1 сентября 2017 г. 17:00

Пассажиры Философского парохода: Михаил НОВИКОВ (1876-1965)

 

Выдающийся зоолог, общественный и государственный деятель, ректор Московского университета

Михаил Михайлович Новиков.

Чем занимался до 1922 года

Окончил курс на естественном факультете Гейдельбергского университета в Германии, где специализировался у А. Косселя (будущего лауреата Нобелевской премии). По окончании курса получил степень доктора натурфилософии с оценкой summa cum laude ("с высшим отличием"). Тема диссертации, которую Новиков защитил уже в Московском университете, сразу прославила его имя. Он открыл у некоторых животных... третий "теменной" глаз.

Знаменитый ученый преуспевал и в общественной жизни. В течение десяти лет избирался гласным в Московскую Городскую думу. Воспринял Февральскую революцию как процесс освобождения жизни и науки. В июле 1917 года был выдвинут кандидатом в депутаты Учредительного собрания от Съезда кадетской партии. Занимался вопросами народного образования, по инициативе Новикова были открыты новые вузы - Киевский и Харьковский коммерческие институты, Тифлисский университет.

В 1918 году становится деканом физико-математического факультета, а в марте следующего года избирается ректором Московского университета.

Молодые русские ученые и студенты на реке Некар. Гейдельберг, 1903 год. Слева направо: М.Н. Римский-Корсаков (стоит), В.В. Станчинский (сидит), М.М. Новиков, П.Н. Спесивцев.

Причины изгнания

Уже на склоне лет Новиков в мемуарах "От Москвы до Нью-Йорка: Моя жизнь в науке и политике" напишет:

"Я добровольно не ушел в эмиграцию, а дождался того, что сама Советская власть принудила меня покинуть родину. Но к этому присоединились еще два важных момента. Во-первых, я не чувствовал себя вправе покинуть Родину-мать, когда она находилась в жестоко болезненном состоянии и когда мне казалось, что я, хоть в малой мере, могу облегчить ее страдания. А во-вторых, мы, члены оппозиции по отношению к прежнему правительственному режиму, видели, что новая власть усвоила себе те методы произвола, с которыми мы были знакомы и прежде, но которые она вознесла на гораздо более высокую ступень".

Рублеными строчками это отражено в протоколе заседания Коллегии ГПУ от 25 августа 1922 года:

"Слушали: Дело N 15600 Новикова Михаила Михайловича, обвиненного в антисоветской деятельности. Арестован 16 августа с.г. Содержится во внутренней тюрьме ГПУ. Постановили. На основании п. 2 лит. Е положения о ГПУ от 6/11 с.г. выслать из пределов РСФСР за границу".

"Моя жизнь на родине, посвященная науке и России, кончилась, - писал он об этих днях. - Начиналась новая жизнь на чужбине, которая часто омрачалась всевозможными беженскими скорбями и трудностями. Но и ее я старался наполнить и оживить научной работой и служением русскому народу".

Список антисоветской интеллигенции Петрограда. 31 июля 1922 года.

Чем занимался за границей

В Берлине принял активное участие в организации Русского научного института, объединившего талантливых ученых-эмигрантов. Оказавшись в Праге, 16 лет возглавлял Русский народный университет. Продолжал ощущать себя частью великой русской культуры, а свои научные достижения рассматривал как успех "ради русского имени". Это выражение Д.И. Менделеева он повторял часто.

В августе 1949 года вместе с семьей переехал в США, где руководил Русской академической группой, участвовал в деятельности Пироговского общества, выступал с публичными лекциями. В конце 1954 года профессор Новиков возглавил Организационный комитет по празднованию в Нью-Йорке 200-летнего юбилея Московского университета. Тогда же Гейдельбергский университет наградил его "золотым докторским дипломом".

В 1957 году Новиков был избран действительным членом американской Академии искусств и наук.

Он автор 120 книг и статей естественнонаучного и публицистического характера, изданных на многих европейских языках. В том числе книги ценнейших мемуаров "От Москвы до Нью-Йорка: моя жизнь в науке и политике".

Скончался на 89-м году жизни в Нэйаке, под Нью-Йорком. Похоронен на кладбище православного Новодивеевского монастыря

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Преподаватели, студенты и служащие университета постоянно находились под дамокловым мечом обыска и ареста. И надо сказать, что этот меч нередко обрушивался на членов нашей академической семьи, и особенно часто, конечно, на профессоров. Хлопоты об освобождении их и являлись обычным поводом моих посещений Наркомпроса. Помню, в одно из таких посещений я упрекнул М.Н. Покровского (заместитель Луначарского по Министерству народного просвещения. - Авт.) в несправедливости и излишней жестокости по отношению к лояльным гражданам. На это он мне ответил: "Вы, как биолог, должны знать, сколько крови и грязи бывает при рождении человека. А мы рождаем целый мир".