1 сентября 2017 г. 13:57
Текст: Анна Крюкова (кандидат исторических наук)

"Имеем ли мы нравственное право веселиться?"

Праздничная культура горожан Российской империи в конце XIX - начале ХХ века
Празднование Масленицы. Елец. 1903 г.
Празднование Масленицы. Елец. 1903 г.

Праздничный круговорот

В позднеимперской России праздников было немало: государственные (табельные или неприсутственные дни), местные, юбилеи литературных классиков, исторических событий. К государственным относились церковные праздники, Новый год и царские дни (дни восшествия на престол и коронования императора, рождения и тезоименитств монарха, императрицы, наследника, его супруги и прочих особ царствующего дома)1. Каждый город посылал верноподданническую телеграмму императору, а также поздравительные депеши высокопоставленным чиновникам регионального значения. Праздничные торжества начинались с Божественной литургии и благодарственного молебна, по завершении службы наступало время военного парада.

Широкую развлекательную программу предлагали клубы: любительские спектакли, концерты, разнообразные вечера, балы. Для детей проводились праздники с елкой на Рождество и Новый год, детский праздник с танцами и играми - на Пасху. Организаторами зачастую выступали те же клубы, учебные заведения, общественные организации, отдельные лица в порядке благотворительности.

Новый год многие встречали в семейном кругу, но люди светские зачастую отправлялись в рестораны. Например, по сведениям газеты "Кубанский курьер" за 4 января 1911 г., наказной атаман Кубанского казачьего войска М.П. Бабыч с супругой, многочисленные представители военного и гражданского сословий провели новогоднюю ночь в Войсковом собрании Екатеринодара, а значительное количество жителей кубанской столицы собралось во 2-м общественном собрании и ресторане гостиницы "Центральная". Позволить себе это могли немногие: "Сюда собралась масса изысканной публики, создавшей обстановку фешенебельного столичного ресторана... На лицо было много очень красивых женских головок, жгучих глаз, шикарных туалетов, бриллиантов"2.

  Наказной атаман Кубанского казачьего войска М.П. Бабыч.

Когда часы били полночь, первым провозглашался тост за здравие императора, иногда и других официальных лиц, затем поздравлялись с Новым годом все присутствовавшие. После этого следовали праздничный ужин и оживленные танцы до утра.

Горожане посещали театры, концерты, на площадях, в парках устраивались народные гуляния с качелями, каруселями, балаганами; здесь вешали бумажные фонарики, устанавливали нарядные арки, павильоны, киоски с лимонадом и другими водами, буфет; играл оркестр. Город украшался флагами, иллюминацией, вечером запускали фейерверк. В пасхальные праздники можно было поехать за город на пикник. На новогодние праздники и Пасху было принято наносить визиты знакомым.


Какой праздник без вина

На Масленицу горожане наводняли рестораны, заказывая изрядное количество блинов и спиртного3. Тема несдержанности в еде нередко поднималась в публицистике и художественной литературе, к примеру, у А.П. Чехова в рассказах "Глупый француз" и "О бренности (масленичная тема для проповеди)". Интеллигенция широко отмечала Татьянин день (день российского студенчества, день просвещения), однако празднование по большей части состояло "из обедов, завтраков и ужинов, сопровождаемых всегда изрядными попойками", и лишь в редких случаях проводились балы, концерты и литературные вечера4.

Праздники являлись благодатным временем для продавцов спиртного. Для полиции, наоборот, были тяжелым периодом. Полицейские наряды направлялись в церкви города на время Божественной литургии и благодарственного молебна, на концерты, танцевальные вечера. Для предотвращения скопления народа и беспорядков устанавливались определенные правила. Так, 22 декабря 1906 г. в Майкопе был издан приказ городского полицмейстера, запрещавший без его разрешения днем в виде поздравлений ходить с маскарадом и музыкой по улицам города5.

Торговать спиртным воспрещалось до окончания Божественной литургии и во время крестного хода, а в Страстную Пятницу, первый день Пасхи и Рождества - в течение всего дня6. На народных гуляниях допускалась продажа только кваса, лимонада, фруктов и семечек. Это не исключало появления пьяных в общественных местах, поэтому у дежуривших городовых существовали инструкции в их отношении. К примеру, человек в состоянии алкогольного опьянения не допускался на перекидные качели7.


Празднование Татьянина дня (праздника Московского университета) в Москве (с бокалом в руке изображен А.П. Чехов).

Благотворительные обеды: благо или зло?

В праздничные дни проводилось наибольшее количество благотворительных мероприятий. Устраивались разнообразные вечера с танцами, балы, концерты, спектакли, сбор с которых шел в пользу неимущих. Во время застолий на Татьянин день было принято "учинять сбор в пользу недостаточных студентов"8.

Ежегодно в канун праздников со страниц газет звучали призывы к благотворительности9. По мнению многих современников, значительная часть собранных во время благотворительного мероприятия денег, будь то концерт, литературный вечер или застолье, шла на организацию (закуски, шампанское, развлечения), а правильнее было бы отдавать деньги нуждающимся, ничего не требуя взамен. Вопрос этот нередко ставился как в прессе, так и в художественной литературе. Один из корреспондентов, рассуждая о Татьянином дне, в 1903 г. написал: "Грустно то, что для того, чтобы собрать несколько рублей, нужно все-таки прибегать к наркотикам в роде балов, концертов; грустно то, что без наркотиков мы уже не в состоянии представить себе во всем ужасе нужду, холод и голод наших молодых собратий"10.

На рубеже XIX - XX вв. нередко поднимался вопрос неприглядности пиров в День просвещения, по итогам которых собранная для "неимущих студентов" сумма нередко оказывалась меньше потраченной на обед11. "Имеем ли мы нравственное право веселиться, а главное обжираться и напиваться тогда, когда сотни и тысячи наших товарищей стонут от голода, холода и нужды?" - вопрошал корреспондент газеты "Черноморское побережье" и приходил к выводу, что "бражничать и насыщать непомерно утробу во время великого праздника просвещения - по меньшей мере дико и недостойно человека просвещенного"12. Идеи неприемлемости такого отношения к празднованию Татьяниного дня высказывал и Л.Н. Толстой в 1889 г. в статье "Праздник просвещения 12-го января"13.


1. Царские дни // Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. Т. 37А. СПб., 1903. С. 812.
2. Встреча Нового года // Кубанский край. 1911. N 324-2. 4 января.
3. Масленица // Кубанский край. 1911. N 363-41. 22 февраля.
4. Радулович В.В. По поводу Татьянина дня // Черноморское побережье. 1903. N 12. 16 января
5. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Ф. 454. Оп. 1. Д. 278. Л. 3.
6. Положение о питейном сборе // Полное собрание законов Российской империи. Второе собрание. СПб., 1863. Т. 36. Ч. 2. С. 70; Устав о питейном сборе // Свод законов Российской империи. СПб., 1912. Кн. 2. Т. 5. С. 313.
7. ГАКК. Ф. 454. Оп. 1. Д. 278. Л. 102 об. - 103.
8. Радулович В.В. По поводу Татьянина дня.
9. Кубанские областные ведомости. 1873. N 12. 24 марта; Сочинский листок. 1912. N 23. 22 декабря.
10. Еще по поводу Татьяниного дня // Черноморское побережье. 1903. N 15. 19 января.
11. Радулович В.В. По поводу Татьянина дня.
12. Еще по поводу Татьяниного дня.
13. Толстой Л.Н. Праздник просвещения 12-го января // Русские ведомости. 1889. N 11. 12 января.