Швейная машинка бабушки Оли

Она подхватила ее вместе с детьми, когда в село вошли немцы

Моя бабушка Оля в войну осталась одна с пятью детьми. Дедушка Андрей, хотя и было ему уже пятьдесят, ушел на фронт. Старший сын Фёдор тоже. Деревня Нижнее Косьмово Тульской (теперь Калужской) области, где жила бабушкина семья, оказалась на пути наступления немецких войск.

Деревню подожгли, и бабушка, схватив детей и швейную машинку, побежала в лес к партизанам. Но тут они обнаружили, что нет Нинки, моей мамы. Ей было три года, и от страха она спряталась за входную дверь. Старшая дочь Маша вбежала в горящую избу и стала искать мою маму под кроватью, за печкой... нигде не было, и уже на выходе каким-то чудом догадалась посмотреть за открытой дверью. Нина нашлась!

Побежали в лес. По дороге спрятали в овраге машинку, для бабушки она была большой ценностью. И своих обшивала, и подрабатывала.

Бабушка очень горевала, что не успели отвязать в сарае корову. Имя коровы со временем забылось и в рассказах не фигурировало, но тетя Маша вспоминала, что корова была удивительно умная и не брухачая.

Добравшись до лесничества, где был деревянный дом, бабушка с детьми осталась там ночевать. И уже поздно вечером услышали, как кто-то пробирается сквозь ветки. Бабушка испугалась, но выглянула на улицу.

Это была корова!

Как она оказалась в горящем сарае, как убежала и нашла в лесу свою семью?..

Бабушки уже давно нет в живых, я родилась уже после ее смерти и историю эту услышала от тети Маши.

Нет уже в живых и моей тети, Сидоровой Марии Андреевны, участника войны, младшего сержанта, сапера, которая окончила школу летом сорок первого года и после освобождения деревни от немцев ушла на фронт. И вернулась.

Нет дедушки Фёдора, Старостина Фёдора Михайловича, профессионального военного, гвардии старшины, командира саперного взвода. Война для него началась в сороковом, а закончилась в сорок восьмом.

Нет дяди моего мужа, Юрманова Александра Степановича, танкиста. Он погиб на Курской дуге, первым ворвался на танке в деревню Павловка, занятую немцами.

В нашей семье живых участников войны не осталось.

Но уже четыре года мы берем их портреты и вместе встаем в колонну Бессмертного полка.

А на бабушкиной швейной машинке мама шьет до сих пор.

Моя мама Нина Андреевна с той самой швейной машинкой. По профессии она инженер-конструктор, рационализатор, имела авторские свидетельства на изобретения. Мамы не стало, когда этот номер "Родины" готовился к печати... / из семейного архива

Татьяна Лаврова, Тула