Новости

21.09.2017 20:26
Рубрика: Экономика

Белый воротничок в рваных джинсах

Станет ли менеджер пролетарием XXI века?
Главная футуристическая страшилка нашего времени - привычные профессии отомрут, работников заменят роботы. Человеку останется только управлять ими. Менеджер, управленец - единственная профессия, которой не грозит смерть на рынке труда. В XXI веке, он, как рабочий в XX, может претендовать на гегемонию. В России сегодня менеджер - после охранника - самое распространенное профессиональное занятие. Даже если не брать в расчет кладовщика и технички, смело объявленной "менеджером по уборке помещений".

Что умеют, как выглядят, что читают и пишут на визитках российские менеджеры?

Менеджера можно легко узнать уже не только в коридорах власти, но и на улице. Если в крупных, похожих на маленькие министерства корпорациях это по-прежнему "человек с небольшим брюшком", в костюме и в сегодня синей, а какое-то время назад обязательно розовой рубашке, то менеджеры нового поколения уже не подсматривают моду в министерских коридорах. "Хипстерские рубашки, галстуки, пиджачки, обязательно очень дорогая обувь и... невозможность джинсов", - так рисует портрет менеджера из финансовой сферы заведующий лабораторией института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС социолог Дмитрий Рогозин.

Появился и третий заметный типаж - 20-летние ребята, делающие капитал на новых технологиях, ходят в рваных джинсах и футболках - это новая когорта менеджеров.

Но настоящего менеджера от названной менеджером уборщицы отличают, конечно, не по одежке. А по содержанию труда. Менеджер прежде всего отличается ответственностью за людей. Тот, кто управляет вещами - телефоном или полотерной машиной, - конечно, не менеджер. Самый главный критерий: менеджер - это человек, который принимает решения. И несет ответственность за возникающие риски и негативные последствия.

Менеджер всегда "человек системы". "Не полководец, готовый вести людей на баррикады, а четко вписанная в систему субординации фигура, - акцентирует Дмитрий Рогозин. - Менеджер всегда поддерживает, а не бунтует".

Естественная среда функционирования для менеджера у нас называется негативно окрашенным словом "бюрократия". Но для менеджера бюрократия не обывательское понятие, а почти социологическая категория из Макса Вебера: это человек, который должен мужественно подавить свои эмоции и желания и вести работу в рамках правил.

Хотя считается, что нет менеджера, не мечтающего о собственном бизнесе, а в IT, например, и мальчишка из отдела продаж обязательно имеет свой стартап, однако эффективный менеджер из "топа 1000" никогда сознательно не рвется в собственники.

- Когда я спросила одну свою знакомую, работающую на высоких позициях в банке за границей, почему ты не начинаешь свое дело, она ответила: "Люблю жить". На ее фотографиях из отпуска, на Мальорке или на Кубе всегда пятизвездочные отели и коктейль у бассейна. Свой же бизнес - это большие риски, ты в любой момент можешь все потерять", - рассказывает Ирина Смолко, одиннадцать лет проработавшая руководителем консалтинговой компании, а сейчас продюсирующая фильмы о бизнесе.

Кризис усилил желание работать pro bono - ради общественной пользы

Главное же, что, по ее мнению, отличает высококлассных менеджеров и в мире, и в России - это способность руководить любым объектом. "Ольга Наумова, еще будучи студенткой соцфака МГУ, работала у нас в московском офисе, потом поработала в IBS, затем Алексей Мордашов пригласил ее в Череповец, где она стала директором сталепрокатного холдинга. А недавно узнала, что она руководит "Пятерочкой". Значит, возник общий управленческий "навык", который дает возможность серьезно воздействовать на среду и коллектив в любой отрасли.Правда, чтобы на международные рынки выходить, нужен опыт работы в международных корпорациях", - уверена Ирина Смолко.

Степень MBA перестала быть у менеджеров предметом особого престижа. Из бизнес-школ на слуху только Сколково. Пережито "естественное разочарование", считает Дмитрий Рогозин: обучение в бизнес-школе не дает чудесного ключика к твоим проблемам, фундаментальных знаний и ключевых компетенций.

Читают современные менеджеры все то же, что и в 90-е, - знаменитую книгу Питерса и Утормена "В поисках эффективного управления", книги Питера Друкера. Значительно снизилась ценность лонгрида - долгого чтения. Клиповое мышление с точки менеджера - достоинство. Ему приходится работать с отрывками информации, и новостные ленты он читает чаще, чем романы. Кто-то просматривает статьи РБК, а кто-то уходит за новостями на англоязычные ресурсы. У таких менеджеров в языке через слово англицизмы: криптовалюта, блокчейн..." Самое печальное, когда вместо "удобство" говорят "юзабилити", - сетует Дмитрий Рогозин. - Это же не термины, а обычные слова, смыслы которых отрезаны для большинства россиян. Так язык менеджеров становится чем-то вроде жаргона.

Тревожные настроения 2014-2015 годов сегодня ушли. Стабилизировались политические и экономические условия, произошла адаптация к кризису. "Режим экономии для менеджеров сегодня актуален, как и для всех, но они уже стали развязывать пояса и больше себе позволять, даже при невысоком росте доходов", - подчеркивает социолог фонда "Общественное мнение" Лариса Паутова. Интересно, что на визитках многих менеджеров при этом напечатано Pro bono - ради общественной пользы. Это модный тренд: часть своего профессионального времени тратить на людей, которым нужна бесплатная помощь, - на многодетные семьи, некоммерческие фонды. Это считается признаком хорошего тона и новым этикетом. "Дело богоугодное, социально одобряемое - и "карму чистим", и позитивный образ компании создаем, и людям интересно, - говорит Лариса Паутова. - А связано оно, как ни странно, с жесткой конкуренцией и экономическим спадом. Он освобождает время для волонтерства".

Инфографика: "РГ"/Александр Смирнов/Елена Яковлева