Новости

25.08.2017 10:52
Рубрика: В мире

Чайная культура - ключ к российско-китайской дружбе

Иван Соколов: У меня нет сомнений, что скоро чай будет продаваться туристам из КНР под русские частушки и бренчание балалайки
Кандидат исторических наук Иван Соколов более десяти лет занимается изучением истории чайной торговли в Российской империи. Предметом его исследований стала деятельность знаменитых чаеторговых фирм, история распространения напитка в России, а также особенности чайной культуры и рекламы чая.
В наши дни Китай является крупнейшим в мире производителем чая: на его долю приходится более четверти мирового производства. На чайной выставке в городе Цзуньи, провинция Гуйчжоу, Китай, 2017 г. Фото: EPA В наши дни Китай является крупнейшим в мире производителем чая: на его долю приходится более четверти мирового производства. На чайной выставке в городе Цзуньи, провинция Гуйчжоу, Китай, 2017 г. Фото: EPA
В наши дни Китай является крупнейшим в мире производителем чая: на его долю приходится более четверти мирового производства. На чайной выставке в городе Цзуньи, провинция Гуйчжоу, Китай, 2017 г. Фото: EPA

В августе у Ивана Соколова вышла уже двенадцатая книга об истории чая и чайной торговли в России. В начале года увидело свет и первое издание на китайском языке. Монография 2012 года, созданная на основе диссертации, имела в Китае завидный успех: цена на книгу у спекулянтов выросла до тысячи юаней. И это вполне объяснимо. Чай стал одной из первых точек пересечения России и Китая. Раньше за исследование этого интереснейшего пласта истории никто не брался настолько серьезно и дотошно. У Ивана Соколова в коллекции более пяти тысяч артефактов: от образцов рекламы и этикеток до фотографий и сувениров чайных фирм. Специально для ДК Иван рассказывает о том, как изменились за прошедшие столетия чайный бизнес и чайная культура России.

Иван, кто инициировал выход ваших книг в Китае и как их приняла публика?

Иван Соколов: Издателем книги стала одна из китайских газет. Это позволило выпустить книгу с низкой ценой экземпляра - 49 юаней. Другое дело, что фактическая цена сразу взлетела. Часть тиража купили хубэйские чайные фирмы, для которых чайный бизнес с Россией был частью их истории.

Расскажите о некоторых предметах вашей личной коллекции.

Иван Соколов: Я бы отметил, к примеру, этикетку середины - начала второй половины XIX века на трех языках: русском, французском и китайском. Это редчайший пример не "китайщины": там классический китайский сюжет и старые, читаемые иероглифы. Дело в том, что большинство художников, которые с XVII-XVIII веков изображали Китай, никогда там не были и имели весьма смутное представление о том, как реальный Китай выглядит. Они рисовали людей с желтыми лицами, диковинных животных. Это то, что в западноязычном мире называется шинуазри. В России это же явление именовалось "китайщиной" и противопоставлялось реальным китайским предметам. До второй половины XIX века доставка товаров из Китая в Россию занимала до полутора-двух лет, поэтому любая китайская вещь стоила целое состояние. Неудивительно, что только в Московской губернии было минимум три села, чьи жители в XIX веке профессионально имитировали китайские вещи. Мейсенский фарфор появился как подражание китайскому. Наша гжель и Императорский фарфоровый завод - также последствия спроса на китайский фарфор.

Каковы были масштабы чайной торговли в дореволюционной России?

Иван Соколов: Чай приходит в Европейскую Россию в 1638 году. А в Сибири появляется не позднее XIV века. В Средней Азии чай знали уже в IX-XI веках. Изначально в нашу культуру чай пришел как лекарство. Лишь с конца XVIII века его начали пить как вкусный и полезный напиток.

Привозили чай кораблями с европейских ярмарок и караванами напрямую из Китая. Чай, доставленный водным путем, назывался "кантонским". Он считался продуктом низкого качества. Караванный чай, он же "кяхтинский", был более качественным. Название пошло от поселка Кяхта в современной Бурятии, торговля в котором сосредоточилась с XVIII века. Именно Кяхта вошла в русский фольклор: "Кяхтинский чай, да муромский калач - полдничает богач!"

В чайной промышленности Китая задействованы около 80 миллионов человек, среди которых фермеры, собиратели чайных листьев и торговые агенты.

В период с начала XIX века по 1861 год русские власти в протекционистских целях закрывали импорт "кантонского чая". Причина - торговые войны в Европе и желание создать источник формирования капиталов. Чай и водочные откупа стали важнейшими источниками накопления капиталов. Вся русская элита второй половины XIX - начала XX века выросла на чайных деньгах. Предки художника Кандинского - чаеторговцы. Писатель Борис Пильняк, чья настоящая фамилия Вогау - из семьи чаеторговцев Вогау. Золотопромышленник Стахеев также капиталы сделал на чайной торговле. Семья Боткиных - торговцы китайским чаем. Жена Фета - из семьи чаеторговцев. Перловы, Грибушины, Катуары, Расторгуевы..., - список огромен.

Возможно ли сейчас появление чайных магнатов по образу и подобию прежних?

Иван Соколов: В наше время это уже невозможно. Раньше у людей рост дохода сопровождался тратами, в том числе на качественное питание. Тогда чай был символом достатка, благополучия. Сейчас эти символы сменились: менеджеры в офисах имеют айфоны, а питаются несопоставимо хуже отдельных крестьян XIX века.

Маркиз де Кюстин в своих записках "Россия в 1839 году" описал быт крестьянской избы, в которой останавливался: "По-прежнему воняет кислой капустой и смолой. В этом закутке, душном и темном... вижу я старуху, разливающую чай четырем-пяти бородатым крестьянам, которые одеты в бараньи шубы мехом внутрь... На столе сверкает медный самовар и заварочный чайник. Чай и здесь такой же хороший, умело заваренный, а если вам не хочется пить его просто так, везде найдется хорошее молоко. Когда столь изящное питье подают в чулане, обставленном, словно гумно - "гумно" я говорю из вежливости, - мне сразу вспоминается испанский шоколад". Сейчас "испанский шоколад" - нечто непонятное. В те времена европейская элита ездила в Испанию в "гастрономические туры" ради этого горячего шоколада.

Жаль, что не попробовать тот чай. Как вы думаете, критерии качественного чая тогда и сейчас отличаются?

Иван Соколов: Нет. Есть прямые параллели. На рубеже XVIII-XIX веков к нам привозили пуэры. В России их тогда называли "пур-ча" и "пу-эр-ча". Это был близкий аналог шэн-пуэров. В наше время пуэры - короли чаев. Это продукт, который к 15-25 годам выдержки превращается в чайный антиквариат - предмет фетиша, коллекционирования. В России в XVIII-XIX веках пуэры любили пить военные и путешественники: чай этот было легко хранить, сложнее испортить. Пили типсовые белые чаи (современный аналог: Бай Хао Инь Чжень), белые чаи, в изготовлении которых использовался весь флеш: первые молодые листочки и чайная почка-типс (современный аналог: Бай Му Дань). Пили у нас темные улуны из Уишань - в XIX веке их называли "чаи с гор Богеа" - по латинскому названию этих гор.

Сейчас хорошие пуэры, и уж тем более уишаньские улуны - это продукт для ценителей. Можно ли сказать, что в императорской России в чае разбирались лучше, чем сейчас?

Иван Соколов: Да, количество людей, которые в XIX веке понимали качество чая, было кратно выше, чем сейчас. На маленькую по нынешним меркам Москву работала масса чайных магазинов, не считая бакалейных и овощных лавок, где тоже торговали чаем. В русской живописи XIX века известно более 300 картин с самоварами и сценами чаепития (это только те, которые я уже выявил). Сейчас потребности другие. Посмотрите на рынок цифровой техники, на количество офисов продаж сотовых операторов, магазинов брендовой одежды. Большая часть этих отраслей - тот сегмент, где был чай. Чай был элитарным продуктом, а желание сделать его "дешевле и доступнее" привело к частичной замене на рынке качественного китайского чая на индийский. Его можно было залить кипятком с настаиванием, чтобы получился "чай колеристый", с ярким настоем, и все вокруг видели, что вы не воду пьете. А сахар позволял эту смесь пить.

Однако есть ощущение, что сейчас набирает обороты мода на натуральные, "органические" продукты. Как вы считаете, что победит в российской торговле чаем - качество или низкая цена?

Иван Соколов: Да, потребность в органике набирает обороты. Есть органический "плантационный" чай, есть полностью "дикий" чай: сырье для топовых пуэров берут с диких чайных деревьев. Кроме того, китайский чай интересен именно своей элитарностью и высокой прибавочной стоимостью. Как и в ситуации с винами, чай может стать предметом инвестиций. В Китае с пуэрами так оно и есть. Поэтому на чайном рынке будет развиваться как массовый, так и премиум-сегмент.

Что в вашей жизни изменилось в связи с научными интересами? Учите ли китайский?

Иван Соколов: Китайский не учу, поздно. Кроме того, все архивы по чайной торговле - на русском языке. Это существенно облегчает дело. На внутреннем рынке доминировали отечественные игроки. Были исключения - к примеру, китайская фирма "Та-чуан-юй", но это не меняло картину. Кроме того, эти компании обязаны были вести делопроизводство на русском языке. Главное изменение в жизни - это то, что я начал интересоваться и современным чайным рынком, пить лучший чай в России. Начал общаться с людьми из страны, где чайная культура существует более двух тысяч лет и для которых русская история чая - и их история. Причем многое из того, что сохранилось у нас в части истории китайского чая, у них уже утеряно. Главное, что моя работа не идет "в стол" - результаты интересны чайному сообществу.

Чему могут научиться современные продавцы чая у прежних чаеторговцев?

Иван Соколов: Дальновидности и масштабному подходу к делу. К примеру, в XIX веке существовали чайницы с механизмом для просмотра стереооткрыток - это был "Аватар" XIX века". Была работа с детской аудиторией: выпускались детские чайные наборы, детские самовары. Для взрослых выпускались рекламные чайные стаканы. Когда началась Русско-японская война 1904-1905 гг., чаеторговцы, выходцы из германских земель Вогау, часть которых вошла в русское подданство, выпустили чайницу с кораблями и капитанами Русско-японской войны, выпускалась патриотическая реклама и другими фирмами. В наше время ни одна фирма не выпустила чай к присоединению Крыма, не сыграла на патриотизме. Раньше рекламная политика выстраивалась на годы вперед, а сейчас в бизнесе много временщиков - привезти любой чай, быстро продать, а дальше - хоть трава не расти. Дореволюционные фирмы заказывали рекламу лучшим художникам и граверам, сейчас все экономят на качестве рекламы. Единственное, что есть общего - и тогда, и сейчас боялись открытых акционерных обществ, боялись выпускать акции и облигации.

Иван, лет десять назад стал популярен новый вид досуга - общение за чайной доской и за хорошим китайским чаем. Может ли эта новая чайная культура на китайский манер прийти на место прежней русской традиции чаепития?

Иван Соколов: Она уже пришла на смену нашим традициям. Но, с другой стороны, история всегда циклична. Это не штамп: изучение истории чая подтверждает это. Так, во второй половине XIX века тема "китайщины" пошла на спад. На смену "китайскому" тренду выдвинулась тема русских национальных мотивов. Один из первых "промышленных дизайнеров" Елена Петровна Самокиш-Судковская оформляла и чайную рекламу, и обложки прейскурантов чайных фирм. Да, с элементами кича, но это были уже русские барышни, с крупными нитями жемчуга, в кокошниках и сарафанах. Уже пять лет в чайном бизнесе муссируется тема "русской чайной" для интуристов: с иконой в красном углу, самоваром, баранками, плясками и т.п. У меня нет сомнений, что скоро китайский чай будет продаваться китайским туристам под русские частушки и бренчание балалайки. И через чайные для интуристов тема может стимулировать рост интереса к нашей собственной культуре. Нет ничего плохого во взаимопроникновении культур. Чай - уникальная площадка для общения и взаимодействия. Чайная культура - ключ к российско-китайской дружбе будущих поколений.

В мире Восточная Азия Китай