Новости

10.08.2017 20:53
Рубрика: Общество

Ода - Иркутску

Рак, выявленный на ранней стадии, поддается излечению
В Иркутске прошла "Японская школа онкологии". Мастер-классы по эндоскопии и ультразвуковой диагностике с участием ведущих японских специалистов собрали 400 онкологов из разных регионов России.

Впервые подобный форум, посвященный проблемам лечения рака, состоялся шестнадцать лет назад. И с тех пор проводится каждый год. Причем обычно не на базе крупных научно-практических центров. Скажем, в 2010-м он проходил в Московской городской онкологической больнице N 62. Сейчас - в Иркутском областном онкологическом диспансере. Это свидетельство международного признания практической отечественной медицины. Факт не столь важный? Не скажите! Вот и во время нынешней встречи ко мне в коридоре диспансера подошла пожилая женщина.

- Вы из Москвы? У меня болен сын - вон он сидит у кабинета. Здесь сказали, что в желудке опухоль. Маленькая. Но ее надо удалять. Здесь сейчас японцы. Но они уедут. Везти сына в Японию? В Москву? Посоветуйте!

Объяснять, что я не врач, не специалист? Я же из Москвы. И только что говорила с Викторией Дворниченко. Она главный врач диспансера, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой онкологии Иркутского медицинского университета. Это под ее руководством диспансер стал ведущим онкологическим учреждением региона. Говорили мы с Викторией Владимировной и о том, надо ли за онкологической помощью отправляться в Москву или в ту же Японию. "Нет такой необходимости!" - Виктория Дворниченко утверждает это фактами и статистикой. Диспансер - лидер помощи пациентам Дальнего Востока, Сибири, Тувы. Сюда порой обращаются жители Кореи и Японии. Но... Регион огромный. Нередко до Иркутска просто сложно добраться - дороги не соответствуют. В отдаленных районах - дефицит кадров. Однако в большинстве случаев удается соответствовать международным стандартам диагностики и лечения. В большинстве. Не во всех. Одно из препятствий тому мы сами. Все тот же российский менталитет. Прописная истина: рак, выявленный на ранней стадии, поддается излечению. В Японии на этой стадии он выявляется в 60 процентах случаев. В России - в 15-20.

В Японии рак на ранней стадии выявляется в 60% случаев. В России - в 15-20%

Один из организаторов проведения японских школ онкологии иркутский врач Алексей Нехзер рассказывает, что в Японии повсеместно действуют государственные центры ранней диагностики рака. И тот же рак желудка, когда-то настоящий бич в этой стране, - в прошлом. Японцы приняли госпрограмму борьбы с этим видом рака: улучшение материальной базы медосмотров, обучение специалистов, просвещение населения. Но не только. Она включила и, можно сказать, драконовские методы: человек не просто должен - обязан пройти медосмотр! К примеру, если у японской компании в годовом отчете нет оплаченного счета из центра ранней диагностики рака о прохождении сотрудниками медосмотра, такой отчет не будет принят. Более того, работодателя оштрафуют на крупную сумму. Еще хуже будет сотруднику, который отказывается от медосмотра. Он должен письменно подтвердить, что предупрежден: в случае если у него обнаружат онкологическую опухоль, ему придется полностью оплачивать лечение. А это десятки тысяч долларов.

Подобное у нас невозможно? Подобного у нас пока нет. Но вот, скажем, в Московской области ввели программу раннего выявления заболеваний печени, которые могут приводить к развитию злокачественной опухоли. Выверенная, просчитанная, нацеленная не на сиюминутный, а отдаленный результат, она уже меняет "печеночную статистику" к лучшему. И величина финансовых вливаний оказалась вполне приемлемой. Однако тиражирования пока нет.

Энтузиастов не хватает? Не хватает. А еще опять же культуры отношения к собственному здоровью. Вот на подъезде дома, в котором живу, появлялись объявления: жильцов приглашали пройти диспансеризацию в поликлинике по соседству. Указывались дни и часы приема. Воспользовались приглашением единицы. Тому причины разные. Формализм подобных осмотров, равнодушие, когда специалисты не отрывают взгляда от заполняемых документов, не видят сидящего перед ним пациента. И не о помощи вовсе идет речь. Об оказании услуги. А это совсем не одно и то же.

Доктор медицины, профессор, заведующий отделением ультразвуковой диагностики Национального онкологического центра в Токио Ясунори Мидзугучи удивленно спрашивал: "Почему вы так не любите своих пациентов?" Ведущий специалист в области радиологических исследований, их роли в диагностике и определении тактики лечения онкобольных, он делился опытом, проводил мастер-классы.

Это я к тому, что бытует: для постановки правильного диагноза не обойтись без КТ, без МРТ. Есть некое небрежение к УЗИ, к ультразвуковой диагностике. У этой точки зрения своя подпитка: врачи настойчиво рекомендуют, назначают сложные исследования, вынуждая пациентов тратить на них немалые деньги. Но опыт Онкологического центра Токио, о котором докладывал Ясунори Мидзугучи, опыт Московской городской онкологической больницы N 62, о котором докладывал доктор медицинских наук Владимир Капустин, свидетельствует: ультразвуковая диагностика эффективна, незаменима в диагностике опухолей. Только необходимо знать об особенностях ее проведения. Этим особенностям посвятили свои лекции, мастер-классы и Мидзугучи, и Капустин. А любовь к пациенту - одна из составляющих особенностей. И выражается она прежде всего в том, что врач не жалеет времени на беседу с пациентом, на "выспрашивание" деталей. Да, техника должна быть точнейшая, умение владеть ею - высочайшее. Японцам в этом не откажешь. Тут они доки. Но, убежден Мидзугучи, надо уметь собрать анамнез, надо уметь слышать пациента, уметь его услышать. Надо его, пациента, любить.

Такой момент. Выходили из аудитории одного из мастер-классов. Участник семинара в сердцах сказал: "Ему хорошо о любви, чтобы времени на УЗД не жалеть! Ему бы наши нормативы минут на пациента! Не забалуешь!" Времени на подробный анамнез, на общение с пациентом нет. Сейчас решено оптимизировать первичное медицинское звено. Мера своевременная чрезвычайно. Если не станет очередным благим пожеланием...

Однако вернемся в Иркутск. Заведующий эндоскопическим отделением Иркутского областного онкодиспансера Сергей Журавлев сказал мне, что завтра утром операцию эндоскопического удаления раннего рака кардиальной части желудка 56-летней местной жительнице проведет доктор медицины, профессор Национального онкологического центра в Токио Ичиро Ода - один из лучших специалистов по эндоскопии в мире.

- Почему именно эту операцию?

- Очень плохое местоположение опухоли. Сложнейший доступ.

С Сергеем Журавлевым и Ичиро Ода впервые встретилась в 2010 году, когда они оперировали пациента во время конференции в московской онкологической больнице N 62. И вот теперь новая встреча. И снова ранняя стадия рака желудка. И снова операция без разрезов, без скальпеля, без особой стерильности. Я лишь накинула на платье халат, вошла в операционную и встала между Сергеем и Ичиро.

...Пациентка лежит на левом боку. Она крепко спит. На ее теле не останется никаких послеоперационных следов. Через два-три дня она уйдет из больницы. А пока через ее рот, как во время проведения гастроскопии, введен эндоскоп, которым командует Ичиро. Как командует! Народа в операционной много. Но тишина абсолютная. Напряжение зашкаливает. Медсестра время от времени вытирает салфетками пот с лица Ичиро. Наконец он бережно извлекает эндоскоп. Вместе с опухолями. Опухолями - я не оговорилась. Рак поселился в таком месте, что его невозможно было разглядеть. Казалось, что опухоль одна. Оказалось две. Крохотные, не успевшие развиться, не успевшие убить. Вот они обе на кончике эндоскопа. Ичиро и Сергей бережно переносят их на специальную подстилку, закрепляют медицинскими иголками, чтобы отправить на гистологию. Опухоли удалены. А сам желудок сохранен, что чрезвычайно важно. Пациентка не слышит аплодисментов хирургу, который только что спас ей жизнь. Ичиро по чисто японскому обычаю раскланивается в ответ.

Такие операции в Японии проводятся с середины девяностых годов прошлого века. В наше время проводятся сотнями каждый день: 40 процентов рака желудка удаляется эндоскопическим путем. У нас? К сожалению, статистика иная. Хотя важность тиражирования очевидна. И дело не только и не столько в цене их материального обеспечения. Да, аппаратура, да, расходные материалы. А главное - кадры. Таких, как Ичиро Ода, конечно, не может быть много. Это талант от Бога. Но на умелых, знающих, добросовестных можно и нужно рассчитывать. И готовить обязательно, в том числе в тех же ежегодных японских школах онкологии, которая на сей раз прошла в Иркутске.

Спросила Ичиро:

- Пациента надо любить?

- Пациенту обязательно надо помочь...

Общество Здоровье Онкология: как победить рак Интервью Ирины Краснопольской