Новости

14.09.2017 19:10
Рубрика: Культура
Проект: Гид-парк

Алексей Круглов с друзьями выпустил альбом на основе музыки Баха

Baroque Art. Contemporary Harmony. Alexey Kruglov. Fancymusic, 2017
Авангардист связался с Бахом. Фото: Instagram.Com/Collegium_musicum.msk Авангардист связался с Бахом. Фото: Instagram.Com/Collegium_musicum.msk
Авангардист связался с Бахом. Фото: Instagram.Com/Collegium_musicum.msk

Московский джазовый саксофонист Алексей Круглов и его друзья-"классики" играют Баха так, словно до них его никто не играл.

В фамилии BАСН четыре буквы. И в слове JAZZ - тоже. Может быть поэтому известный московский саксофонист (и деятельный продюсер) Алексей Круглов пригласил для записи джазового альбома на, так сказать, основе музыки Баха еще троих своих друзей - композитора и органиста Игоря Гольденберга, органистку Юлию Иконникову и гитариста Яака Соояара, так что вместе они образовали как раз квартет. И записали альбом, который получил непереводимое и красноречивое название - Baroque Art. Contemporary Harmony. Что буквально означает "Барочное искусство. Современная гармония". Но складывается все в ту же аббревиатуру - BACH.

Эта двунаправленность, колебание между формой и содержанием, прослеживается на протяжении всех 47 минут альбома, всех его 13 композиций. Квартет то вполне канонично следует гармоничным партитурам первой половины XVIII века, причем мягкий альт-саксофон москвича Круглова строго ведет свою партию, а гитара эстонца Соояара лишь изредка позволяет себе свободную джазовую фразировку. То вдруг музыканты "скидывают пудреные парики" и взрываются яростным фри-джазом, обыгрывая и преломляя с привлечением "живой электроники" всю ту же тему BACH, то есть при замене букв нотами "си-бемоль-ля-до-си", и расщепляя знаменитую токкату и фугу ре-минор в духе весьма радикального авангарда. А в одном треке - интерпретациях не менее знаменитой "Музетты" - Игорь Гольденберг не просто "дает свингу" на своем органе, а словно хочет напомнить слушателям, что вообще-то этот величественный инструмент не только король барокко 1700-х годов, но и император психоделии семидесятых.

Конечно, Круглов со товарищи - далеко не первый неакадемический состав, обратившийся к наследию Баха. Начиная с триумфального диска трио француза Жака Лусье "Play Bach" (1959) одного из самых трудолюбивых и упорядоченных классических композиторов интерпретируют самым неожиданным образом . Но Круглов нашел свой подход к Баху. "За 20 лет джаз прошел дорогу от собственного барокко до авангарда, повторив путь классики, проделанный ею за несколько столетий. Новоджазовая эстетика близка инновациям актуальной академической музыки - оба направления при всей их разности идут рядом, взаимообогащая друг друга", - объясняет Алексей Круглов свой подход в аннотации. И успешно подтверждает это самим альбомом.