Новости

03.10.2017 19:08
Рубрика: Экономика

Батареи просят тепла

Долги котельных могут сорвать начало отопительного сезона

Владелец котельной в Кургане выставил ее на продажу в Интернет, посчитав, что это выгоднее, чем продолжать "теплый" бизнес. Однако сойти с дистанции в самый неподходящий момент могут не только частные котельные.

У обогревателя проходит жизнь многих горожан до момента включения батарей. Фото: Архив "РГ" У обогревателя проходит жизнь многих горожан до момента включения батарей. Фото: Архив "РГ"
У обогревателя проходит жизнь многих горожан до момента включения батарей. Фото: Архив "РГ"

Отопительный сезон во многих регионах уже стартовал. Национальный центр общественного контроля в сфере жилищно-коммунального хозяйства "ЖКХ Контроль" проверил готовность коммунальщиков к низким температурам. Так что нас ждет зимой холодной? Об этом обозреватель "Российской газеты" говорила с исполнительным директором организации Светланой Разворотневой.

Светлана Викторовна, регионы сегодня самостоятельно определяют дату начала отопительного сезона. Раньше это делалось на основании показателей среднесуточной температуры. Стало ли от этого лучше?

Светлана Разворотнева: Многие регионы стали включать отопление раньше. Они и до этого не оставляли людей без отопления в холода, но теперь это происходит легально.

По каким признакам можно сказать: вот с этими домами будет зимой проблема?

Светлана Разворотнева: Когда летом дома долго остаются без горячей воды, это сигнализирует, что и с теплом, вероятнее всего, будут проблемы. Плановое отключение горячей воды, напомню, для проведения профилактических и ремонтных работ не должно превышать 14 дней. Но многие жильцы остаются без горячей воды гораздо дольше.

Хотя нельзя сказать, что это исключительно проблемы региона. Они связаны либо с аварийным состоянием источников тепла или труб, либо с огромными задолженностями тепловиков перед поставщиками ресурсов. Газовики отключают должников. Люди остаются без горячей воды и отопления.

И мерзнут всю зиму?

Светлана Разворотнева: Чаще пытаются договориться, просят газовиков, электриков реструктуризировать задолженности, подождать еще немного.

Нередко, когда переговоры заходят в тупик, муниципальные руководители принимают решение об объявлении чрезвычайного положения и самовольно открывают газовые вентили.

Особенно сложные ситуации складываются, когда котельная изначально строилась для обслуживания предприятия, и попутно к ней подключили дома. Юрлицо банкротится и за тепло не платит. Газовики останавливают подачу топлива - и формально они правы. С одной стороны, здесь спор хозяйствующих субъектов. Но с другой - есть люди, и прокуратура заставляет включать отопление. Правового решения этой ситуации сейчас не существует.

И как в подобных случаях поступают владельцы котельных?

Светлана Разворотнева: Например, в Кургане владелец котельной, отапливающей несколько многоквартирных домов, решил продать ее через "Авито". Свое решение он объяснил убыточностью бизнеса. Правда, к котельной никто интерес не проявил. И в сентябре власти города все-таки выкупили ее. Однако такие возможности у местных властей есть не всегда. В случае "частных" котельных риск всегда остается.

Частными, кстати, могут оказаться и котельные, построенные для одного дома, например, крышные или пристроенные. По проекту они, чаще всего, являются общедомовым имуществом, отчуждать которое запрещено. Однако по факту немало случаев, когда это имущество оказывается в частных руках.

И после этого владельцы начинают предъявлять жильцам ультиматумы?

Светлана Разворотнева: Да, либо платить по завышенным тарифам, либо выкупать котельную, либо остаться без тепла.

Такие ультиматумы нередко предъявляют региональным и местным властям и владельцы крупных котельных. Например, в городе Котовске Тамбовской области в этом году были вынуждены построить новую котельную "с нуля", поскольку владелец действующей ставил ультиматум - либо резкое повышение тарифов, либо закрытие.

Тамбовской области удалось построить новую котельную благодаря тому, что в 2016 году Фонд содействия реформированию ЖКХ осуществлял софинансирование проектов по модернизации коммунальной инфраструктуры в малых городах. Благодаря этим средствам многие муниципалитеты смогли решить острейшие проблемы, которые копились годами.

К сожалению, в 2017 году софинансирование остановили, вернувшись к прежней схеме - субсидирования процентной ставки по кредитам для инвесторов. Однако инвесторы идти в малые города и сельскую местность не торопятся. Так что многие российские города остались без надежды на помощь в решении проблем с теплом, водоснабжением и водоочисткой.

Насколько я знаю, есть и проблема задолженности со стороны управляющих компаний перед ресурсоснабжающими организациями.

Светлана Разворотнева: Вообще у нас само законодательство так устроено, оно заставляет управляющие компании быть жуликами. Оплата коммунальных ресурсов происходит в большинстве случаев через управляющую компанию.

Но у нас средняя собираемость платежей с жильцов составляет 95 процентов. Соответственно управляющие компании вынуждены снимать деньги со своих статей: содержания, текущего ремонта. Либо они изначально приходят на рынок, понимая, что через какое-то время обанкротится и деньги поставщики ресурсов не получат. Такие случаи происходят достаточно частые.

Были серьезные проблемы с банкротством компаний в Бурятии, через них электрикам шли деньги. В результате энергетики "пробили" решение о повышении тарифов для промышленных потребителей, чтобы компенсировать потери. Были недавно угрозы со стороны энергетической компании, которая обслуживает Москву и Московскую область. Организация грозила отключить дома, которые задолжали деньги. На мой взгляд, это было бы незаконно. Да и энергетики это понимали. Поэтому реальных отключений так и не произошло.

Вообще долги с целью банкротства не касаются, пожалуй, только Москвы. Управляющие компании делают много нулевых организаций с похожими названиями. Зачастую даже собрание жильцов не проводят. По поддельному договору переводят управление на новую организацию и работают с чистого листа. Поставщики ресурсов остаются без денег.

Как ресурсоснабжающие организации ведут себя в этом случае?

Светлана Разворотнева: Требуют дать им хотя бы право расторгать договоры с управляющими компаниями, которые им не платят. Сейчас они сделать ничего не могут. Права инициировать собрание, расторгнуть договор с управляющей компанией нет.

Конечно, все ждут законопроект о так называемых "прямых договорах". Но он уже третий год в правительстве. Такой закон всем нужен, все его поддержали: управляющие компании и ресурсоснабжающие. Добросовестным УК не хочется расплачиваться за долги, которые они не создавали. Поставщики ресурсов готовы работать напрямую с гражданами.

Есть еще законопроект, которым предоставляется право поставщикам ресурсов расторгать договоры с управляющими компаниями, если судом доказана задолженность за длительный период. Но и он не принят.

В Бурятии недавно арестовали автомобили пяти должников за услуги ЖКХ. Меры воздействия на таких должников становятся все агрессивнее, насколько они адекватны?

Светлана Разворотнева: Это не только в Бурятии, и в других регионах. Началось все с Татарстана, где появились дорожные судебные приставы. Ввели ограничения на выезд должников за границу, которые сейчас уже признали слишком жесткими.

Приставы пытаются как-то гайки закручивать. Появились судебные приказы. Если раньше по каждому должнику надо было на отдельном судебном заседании принимать решение, то теперь это делает мировой судья по всем накопившимся делам.

При этом настоящие бедные люди, как правило, не имеют долгов. Потому что они получают субсидии. А чтобы их получать, надо не иметь долгов.

У регионов есть право начинать отопительный сезон, не дожидаясь определенной температуры воздуха

Не платят, к примеру, асоциальные люди. В отношении них можно применить меру переселения в другое жилье. Она существует в других странах и не всегда предусматривает отъем жилья. В некоторых странах его сдают, пока не будет погашен долг.

И у нас такое наказание могло бы существовать. Не обязательно часто его применять. Оно может работать на устрашение. После того как за незаконную перепланировку стали изымать квартиры, количество нарушений сильно сократилось.

Инфографика: Инфографика "РГ" / Леонид Кулешов / Ирина Жандарова