Новости

16.08.2017 17:47
Рубрика: Общество

Мудрая женщина зажигает

Как успешный адвокат и мать четверых взрослых детей стала известной моделью
Почти двадцать лет - один и тот же ряд, одно и то же место в концертном зале. Высокая элегантная женщина - как магнит и тайна. Негласная королева безупречного вкуса, тем более среди дам с бриллиантами и в мехах летом (говорят, это утешившиеся вдовы или бывшие жены миллиардеров). Стройные седеющие мужчины в великолепных кожаных туфлях… Фестиваль классической музыки собирает в швейцарских Альпах не только великие таланты, но и их поклонников, которые могут позволить себе две недели быть счастливыми в одной отдельно взятой горной деревне - Вербье. У Катрин де Мариньяк есть один титул, который невозможно передать по наследству. Она - президент клуба друзей фестиваля, избирается тайным голосованием. Она - избранная. Несколько лет назад судьба неожиданно избрала ее еще для одной миссии: в этом году вся Женева была увешана билбордами с ее изображением…
 Фото: Из архива Катрин де Мариньяк/Fadil Berisha Катрин де Мариньяк: Самой большой неожиданностью в моей жизни стала карьера модели, которая началась лет 6-7 назад. Фото: Из архива Катрин де Мариньяк/Fadil Berisha
Катрин де Мариньяк: Самой большой неожиданностью в моей жизни стала карьера модели, которая началась лет 6-7 назад. Фото: Из архива Катрин де Мариньяк/Fadil Berisha

Вы хорошо знакомы Европе, китайцы про вас фильм снимают. Но Катрин де Мариньяк почти не знают в России. Давайте устраним эту несправедливость. Как бы вы представились иностранцу?

Катрин де Мариньяк: Адвокат. Президент ассоциации друзей фестиваля классической музыки Вербье, одного из крупнейших в Европе. Мы предоставляем артистам бесплатно жилье - свои квартиры, комнаты, шале. Каждый вечер организуем ужины для героев дня.

Только что после концерта Евгения Кисина вы собрали избранную публику. Как пошутила его жена Карина, которую он ждал всю жизнь, хотя они играли в одной песочнице: все приходят посмотреть на женатого Женю, поздравить его с бокалом вина. Такие славные дачные вечеринки - еще один из искусов Вербье?

Катрин де Мариньяк: Не спорю. Ассоциация была создана практически с рождением фестиваля. Надо было поддержать отца-основателя и бессменного арт-директора Мартина Энгстрёма, который задумал этот проект на горнолыжном курорте, пустующем летом. Клуб друзей - не новость в Европе, но именно наша местная организация, наверное, она одна из самых сильных, которая помогает фестивалю расти, развиваться и выживать.

У вас тут дача, дом?

Катрин де Мариньяк: Я живу в Женеве. Когда лет двадцать назад мы построили здесь шале, то и открыли для себя фестиваль.

Много ли надо, чтобы стать другом?

Катрин де Мариньяк: Главное - любить музыку, любить фестиваль. Есть разные категории друзей. Самый маленький взнос начинается, по-моему, со 100 или 150 франков. Нужно заплатить и присоединиться. Это дает возможность раньше других купить билеты на самые лучшие места. Конечно, есть и настоящие меценаты, которые очень много вкладывают в фестиваль.

А география ваших друзей?

Катрин де Мариньяк: Они по всему миру, каждый год приезжают. Очень сильные группы друзей в Англии и в Америке. Но, конечно, основа - из Швейцарии. Надеемся прирастать и Россией. Вот только что после концерта Николая Луганского прошел прием, который устроила русская секция нашей ассамблеи.

Вы как-то пошутили - когда стала президентом, друзья стали шарахаться, видят и думают: опять будет просить деньги.

Катрин де Мариньяк: Конечно, то была шутка. Хотя многие знают, если я кого-то приглашаю на встречу по поводу фестиваля, то буду о чем-то просить.

"Люди находят мою историю интересной, потому что я не профессиональная модель. Я действующий адвокат, мать четверых взрослых детей". Фото: Ядвига Юферова

Это трудное искусство - просить?

Катрин де Мариньяк: Да, добывать деньги - большое искусство. Не могу сказать, что я обладаю им в большой степени. Конечно, самый главный добывальщик у нас Мартин. Был и остается. Фестиваль Вербье - это не только для какой-то элиты музыка. Нет. Это такая лаборатория, которая выращивает таланты, помогает им открыться и показаться. Расходы на образовательную часть - летнюю академию очень значительны.

Ваше лицо в последние годы появилось на обложках модных журналов. Что это за красивая история?

Катрин де Мариньяк: У меня достаточно необычная судьба. Я больше 20 лет работала в международной адвокатской компании. Затем получила второе образование - историка искусств. Но самой большой неожиданностью стала карьера модели, которая началась лет 6-7 назад.

Говорят, в магазине к вам просто подошли…

Катрин де Мариньяк: Я была со своей дочерью, она у нас очень красивая, человек представился и спросил, сможет ли она принять участие в кастинге. Мы пришли, дочь долго фотографировали… Потом хозяйка агентства моделей сказала: а вы меня больше интересуете.

Дочь не обиделась?

Катрин де Мариньяк: Она этим не интересовалась, для нее это было абсолютно неважно. И я не представляла, что со мной может подобное произойти. Просто я попала в хорошее время в хорошем месте. Потому что сейчас наметилась тенденция в качестве моделей привлекать более реальных людей более реального возраста. И к моему удивлению, все вылилось в достаточно большую карьеру.

В любом возрасте надо жить, а не доживать, вещи носить, а не донашивать. Тогда и окружающие будут любить тебя, а не долюбливать

Вы стали уверенней себя чувствовать в роли президента клуба, когда стали моделью? Это помогает привлекать больше меценатов?

Катрин де Мариньяк: Люди находят мою историю очень интересной, потому что я не являюсь профессиональной моделью. Я действующий адвокат, мать четверых взрослых детей.

Помните ваш дебют?

Катрин де Мариньяк: Помню лишь свой страх перед камерой. Потому что, как мне объяснила хозяйка агентства, важно быть фотогеничным. Можно быть потрясающей красавицей, но не выходить на фотографиях. А может быть женщина - в ней ничего особенного, но она проявляется.

Вы дорогая модель? Какой бизнес сейчас для вас успешней - юридический или модельный?

Катрин де Мариньяк: К счастью, я не занимаюсь этим ради денег. У меня есть основной заработок, поэтому имею свободу, могу позволять себе выбирать. Например, я стараюсь не участвовать в кампаниях больших концернов. За фотографии в журналах, конечно, платят немного. Потому что журнал считает, что он больше вам дает, представляя вас определенным образом. Я это делаю, можно сказать, из любви к искусству.

Какие кампании были для вас интересны? Где вы с удовольствием работали?

Катрин де Мариньяк: Для меня наибольший интерес представляет работа с фотографами, посчастливилось иметь дело с величайшими мастерами нашего времени, которые создают настоящее искусство. Дефиле мне интересно в меньшей степени. Во время последней недели высокой моды, например, Жан-Поль Готье предоставил свои наряды с тем, чтобы я могла потом сидеть в первом ряду, быть как бы его музой. На сайте Готье очень много моих фотографий. Последняя работа для китайского рынка - неувядающая вечная красота.

В эти дни в Париже выходит книга Софи Фонтанель Apparition ("Появление"). Катрин послужила прообразом ее героини. Фото: Из архива Катрин де Мариньяк

И вот во Франции выходит книга, где вы послужили прообразом…

Катрин де Мариньяк: Это немножко анекдотичная история с Софи Фонтанель. Она была главным редактором журнала Elle, теперь в Nouvel Observateur. В один момент она приняла решение не красить свои волосы. Поскольку сама писательница, то решила на эту тему еще и написать.

Я как-то была в Париже, зашла в очень известное литературное кафе "Флор", где собираются многие писатели, журналисты. На следующий день подруга переслала из Инстаграм мою фотографию со спины. Спрашивает: это ты или не ты? Я ответила в шутливой форме: никогда не знаешь, что происходит за твоей спиной, когда ты в Париже. Так через социальные сети мы познакомились с Софи и очень подружились. Она написала книгу, которая называется "Появление". Конечно, там, как у любого писателя, главный персонаж состоит из микса. Но она сама говорит, что вдохновилась, когда обратила внимание на мои седые волосы, поэтому и книга называется Apparition ("Появление").

Ого, как романтично, видение Катрин в "Кафе де Флор".

Катрин де Мариньяк: Книга выходит в Париже 17 августа, я даю интервью известному журналу Nouvel Observateur в том самом кафе, где состоялось то появление. И будет еще наша писательница-историк Татьяна де Роне. Она тоже не красит волосы. Так что мы запустили новую моду. Сейчас настоящий феномен, женщины все больше и больше принимают свои седые волосы. Даже делают их модными.

Я с детства помню строчки известной советской поэтессы, фронтовички Юлии Друниной:

Нынче в моде седые волосы
И "седеет" бездумно молодость...
Я не против дерзости в моде.
Я за то, чтобы модными слыть,
Но седины, как славу, как орден
Надо, выстрадав, заслужить.

Катрин де Мариньяк: Я рада, что попала в эту волну. Потому что когда отретушированные модели лет пятнадцати предлагают кремы от морщин… Теперь мои сверстницы очень рады, что есть реальные люди, которые могут представить достойным образом современную женщину любого возраста.

"Многое я постигаю с возрастом. Например, приходит спокойствие". Фото: Ядвига Юферова

Все равно никуда не деться от надвигающихся лет. Как женщина должна взрослеть?

Катрин де Мариньяк: Сложный вопрос. Надо выделить в себе что-то очень главное, что позволяет чувствовать себя хорошо в любое время жизни. Многое я постигаю с возрастом. Например, приходит спокойствие. Есть вещи, которые в молодости мне казались важными или возбуждали, сейчас не настолько важны. Главное - быть активной, обрести гармонию между своим внутренним "я", тем возрастом, который мы представляем, и образом жизни.

Мне кажется, в любом возрасте надо жить, а не доживать, вещи носить, а не донашивать. Тогда и окружающие будут любить тебя, а не долюбливать…. Вы согласны?

Катрин де Мариньяк: Абсолютно! Одна из самых важных и трудных вещей - жить настоящим моментом. Как многие философы говорят, мы не имеем контроля над прошлым и не имеем контроля над будущим. Живем здесь и сейчас. Важно, как проживаем этот момент.

Русский след в моей жизни? По наследству мне досталась большая коллекция рисунков, картин, театральных эскизов Константина Коровина

Деликатный вопрос: приходит время, уходит сексуальность. Это надо как-то пережить?

Катрин де Мариньяк: Я не могу согласиться. Женщина не теряет своей сексуальности. Мне кажется, наоборот, с возрастом мы становимся увереннее в себе, более привлекательными в чем-то. Надо сказать, меня это очень удивляет, но в 63 года я имею большой успех у мужчин, в том числе моложе меня.

У меня есть друг, которому я публично говорю: самое сексуальное у тебя, несомненно, ум.

Катрин де Мариньяк: Интересное наблюдение… В молодости энергия женщины уходит на то, чтобы создать семью, родить детей. С возрастом важно чувствовать себя хорошо и выглядеть хорошо, представлять себя роскошной женщиной, уже не стремясь продлевать род человеческий.

Как семья восприняла ваш модельный успех?

Катрин де Мариньяк: Конечно, я посоветовалась со всеми: если стану этим заниматься, будет определенная известность, а мы люди дискретные. Дети, а их у нас с мужем четверо, старшей дочери 29 лет, посмеялись и сказали: мама, если тебе нравится, занимайся. Они и не думали, что все так обернется. В семье рады, что я занята, что я активная.

У каждого человека бывает, что жизнь делает больно. Как вы переносите трудные времена?

Катрин де Мариньяк: Я человек достаточно позитивный. У меня, как и у всех, были свои проблемы, получала и удары судьбы, не всегда все было гладко. Но жизнь продолжается. Мой характер помогает идти вперед, продолжать жить.

Ученые-физиологи готовы продлить человеку биологическую жизнь, хоть до 120 лет. Но у нас не сформулирован смысл жизни столетнего человека. Зачем жить дольше века? Какая может быть философия "третьего возраста"? Или жизнь сама по себе - безусловная ценность и точка?

Катрин де Мариньяк: Жизнь стремительно движется вперед. Моя бабушка в 60 лет считалась старушкой.

У Пушкина в "Евгении Онегине" про маму Татьяны Лариной вообще сказано: в комнату вошла старушка лет 36.

Катрин де Мариньяк: Долго считали, что пожилой возраст - это последний отрезок перед смертью, "третий возраст".

У нас в России даже есть неловкий официальный термин - возраст дожития: время после выхода на пенсию до ухода из жизни.

Катрин де Мариньяк: А сейчас мы говорим о "четвертом возрасте". Не знаю, насколько мы продлим жизнь, но мне кажется, что даже в очень позднем возрасте главное - качество жизни и состояние нашего мозга. Надо жить хорошо до конца.

Русский след

Катрин де Мариньяк: А можно про себя еще рассказать для "Российской газеты"?..

О чем речь, Катрин…

Катрин де Мариньяк: Когда мои родители приехали в Женеву, мне было семь лет. Мы жили в только что построенном доме, на последнем этаже. Нашими соседями были Марк и Татьяна Слоним. Марк для меня служил квинтэссенцией красивого, интересного мужчины. К нему приезжали многие известные русские эмигранты… У Татьяны была прекрасная коллекция икон, которую она подарила музею искусства. Всю жизнь она была в суперформе, когда мы к ней приходили, пела, играла на пианино, поднимала нас на спину, делала лошадку. Мои дедушки-бабушки жили далеко, и они для меня стали суррогатными дедушкой и бабушкой.

Так что и в вашей душе есть русский след. Когда вы последний раз были в Москве?

Катрин де Мариньяк: Давно не была в Москве, в Санкт-Петербурге когда-то два раза. Хочу сказать, что еще связывает меня с Россией: большая коллекция работ Коровина.

Фото: Из архива Катрин де Мариньяк

Мне их оставила в наследство подруга, которая одно время жила с художником в Ницце. Может быть, не считая Большого и Мариинского, у меня самая большая коллекция его рисунков, картин, театральных эскизов. Шучу: каждый день сплю с Коровиным, он везде вокруг меня.

Катрин, каждый день - это счастье, пока мы живы. А давайте придумаем еще один праздник. Мне кажется, в России могут заинтересоваться книгой про мудрость и притягательность третьего возраста, про вашу карьеру модели. И почему бы не вывести в свет из частной коллекции работы Коровина и для начала не издать альбом? Немедленно расскажу об этом друзьям в издательстве "Искусство ХХI". И у вас, возможно, будет прекрасный повод приехать в Москву и Петербург. Русский круг друзей Вербье и музыкантов будет счастлив вернуть вам хоть часть того гостеприимства, которым вы одариваете в Швейцарии.

Катрин де Мариньяк: Мне нравится эта идея. С удовольствием!

Редакция "Российской газеты" благодарит Бермет Акаеву, члена ассоциации друзей фестиваля Вербье, за помощь в переводе.

Катрин де Мариньяк в Instagram - @catherineloewe