Рюбовь-морковь

Рецензия 07.09.2017, 16:50 | Текст: Алексей Литовченко
 Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

Аниме "Твое имя", чтобы вы знали, - самое кассовое аниме всех времен. Что снова подтверждает аксиому "японцы - странные". Потому что возьмите любой фильм про обмен телами, "Дом у озера" с Ривзом и Буллок, какой-нибудь фильм-катастрофу, склейте все это синтоистскими заморочками и фотографического качества графикой, утопите в ведре розовых соплей, и вы получите "Твое имя".

Значит, есть обычный японский школьник Таки и обычная японская школьница Мицухо. Школьник живет в Токио, тогда как школьница прозябает в глухой деревне, где языческие традиции до сих пор имеют силу. Однажды школьник просыпается в теле школьницы, сначала долго щупает свою грудь, потом удивляется. Соответственно, школьница просыпается в теле школьника, тоже там всякое щупает и потом тоже удивляется. На следующий день статус-кво восстанавливается, а о предыдущем они ничего не помнят.

Трансферы сознания единичным случаем не ограничиваются, а продолжаются со непредсказуемыми интервалами, приводя в замешательство как самих Таки и Мицухо, так и их знакомых. Спустя какое-то время ребята начинают что-то подозревать. Еще какое-то время спустя они разбираются, что к чему, и изобретают оригинальный способ коммуникации: по окончании каждого дня, проведенного вне своего тела, составлять в смартфоне подробные отчеты во избежание дальнейших недоразумений и неловких ситуаций.

Вот же умницы какие, вы посмотрите. А если бы они догадались тем же способом передавать какую-нибудь другую ценную информацию - ну, там, адрес, номер мобильного, имя свое - цены бы им вообще не было. И тогда бы мультик закончился на часик пораньше, так как он неспроста называется "Твое имя". Это, можно сказать, здешний макгаффин, то, что герои стремятся найти и никак не могут. Не могут вспомнить и не могут напрячь чуть-чуть извилины, чтобы узнать.

Существуют, правда, и другие препятствия тому, чтобы Мицухо и Таки встретились. Одно из них уносит произведение с территории детского ромкома, завернутого в популярный формат обмена телами, в жанр темпоральной фантастики (как в "Доме у озера"), а другое тянет в сторону катастрофы. Все эти сюжетные маневры, включая спорадические рокировки душ, объясняются, возможно, логично, и вроде бы даже ведут к тому, что традиции надобно беречь. Но нужно быть либо японцем, либо большим знатоком Японии, либо анимешником, чтобы эту логику полностью понять. Вкратце, ментально-темпорально-космические хитросплетения, упирающиеся в развилку, на одном конце которой - счастливое воссоединение влюбленных, а на другом - гибель нескольких сотен человек, вырастают из какой-то особой синтоистской фенечки. Звучит, допустим, даже любопытно, но выглядит меланхолично-уныло.

Нет, красиво, потрясающе красиво, в картинке можно каждый листик разглядеть - настолько она дотошно детализирована. Но все же утомительно. В "Твоем имени" гораздо больше наивной, тягучей, как патока, плаксивой сентиментальности, чем всего остального, вместе взятого. Так оно, наверное, и должно быть - не могут же миллионы японцев, принесших в кассу рекордные 355 миллионов долларов, ошибаться. А если вы не японец и не анимешница хотя бы, то это, простите, исключительно ваши проблемы.

2.5

Читайте также