С глаз долой - из сердца вон?

Правнучка маршала Рокоссовского завершает тему номера, но не разговор о Памяти
Неприятности у мемориалов, поставленных когда-то в знак благодарности освободителям от фашизма, начались в 1990-е годы, которые и в Польше были "лихими". Тогда по стране прошли бульдозеры, уничтожавшие все, что связывало ее с Советским Союзом.
Варшава. 2011 год. Удар в спину советским солдатам-освободителям.
Варшава. 2011 год. Удар в спину советским солдатам-освободителям.

В Кракове первой жертвой стал памятник маршалу Ивану Коневу. Войска под его командованием освобождали один из красивейших польских городов и сделали все, чтобы избежать его разрушения. Памятник был установлен в 1987 году под аплодисменты толпы - и всего через три года та же толпа аплодировала, когда на шею каменного маршала набросили петлю. К счастью, за Конева вступились его земляки из Кирова - им удалось вывезти монумент на родину полководца.

Повезло и памятнику маршалу Советского Союза и Польши Константину Рокоссовскому. Войска под командованием моего прадеда освобождали Гданьск и Гдыню. А монумент ему в Легнице осенью 1992 года был свален, разрезан на части и отправлен на переплавку. Его спас местный активист - создатель частного музея Красной армии Михал Сабадах. Он выкупил куски памятника и восстановил его во дворе своего музея. С тех пор каждый год 9 мая здесь возлагают цветы местные участники ветеранского движения. О вандалах напоминает только "шрам" на шее бронзового Рокоссовского: сброшенному на землю маршалу "благодарные потомки" отпилили голову...

Памятник маршалу Константину Рокоссовскому во дворе частного музея Михала Сабадаха. Унейовице. 2015 год.

Необходимо уточнить: многие памятники советским освободителям были тогда перенесены на воинские кладбища, где им ничто не угрожает. О воинских могилах наших соотечественников здесь заботятся не только официальные организации, но очень часто и простые жители. Памятники на кладбищах и в местах захоронений не затронет и объявленная декоммунизация. Недавно принятые польским сеймом и подписанные президентом кощунственные поправки в закон добивают лишь те мемориалы, которые устояли в 90е годы.

Тогда остановить их уничтожение помогло Соглашение между Россией и Польшей о захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий.

"Соглашение было подписано в 1994 году, когда до начала запланированной эксгумации в Катыни оставалось меньше трех месяцев", - вспоминал в газете Rzeczpospolita Адам Щивек, сотрудник польского Совета по охране памяти борьбы и мученичества. Якобы из-за этой спешки, считает он, польская сторона и приняла на себя непродуманные обязательства. Но дело в другом: в сегодняшней Польше выполнять священные обязательства политически невыгодно. Да никто и не предполагал, что через 20 лет у власти здесь окажутся политики, "патриотизм" которых основан на антироссийских фобиях. И которые вновь обратят свои взоры на памятники советским воинам на польских городских площадях.

Но как им удалось обойти Соглашение 1994 года?

Щивек со товарищи много лет бились за его пересмотр: мол, надо вывести за рамки документа памятники, поставленные вне мест захоронений. Но поскольку Россия ничего пересматривать не собиралась, польская сторона сменила тактику. С 2015 года здешние власти и официальные лица без всякого стеснения уверяют, что под "местами памяти", о которых шла речь в Соглашении, подразумевались только места захоронений и памятники на них. Но никак не отдельно стоящие монументы.

Удивительное открытие спустя 20 лет после подписания Соглашения!

В 1997 году российские и польские специалисты составили официальный перечень именно таких, отдельно стоящих памятников, которые должны охраняться Соглашением. Но в последние годы и они попали под погромы. Первым - памятник генералу Ивану Черняховскому на месте его гибели в городе Пененжно. Когда предложение демонтировать мемориал встретило резкий отказ российской стороны, его просто снесли.

Памятник Братству по оружию в Варшаве, убранный на время строительства станции метро, так и не вернулся на свое место. Хотя за него вступились более 70 процентов варшавян.

Прецедент безнаказанности создан в столице, значит, можно крушить в провинции. Ждет решения своей судьбы памятник в польском Щецине, который до 1945 года был немецким Штеттином. Стела с фигурами польского рабочего и советского солдата, увенчанная пятиконечной звездой, была создана по проекту известного скульптора Йозефа Стажинского, победившего на городском конкурсе. Газета Glos Szczecinski за неделю до открытия памятника 23 апреля 1950 года писала: "Это лучшее доказательство жертвенности нашего общества. В Щецине нет, наверное, ни одного предприятия, ни одного жителя, который не вложил бы хотя бы маленькую сумму в создание памятника, ставшего выражением нашей глубокой любви и благодарности героям Красной Армии".

Сюда местные кавалеры приглашали дам на свидания: "Встречаемся под звездой, дорогая пани". Потом звезду демонтировали как символ коммунизма. Теперь, кстати, это можно делать на вполне законном основании: монументы должны проходить специальную экспертизу на пропагандирование коммунизма. Простор для "экспертов"! Тем не менее стела выжила и долго волновала умы "патриотов". То рождалась идея увенчать ее польским орлом, то возникал проект поставить звезду у подножия - как символ падения коммунистического режима.

Теперь памятник просто уберут. С глаз долой - из сердца вон.

В полях за Вислой сонной

Лежат в земле сырой

Сережка с Малой Бронной

И Витька с Моховой.

А где-то в людном мире

Который год подряд

Одни в пустой квартире

Их матери не спят.

Свет лампы воспаленной

Пылает над Москвой

В окне на Малой Бронной,

В окне на Моховой.

Друзьям не встать.

В округе

Без них идет кино,

Девчонки, их подруги,

Все замужем давно.

Но помнит мир спасенный,

Мир вечный, мир живой,

Сережку с Малой Бронной

И Витьку с Моховой.

Евгений Винокуров 1953