Новости

19.09.2017 21:15

Под давлением вымогателей

Как люди в погонах зарабатывают на модернизации магистрали
Эта пронзительная история уходит корнями в 2013 год, когда в стране началась реализация инвестиционного проекта по модернизации инфраструктуры Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей. Потребность в финансировании этой программы была определена в объеме 562 миллиарда рублей. Возможность освоить хотя бы малую часть столь солидной суммы для многих стала руководством к действию. К проекту стали проявлять интерес очень широкие круги - от транснациональных корпораций до местных дельцов. В итоге - весьма обычная ситуация: на проекте начали зарабатывать и люди, которые к работе над проектом не имеют никакого отношения.
ООО "ЗБСМ МК-162" выполняет уникальные работы. Взрыв горных пород. Фото: ООО "ЗБСМ МК-162" ООО "ЗБСМ МК-162" выполняет уникальные работы. Взрыв горных пород. Фото: ООО "ЗБСМ МК-162"
ООО "ЗБСМ МК-162" выполняет уникальные работы. Взрыв горных пород. Фото: ООО "ЗБСМ МК-162"

История одной бывшей "бамовской" мехколонны, а ныне ООО "ЗБСМ МК-162" - яркое тому подтверждение.

От плотника до начальника

Более сорока лет назад Магомед Курбайлов приехал по комсомольской путевке на БАМ из Дагестана и с того времени занимается строительством железных и автомобильных дорог, трубопроводов и мостов на территории Иркутской области и других российских субъектов. Прошел путь от плотника-бетонщика до генерального директора ООО "ЗБСМ МК-162". По местным меркам это достаточно крупное предприятие с числом работающих около 1000 человек, которое исправно пополняет налогами местный бюджет, имеет в своей копилке награды за образцовую работу. Правда, сейчас предприятием руководит его сын, а он передает ему свой богатый опыт в качестве заместителя.

Когда Курбайлову доверили должность начальника мехколонны N 162, его назначение совпало с началом глобального экономического коллапса советской экономики. Бамовские предприятия закрывались одно за другим, и в итоге в Иркутской области из всех мехколонн остается одна - курбайловская. После ряда реорганизаций она получает свое нынешнее название - ООО "ЗБСМ МК-162". За странной аббревиатурой скрывается трест "ЗапБАМстроймеханизация", к которому когда-то принадлежала мехколонна.

Вконец измотанный предприниматель хотел только одного: чтобы скорее закончился этот кошмар и дали нормально работать

В 2013 году МК-162 работала на строительстве федеральной автодороги "Вилюй", на участке Верхнемарково - Таас-Юрях. На объект мехколонна зашла в сентябре 2012 года, и менее чем за год выполнила все работы, хотя по контракту срок сдачи объекта в эксплуатацию был определен в 2015 году. Но у бамовцев другие правила: зачем на три года растягивать процесс, который можно выполнить за год?

И тут Курбайлов получает предложение поучаствовать в строительстве вторых путей БАМа, на перегоне Чудничный - Звездная.

Возможность снова поработать на БАМе в мехколонне была встречена с воодушевлением. Еще бы - на предприятии до сих пор работают более трех десятков настоящих бамовцев, то есть тех легендарных людей, которые жили в палатках и бараках, укладывая новые километры железнодорожного пути. А сам Магомед Курбайлов работал здесь, в Звездном, еще в 70-е годы.

Уроки черчения

Генподрядчиком огромного проекта, связанного с развитием железнодорожной инфраструктуры на участке Тайшет - Хани (а это более 400 километров пути), выступило предприятие УК "Трансюжстрой". Курбайлову и его мехколонне достался участок в 24,76 километра. Стоимость работ по подготовке земполотна под укладку второго пути составляла более 270 миллионов рублей. Уже в сентябре 2013 года мехколонна вышла на новый участок...

Что было потом, мы узнаем из писем, отправленных Курбайловым сначала в Восточно-Сибирское следственное управление на транспорте, региональному прокурору, а затем и в Москву - в надзорные инстанции самого высокого уровня. И дело не в том, что у уважаемого строителя БАМа, авторитетного руководителя с годами проявилась любовь к эпистолярному жанру, а в том, что обстоятельства довели человека до точки кипения, загнали в тупик, из которого он пока безрезультатно пытается найти выход.

Защитить незаслуженно обиженных, наказать виновных

Из письма в Генеральную прокуратуру РФ: "На протяжении более полутора лет в отношении меня, моего сына Курбайлова З.М., являвшегося на период 2015 года генеральным директором ООО "ЗБСМ МК-162", а также работников общества Халикова Ш.Б. и Бурдина А.В. сотрудниками полиции осуществляется незаконное уголовное преследование путем возбуждения уголовных дел, фактически имеющих заказной характер, дестабилизируется деятельность предприятия, поскольку арестованы расчетные счета с находящимися на них денежными средствами, в результате чего я вынужден брать на себя кредитные обязательства. Страдает деловая репутация как предприятия, так и моя... Все это осуществляется с целью вымогательства у меня под предлогом прекращения уголовных дел крупных сумм денежных средств".

С чего все началось? Как следует из письма, 1.09.2013 г. ООО "ЗБСМ МК-162" заключило с ООО УК "Трансюжстрой" договор субподрядных работ по срезке верхней части существующего земполотна второго железнодорожного пути и засыпки данного земполотна дренирующим грунтом на перегоне Чудничный - Звездная Восточно-Сибирской железной дороги (ВСЖД). Данные работы выполнялись в рамках инвестиционного проекта "Модернизация железнодорожной инфраструктуры Байкало-Амурской и Трассибирской железнодорожных магистралей с развитием пропускных и провозных способностей".

Куда прямая выведет?

Не лишне сказать, что к проекту высокой государственной важности курбайловцы отнеслись с надлежащей ответственностью. Курбайлов достает листок бумаги и берет ручку:

- Участок, где нам предстояло работать, имеет длину 24,76 километра, - и на бумаге появляется идеально прямой отрезок. - На расстоянии 13 километров от центра участка находится старый бамовский карьер, - от центра отрезка Курбайлов рисует другой отрезок. - Отсюда и начали брать грунт, так как проектного карьера не было. А в ноябре от заказчика пришла официальная бумага, что грунты этого карьера для земполотна не подходят. На тот момент мехколонна уже отсыпала почти 24 тысячи кубометров грунта и даже получила за эти работы деньги. Пришлось отвозить грунт обратно, а деньги возвращать. Мы находим другой карьер за Усть-Кутом, в 87 километрах от нашего участка. Он называется Якуримский, - на бумаге появляется длинная черта, которую - была бы возможность - Курбайлов увел бы за край своего стола.

И вот тут мы приближаемся к главной интриге. Вернее, к классическому примеру того, какими хитросплетениями и схемами можно уничтожить успешный бизнес. Иркутск от Москвы далековато, и посыл перестать "кошмарить бизнес" сюда, видимо, не дошел. Здесь свои правила и посылы, и обиднее всего, что устанавливают их люди, как раз призванные стоять на страже закона, защищать граждан-предпринимателей, а не гнобить их.

Как разворачивались события, читаем в письме Курбайлова Восточно-Сибирскому транспортному прокурору А. Мерзлякову: "В апреле 2014 года ООО "ЗБСМ МК-162" сдало железнодорожные пути общего пользования протяженностью 24760 м... выполнив работы по договору в полном объеме и без претензий, что подтверждается исполнительной документацией и актом приемки объекта... Пути открыты для постоянной эксплуатации. Таким образом, ни у ООО УК "Трансюжстрой", ни у ОАО "РЖД" нет претензий как по качеству работ, выполненных ООО "ЗБСМ МК-162", так и материальных претензий".

Магомед Курбайлов: Когда приходилось принимать жесткие решения, коллектив меня всегда поддерживал. Фото: ООО "ЗБСМ МК-162"

Плати, а то пожалеешь

А вот дальше в письме - интереснее: "Однако, несмотря на указанные обстоятельства, в августе 2015 года со мной встретились незнакомые мне люди, одним из которых, как впоследствии я узнал, являлся замначальника ВС ЛУ МВД на транспорте подполковник юстиции Прокофьев Г.А. Он сообщил о возбуждении указанного уголовного дела, предложив мне "закрыть" это уголовное дело в отношении нашей компании за денежное вознаграждение, убеждая меня в том, что это мне выгодно и в противном случае я об этом сильно пожалею. Зная, что к нашей компании нет и не может быть никаких претензий, я отказался передать деньги. В завершение разговора Прокофьев сказал, что дело будет передано в Управление и тогда закрытие уголовного дела мне будет стоить в два раза дороже. Впоследствии действительно, как сказал мне Прокофьев, уголовное дело было передано для расследования в СО ВС ЛУ МВД России на транспорте".

А потом целый год, пока велось следствие, в отношении Курбайлова шла психическая атака. Два раза прямо на улице к нему подходили совершенно незнакомые люди: "Вы не передумали по поводу денег?" Курбайлов, уверенный в правоте своего дела и в объективности структур предварительного следствия, в органы не обращался: посчитал, что следствие во всем разберется и дело закроют за отсутствием состава преступления. Но не тут-то было.

Все решается на "Острове"

В первых числах сентября 2016 года знакомый, водивший дружбу с правоохранителями, сообщил Курбайлову, что якобы завтра следователи планируют надеть наручники ему, его сыну и работникам предприятия. А чтобы этого не случилось и чтобы уголовное дело было прекращено, потребовал с бизнесмена 50 миллионов рублей. Обещал, что за эту сумму прекратят дело. А денег, мол, ждут на "Острове" - прокурор и другие лица, которых он назвал пофамильно. "В противном случае, - сетует Курбайлов, - мне пообещали, что будут бесчинствовать: арестовывать счета и имущество предприятия, применять наручники". В конечном итоге сторговались на 40 миллионах.

Как случилось, что человек, который всю жизнь работал, честно вел бизнес, расчеты с партнерами, вдруг спасовал перед вымогателями в погонах?

- Зачем вы отдали деньги? - спрашиваю Курбайлова.

Он пожимает плечами. Совершенно очевидно, что если бы в деле был замешан только он сам, то никаких денег бы никто не дождался. Но на кону стояла судьба всего почти тысячного коллектива. Угроза уголовного преследования нависла над сотрудниками предприятия, многие из которых работали здесь уже несколько десятков лет. Нельзя было допустить, чтобы пострадали невинные люди.

Целый год, пока велось следствие, на Курбайлова шла психическая атака. Прямо на улице к нему подходили незнакомые люди: "Вы не передумали по поводу денег?"

Курбайлова обрабатывали год. Вконец измотанный предприниматель на тот момент хотел только одного: чтобы скорее закончился этот кошмар и ему дали нормально работать. О чем и написал в своем обращении в высокие федеральные органы, в нем вся боль души: "Понимая, что прокуратура осуществляет контроль за деятельностью следственного отдела, а уголовное дело не только было незаконно возбуждено, но и на протяжении года незаконно расследовалось, тогда как ни я , ни работники предприятия ничего не похищали, а выполняли свои обязательства по договору, я посчитал, что при таких обстоятельствах прокуратура и следствие находятся в одной упряжке, то есть совместно создают мне такие условия, чтобы я согласился и передал требуемую сумму в обмен на решение уголовного дела. Безусловно, я опасался того, что в противном случае бизнес будет "похоронен", а он выстраивался не один год, пострадают невинные люди - работники предприятия, которые потеряют рабочие места, а двое из них вообще будут привлечены к уголовной ответственности... И решил, что у меня нет другого выбора, нежели отдать им то, что они хотят, то есть деньги в обмен на то, чтобы правоохранительные органы оставили предприятие в покое и прекратили уголовное дело. За короткое время собрал 40 миллионов рублей и передал их..."

Стоит заметить, что кафе "Остров" играет в нашем повествовании важную роль. По неподтвержденным сведениям, с ним в городе связывают имя бывшего первого заместителя иркутского транспортного прокурора Карапета Геворкяна по прозвищу Каро, который был арестован в феврале этого года. Как пишут СМИ, его подозревают в том, что он входил в преступную группировку вымогателей, в которую помимо уже упомянутого Григория Прокофьева входил заместитель начальника Восточно-Сибирского линейного управления МВД России на транспорте Алексей Ракульцев (как сообщали СМИ, оба арестованы весной по подозрению в получении взятки в сумме 20 миллионов рублей). Можно предположить, что "Остров" был местом, где принимались решения.

Новое время

Те, кто знаком с жизненным путем Магомеда Курбайлова, знают - это смелый и решительный человек. Он сохранил бамовское предприятие в годы полного развала экономики, сам ездил по всей стране и собирал заказы, чтобы спасти мехколонну, отбивался от рейдеров. Но он оказался бессилен перед нынешними реалиями. Чтобы спастись от нависшей над ним угрозы - совершенно непонятной бывшему бамовцу, но от этого не менее жестокой, Курбайлов собрал 40 миллионов и отдал их вымогателям.

В нашей истории о том, как "кошмарят бизнес" в Иркутске, не упомянуты многие факты и фамилии, в том числе высоких полицейских и прокурорских чинов, названных в обращениях Курбайлова в правоохранительные структуры. Приведенные факты требуют дополнительного расследования, а фамилии - неопровержимых доказательств. Виновным человека может признать только суд. На это Курбайлов и рассчитывает, намереваясь в ближайшее время обратиться в Следственный комитет и Генпрокуратуру РФ с надеждой, что это выведет расследование дела в отношении вымогателей из "заколдованного круга". На справедливость и беспристрастность суда рассчитывает Курбайлов и при рассмотрении уголовного дела по обвинению работников его предприятия.

И в этот момент подумалось вот что: нередко нашу действительность сравнивают с "лихими 90-ми". Отчасти это верно. И тем не менее надо признать, что ныне борьба с коррупцией не выглядит такой вялой, как, скажем, 10 лет тому назад. У общества уже нет робости перед вымогателями, взяточниками высокого должностного ранга - многие из них ощутили неотвратимость наказания за свои преступные деяния. Думается, и наша история привлечет внимание высоких компетентных инстанций, и действия людей, считающих себя хозяевами жизни, подавляющих предпринимательство и самих бизнесменов, получат соответствующую правовую квалификацию.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники