Новости

28.09.2017 00:20
Рубрика: Общество

Зачем святых выносили?

Текст: Марина Королева (журналист, кандидат филологических наук, ведущая рубрики)
Испортить всю обедню. Смотреть со своей колокольни. Рассказать как на духу. Когда мы всё это произносим, то вряд ли отдаем себе отчет в том, что выражения эти связаны с церковной сферой. "Испортил всю обедню" - помешал чему-то, "смотрит со своей колокольни" - судит о чем-то односторонне, "рассказывает как на духу" - признается в чем-то искренне. Для нас это обычные житейские словосочетания. Но первоначальное значение у этих выражений, в общем, вполне прозрачное.

Чего не скажешь о некоторых других устойчивых сочетаниях из того же церковного быта. Почему мы говорим "хоть святых выноси"? Почему "пускаемся во все тяжкие" (и что это - "тяжкие")? Почему люди бывают "одним миром мазаны"? И почему, навлекая на кого-то неприятности, мы "подводим под монастырь"?

Вот, например, "вынос святых" - кто, когда и зачем это делал? Оказывается, верующие выносили из помещения святых (то есть иконы) или хотя бы задергивали икону в углу занавеской, чтобы святые "не видели" их безобразий: драк, пьянства, скандалов. Получается, "вынес святых" - и пускайся во все тяжкие. Это сочетание многие считают сжатой формой пространной конструкции "пускаться во все тяжкие грехи", то есть безудержно предаваться порокам, но фразеологи настаивают, что основой было другое выражение: ударять во все тяжкая колокола, поднимать трезвон.

Какой "мир" мы имеем в виду, когда говорим, что люди эти "одним миром мазаны" (один другого не лучше)? А ведь "мира" никакого в этом выражении нет, а есть "миро", масло, которое используют в церковных обрядах. "Одним миром мазаны" значило, что люди эти одной веры.

А вот кто, кого и зачем "подводил под монастырь", сказать наверняка сейчас сложно. По одной из версий, русские проводники подводили врагов под стены монастырей, которые во время войны превращались в крепости. По другой, это могло быть связано с тяжелой жизнью замужних женщин, когда от побоев мужа уберечь их могла лишь родня, добившись защиты у патриарха и властей. Обидчика ссылали "на усмирение" - то есть жена "подводила мужа под монастырь". Уже неважно, какая из версий верна. Выражение навсегда наше, и мы им пользуемся.