришла в упадок. Но свое существование она прекратила не сразу после революции. Наоборот, в период НЭПа ярмарка вновь стала набирать обороты. Так продолжалось до 1929 года. А в 1930-м советское правительство объявило ярмарку "социально враждебным явлением".

Только в 1990-м была создана новая дирекция Нижегородской ярмарки.

Чайный караван. XIX век.