1 августа 2017 г. 14:58

Был бы купец, а товар есть!

Звездные часы Бугровых, Рукавишниковых, Морозовых.
На нижегородской ярмарке пробили звездные часы купцов Бугровых, Рукавишниковых, Морозовых
Поднятие флагов на открытии Всероссийской выставки 1896 года.
Поднятие флагов на открытии Всероссийской выставки 1896 года.

Купцы Бугровы: от шляпок до герба

Купцы-старообрядцы Бугровы - самая знаменитая, пожалуй, предпринимательская семья Нижнего Новгорода. Удельный крестьянин Петр Егорович долго выбивался в люди: работал батраком, шляпным мастером, бурлаком. Капитал заимел, став транспортировщиком соли, а затем занявшись мукомольным производством.

Николай Бугров.

Репутация отличного плотника и блестящего организатора привели его в ярмарочный строительный подряд. Ярмарка ежегодно нуждалась в наведении мостов, строительстве и починке торговых рядов, а эти работы были, по сути, "золотыми". В 1852 году Петру был доверен ремонт Главного выставочного дома. По ярмарочному подряду у него было занято 610 чернорабочих, 435 плотников, 84 маляра, 30 молотобойцев, 21 кузнец и 6 слесарей. Про него Владимир Даль, который собирал на Нижегородской ярмарке пословицы и поговорки, писал: "Это один из тех умов, который, начав с ломового крючника, добился звания лучшего подрядчика".

Сын Петра Александр не сумел удержать выгодный подряд, но стал успешным лесопромышленником и главным поставщиком строительных материалов на Нижегородскую ярмарку. Кроме того, он расширил мукомольное производство и в 1870 году имел 10 мест в мучном ряду. По масштабности начинаний Александр Петрович уступал отцу, но сумел умножить семейный капитал.

Самым ярким предпринимателем в династии Бугровых оказался сын Александра Петровича - Николай. Он с выгодой занимался не только лесом и мукомольным делом, но и создал собственное пароходство - десятки буксиров и барж. А мукомольный комплекс Николая Бугрова экспонировался на Всероссийской выставке 1896 года и был отмечен высшей наградой - правом помещать на документах и товарах изображение Государственного герба Российской империи. Слыл Бугров человеком умным, ироничным, общительным. Своему бухгалтеру, мающемуся от безделья, он частенько говорил: "Эх, нанял я тебя, поддавшись моде, а ведь вся бухгалтерия у меня в голове...".

Вдовий дом Николая Бугрова.

Особую славу Николаю Александровичу принесла его благотворительная деятельность. В 1887 году он построил Вдовий дом, где получили пристанище 160 вдов с детьми. Каждая семья бесплатно пользовалась отдельной квартирой с отоплением, освещением, а также общественными кухнями, баней и прачечной. Дети получали образование и медицинскую помощь.

Бугров построил и подарил городу и ночлежку на 900 человек, где на 5 копеек можно было получить тарелку щей, фунт хлеба и чай. Писатель Максим Горький не раз вспоминал, как он с матерью находил здесь приют.


Промышленники Рукавишниковы: "железные" люди

Династия Рукавишниковых берет начало с кузнеца Григория Михайловича. Он работал в кузнице еще в районе Макарьевской ярмарки, а затем перебрался вместе с ярмаркой в Нижний Новгород. Здесь он купил несколько лавок и начал торговать железом. Дела шли так удачно, что через несколько лет Григорий стал обладателем стального завода.

Дело отца подхватил сын Михаил. Он сумел развить производство и вскоре стал в губернии монопольным поставщиком железа. Его сталелитейный завод в Кунавине (район Нижнего Новгорода) производил едва ли не самую лучшую сталь в России. В 1843 году в местной прессе отмечалось, что на заводе стали "...выделывается до 50 000 пудов. Всего на сумму 90500 рублей серебром". И практически весь металл сбывался на Нижегородской ярмарке.

"Железный старик" - так называли Михаила и не только за металлургическое дело, но и за характер. Окружающие отмечали, что он был строг и не терпел в людях лени. Зато очень щедр в меценатстве: помогал гимназиям, малоимущим семьям, церквям, тем самым подавая пример своим детям. И их у него было немало: семь сыновей и две дочери. Каждому после смерти отца досталось примерно по четыре миллиона рублей. Потомки Михаила Григорьевича не подкачали - продолжили дело "железного старика" и в бизнесе, и в благотворительности. Старший сын Иван Михайлович вместе с братьями и сестрами построил в Нижнем Новгороде "Дом трудолюбия для занятия трудом бесприютных бедных и нищих". На проходившей в Нижнем Всероссийской выставке 1896 года изделиям Дома трудолюбия были присуждены дипломы, соответствовавшие золотой и бронзовой медалям. Дом посетил Николай II c супругой.

Дом трудолюбия - детище предпринимателей Рукавишниковых.

Одной из жемчужин архитектурного искусства в Нижнем Новгороде и по сей день является белоснежный дворец на Верхне-Волжской набережной, выстроенный сыном Михаила Григорьевича - Сергеем.


Николай Шустов и оригинальная "витрина" его московского завода.

Виноделы Шустовы: ликеры ведрами

На Всероссийской выставке в 1896 году в Нижнем Новгороде продукция Николая Шустова получила золотую медаль. Похвалил Николая Леонтьевича и посетивший павильон император Николай II. Неизвестно, пробовал ли он в тот раз шустовскую продукцию, но на многочисленных обедах и приемах в ходе выставки-ярмарки - уж наверняка. Секреты многочисленных наливок и настоек достались Николаю от отца, который любил настаивать водку на ягодах и травах и знал множество рецептов. В конце ХIХ века Николай Шустов с сыновьями развил производство алкогольных напитков настолько, что в год они сбывали около 100 тысяч ведер ликеров и наливок и около 400 тысяч ведер (1 ведро = 12,3 литра) дистиллированного вина.

Прославился Шустов и оригинальным продвижением продукции. Один из его рекламных трюков выглядел так. Нанятая фирмой группа студентов ходила по дорогим ресторанам и по ходу обеда требовала шустовской водки. Поскольку такая водка оказывалась не всегда, дело обычно заканчивалось скандалом и последующей дракой. Естественно, эти происшествия попадали в газеты, а студенты в полицейские участки. Отличная реклама!


Савва Морозов и витрина Никольской мануфактуры Морозова и сына на Нижегородской ярмарке.

Завещание Саввы Морозова: Россия должна быть одной из первых

Род Морозовых участвовал в Нижегородской ярмарке с 1840го по 1917 годы. У Саввы Тимофеевича Морозова было 32 лавки в текстильных рядах.

Русская пресса окрестила Савву Морозова "купеческим воеводой". Он восемь лет с -1891-го по 1897-й - был председателем ярмарочного комитета. На Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде Морозов подносил царю хлеб-соль. А позже на банкете произнес боевую речь. В ней Савва Тимофеевич сказал такие мудрые слова, что они и сейчас звучат как завещание потомкам:

"Богато наделенной русской земле и щедро одаренному русскому народу не пристало быть данниками чужой казны и чужого народа... Россия, благодаря своим естественным богатствам, благодаря исключительной сметливости своего населения, благодаря редкой выносливости своего рабочего, может и должна быть одной из первых по промышленности стран Европы".


P.S. 1895 году только от Нижегородской губернии ярмарку посетило 742 купца, в 1903-м - 944 купца, в 1907-м - 709, в 1913-м - 565. Больше было только купцов из Московской губернии.

Взгляд иностранца

Разгрузка хлебной баржи на Волге.

Здесь и перс, здесь и финн - 200 тысяч приезжих

Нижегородская ярмарка, ставшая ныне самой значительной на земном шаре, является местом встречи народов, наиболее чуждых друг другу, народов, не имеющих ничего общего между собой по виду, по одежде, по языку, религии и нравам. Жители Тибета и Бухары - стран, сопредельных Китаю,- сталкиваются здесь с финнами, персами, греками, англичанами и французами. Это настоящий судный день для купцов. Во время ярмарки число приезжих, одновременно живущих на ее территории, равняется двумстам тысячам. Отдельные единицы, составляющие эту массу людей, постоянно сменяют друг друга, но общая сумма остается постоянной, а в дни особенно оживленной торговли доходит даже до трехсот тысяч. По окончании этих коммерческих сатурналий город умирает. В Нижнем насчитывается не более двадцати тысяч постоянных жителей, теряющихся на его голых площадях, а территория ярмарки пустует в течение девяти месяцев в году. Такое огромное скопление людей происходит, однако, без особого беспорядка. Последний в России вещь неизвестная. Здесь беспорядок был бы прогрессом, потому что он - сын свободы[...]

Из книги маркиза Астольфа де Кюстина
"Россия в 1839 году"

Поднятие флагов на открытии Всероссийской выставки 1896 года.