Новости

17.08.2017 14:44
Рубрика: Культура

Почему Тамара Синявская не советует Сергею Волчкову быть "вторым Магомаевым"

17 августа любимому миллионами зрителей певцу и композитору, народному артисту СССР Муслиму Магомаеву исполнилось бы 75 лет. И сегодня в памяти у многих его образ - элегантного, благородного, красивого и мужественного (куда там до него актерам, игравшим роль Джеймса Бонда) джентльмена - честного, искреннего и будто бы возвышавшегося со своей ободряющей улыбкой над суетой обыденных дней.
 Фото: Евгений Биятов/РИА Новости  Фото: Евгений Биятов/РИА Новости
Фото: Евгений Биятов/РИА Новости

Победителя "Голоса" Сергея Волчкова сегодня называют "новым Муслимом Магомаевым". 29-летний певец в течение нескольких лет дважды собирал аншлаг на сольном концерте в Государственном Кремлевском дворце, что в таком возрасте, кажется, еще не удавалось никому…

Но Сергей Волчков ведь и учился в ГИТИСе, в том числе и у Тамары Ильиничны Синявской, которая была с Муслимом Магомаевым 35 лет - на концертной сцене и в жизни - вместе! Волчков брал у нее уроки и перед тем, как исполнить песни из репертуара Магомаева на "Голосе". И, можно сказать, получил ее одобрение и напутствие, благословение…

Обозреватель "РГ" разыскал Сергея Волчкова во время его отпуска и узнал, почему Тамара Синявская советовала ему не быть "вторым Муслимом Магомаевым".

Песни, которые пел Муслим Магомаев, по-прежнему нужны людям и сегодня. Вот и вы выиграли второй сезон "Голоса" во многом благодаря тому, что исполнили два хита из его "золотого репертуара?

Сергей Волчков: Да, они мне очень помоги победить. Прежде всего, "Синяя вечность" - песня, которую написал Муслим (когда Волчков говорит об артисте, то голос его теплеет, причем называет Магомаева в разговоре он именно так - без отчества, как доброго старшего товарища - прим. "РГ"). Во многом благодаря ей люди и проголосовали за меня в "Голосе". А еще я пел его "Мелодию" с незрячей девочкой Патрицией Кургановой… А после этого исполнения на меня обратила внимание Александра Николаевна Пахмутова (автор музыки к "Мелодии"). Она позвонила Градскому и поблагодарила, сказав: "Наконец-то я услышала возрождение этой песни!" (хотя в ХХI веке ее пели и другие исполнители). А перед тем как спеть "Мелодию" на телевидении, я был в гостях, на уроке у Тамары Ильиничны Синявской. И она подсказала мне некоторые нюансы. Например, научила: "Вот здесь не кричи! А вот здесь, наоборот - мягче…". Еще какие-то вокальные нюансы...

Получается, что Тамара Ильинична в вас поверила и благословила на исполнение его песен?

Сергей Волчков: Она мне очень помогла, и я пел их на "Голосе" уже с глубоким осмыслением. А еще на меня произвело большое впечатление то, что он впервые исполнил "Мелодию" для нее по телефону, позвонил и спел.

Несмотря на то, что звонки по междугороднему телефону и раньше стоили очень дорого, он не пожалел денег для любимой и объяснился ей в любви теперь уже и этой песней? Очень мужской и, можно, наверное, сказать, красивый романтический поступок…

Сергей Волчков: С "Мелодией" связана и другая интересная история: Александра Николаевна попросила Муслима исполнить одну песню на каком-то тематическом мероприятии. И пообещала: если ты придешь и споешь, то я напишу для тебя песню, где будет пять или шесть бемолей. И он сказал: "Хорошо!". Он же ведь сам пианист по образованию! Так Пахмутова в благодарность Муслиму и написала для него "Мелодию", песню, в которой его баритон прозвучал очень тепло и мужественно, проникновенно… Эти бемоли тоже пригодились.

А что вам рассказывала Тамара Ильинична про Магомаева - про его характер, темперамент, привычки?

Сергей Волчков: Она восхищалась им, но мне при этом говорила: "Не будь вторым Муслимом! Лучше будь первым Сергеем Волчковым. И пусть ты никогда не будешь вторым, а только первым!". Конечно, я и сейчас слушаю многие песни Магомаева, и восторгаюсь его талантом, его баритоном. У него была какая-то эталонность исполнения… И еще очень важная деталь его характера. Я видел замечательный белый рояль, на котором играл Магомаев. Он стоял в классе, где преподает Тамара Ильинична Синявская. Раньше был на даче, но потом Муслим решил отдать его ГИТИСу, чтобы на нем учились и молодые музыканты. И я тоже занимался в классе, на этом замечательном рояле. Брал уроки у Тамары Ильиничны и у Петра Сергеевича Глубокова.

Сейчас, нашей эстраде не хватает певца, который пел бы так мужественно, благородно, лирично, да и выглядел бы безукоризненно, как истинный джентльмен, с такими же гордыми привычками и в повседневной жизни… Вам льстит, когда только вас сравнивают с Магомаевым?

Сергей Волчков: Ну, во-первых, мы оба баритоны и поэтому между нами уже есть определенная связь. Баритон - это всегда особенная стать, мужское начало… При этом у нас разные темпераменты. Муслим - азербайджанец, и кровь более горячая, азербайджанская. А у меня - белорусская. Мне кажется, я экспрессивный, но лиричный… И конечно, я смотрел все его интервью и читал все, что мог найти о Магомаеве.

А Тамара Ильинична, кстати, рассказала и такую важную деталь: Муслим всегда искренне восхищался своими коллегами. Он особо не дарил цветы, но всегда ходил на концерты любимого им Георга Оттса и покупал ему букеты. Выходил и дарил со словами признания.

Ныне такое сложно представить - артисты уже не часто дарят друг другу цветы и редко говорят приятные слова о соперниках на публике… А чему еще вам важно было научиться у Муслима Магомаева?

Сергей Волчков: Хотя бы тому, как готовиться к выступлению. Муслим говорил: "Когда я слышу первый звонок на сцену, второй, третий - всегда есть волнение. Ведь ты выходишь к своему зрителю! И внутреннее чувство волнения обязательно должно присутствовать!" А мой педагог позднее добавлял: "На сцену нужно выходить с температурой 40 градусов. Нельзя появляться там с 36 и 6 и таким спокойным и расхлябанным! Нужно, чтобы тебя потрясывало, и люди видели, что ты не работаешь, а отдаешь им все силы!" На этих советах я тоже старался учиться.

Каких песен этого артиста нам сегодня все-таки не хватает?

Сергей Волчков: Я очень хочу вернуть в свой репертуар его песню "Благодарю тебя". Раньше я пел ее не очень осмысленно. А теперь созрел. Очень хочется взять его итальянский цикл. И учиться такой же стати, благородству, преданности своему делу.

Магомаева все любили. При таком отношении поклонников, наверное, можно было разрешить себе и какие-то вольности. Но он никогда их себе не позволял - как говорится, не падал в грязь лицом. О нем нельзя сказать плохо, нельзя сказать в прошедшем времени.

У Муслима много чему можно поучиться: его внутренней улыбке, самоотдаче… И вот еще что: когда меня зовут на какие-то телепередачи, я невольно спрашиваю себя: "А пошел ли бы на них сам Муслим?". На те, где надо не петь, а например, прыгать с вышки или бегать от быков? И думаю, что, наверное, он бы не пошел. Потому что все эти прыжки с вышки для артиста - совсем не главное дело в жизни и совсем не важно…

При этом Муслим Магомаев решился на такой поступок: вскоре после 50-ти ушел со сцены… Вы это как-то себе объясняли?

Сергей Волчков: Все-таки не ушел совсем - продолжал петь на мероприятиях своих друзей. Но из масштабной гастрольной жизни ушел. И сделал это тоже красиво. Может, ему что-то внутренне мешало, он не хотел, чтобы его видели изменившимся, другим? Что это комментировать? У каждого своя философия. В будущем году у меня будет небольшой юбилей: 30-летие. Пять лет я гастролирую и впервые встал на кремлевскую сцену… Там же, в апреле, пройдет и мой юбилейный, сольный концерт. А еще я снова планирую проехать 60 городов России…

Я буду там исполнять и "Синюю вечность" Муслима. На моих выступлениях теперь люди за пять-шесть песен до конца кричат из зала: "Море" давай!" (по первому слову текста песни "Синей вечности" - прим. "РГ"). И я ее, конечно, пою.

Будет много песен, написанных уже для меня, например, Александрой Пахмутовой. Но и "Мелодию", "Синюю вечность", "Королеву красоты", "Лучший город земли", "Чертово колесо" и "Сердце на снегу" надеюсь тоже исполнить…

А еще, возможно, что-то из оперных арий и итальянских песен, которые пел Муслим. Без песен Магомаева меня теперь со сцены не отпускают - людям нужны они по-прежнему…

Культура Музыка