Новости

03.10.2017 13:07
Рубрика: "Родина"

Борис Осятинский. Крылатая память победы

Беседа с человеком, который находит в лесах и болотах, восстанавливает и поднимает в небо фронтовые самолеты
В это трудно поверить, но в пятидесятые годы прошлого века Советский Союз собственноручно уничтожил авиацию Победы. Под самый корешок вырубили всё: в стране не осталось ни одного способного подняться в небо самолета из тех, на которых наши летчики сражались в небе Великой Отечественной с асами Геринга.

Лишь в конце девяностых ситуация начала потихоньку меняться к лучшему, за что поклон Борису Осятинскому, президенту фонда "Крылатая память Победы".


Ломать - не строить

- Говорят, кинокритик - это несостоявшийся актер, а человек, который полжизни рыщет по лесам и болотам, находит и восстанавливает старые самолеты, видимо, хотел быть летчиком, да не сложилось, бог крыльев не дал, Борис Леонидович?

- Отчасти вы правы. Я ведь родился и вырос в СССР, в детстве, как и большинство советских мальчишек, мечтал о небе. Но здоровье не позволило сесть за штурвал. Да и тяга к естественным наукам взяла верх. В итоге окончил физический факультет Краснодарского университета, стал геофизиком, работал в южном отделении Института океанологии Академии наук. Так, наверное, и изучал бы морские глубины, если бы в восьмидесятые годы прошлого века городские власти Геленджика не направили меня директором в местный историко-краеведческий музей.

Начал знакомиться с хозяйством, которое досталось. Кроме основной экспозиции - дом писателя Короленко, батарея капитана Зубкова, землянка Брежнева... Словом, музей большой, фонды огромные. Едва ли не первым экспонатом, появившимся при мне, стал одномоторный истребитель Messerschmitt-109 с зеленым сердцем - grünes Herz - на фюзеляже. Это означало, что ас, управлявший самолетом, сбил более ста неприятельских машин. Messerschmitt подняли со дна Черного моря мои друзья-океанологи, он был в весьма приличном состоянии, хотя никто не думал о его сохранности. Подцепили и вытащили из пучины, по дороге отрезав автогеном крыло.

Самолет лежал во дворе Института океанологии, по бесхозной железяке бегали и прыгали соседские детишки. Когда меня назначили директором, вчерашние коллеги сказали: "Забирай игрушку к себе, пока пацаны ноги не переломали. Ты же теперь у нас музейщик".

"Немец" выглядел пристойно на фоне обломков наших двух "Яков" и одного Ил-2, тоже поднятых из моря. У Messerschmitt корпус из анодированного дюралюминия, почти не поддавался коррозии, а на советских самолетах железо проржавело, и выглядело это удручающе.

На третий день меня вызвали в горком партии: почему в музее выставлен фашистский истребитель со свастикой? Мол, как вы могли, товарищ Осятинский? Что себе позволяете? Немедленно убрать и сдать на металлолом!

Но мне хотелось сохранить экспонат. Стал думать, как бы вывернуться из ситуации. Все происходило в конце апреля, когда в Геленджике по традиции собирались оставшиеся в живых летчики тех полков, которые базировались там в годы Великой Отечественной. А стояли под городом бомбардировщики, истребители... Весной большинство санаториев и домов отдыха пустовали, вот местные власти и дарили ветеранам пару бесплатных недель, чтобы те могли отметить с однополчанами День Победы.

Наш музей традиционно становился местом встречи: там же и история, и экспонаты, напоминавшие о войне.

Messerschmitt пользовался у фронтовиков большим успехом, они не отходили от самолета, облепили его с разных сторон, и каждый вспоминал свои воздушные бои.

Словом, я пригласил Галину Михайловну, второго секретаря горкома, устроившую мне головомойку, и подвел к окну, предложив понаблюдать за ветеранами, послушать их разговоры. Партийная дама постояла пару минут и вынесла вердикт: "Ладно, оставляйте фашиста. Только хвост ему повыше задерите, чтобы был, как сбитый". Разумеется, я все исполнил.

Так случилась моя первая личная встреча с самолетами времен Второй мировой войны.

- Что последовало дальше?

- Возникла идея создать полноценный музей авиации в Геленджике. Нам удалось организовать несколько поисковых экспедиций на север - в Мурманскую область, Карелию, где в большом количестве находили обломки сбитых военных самолетов, но потом дело заглохло. Советский Союз дышал на ладан, у людей в головах роились другие мысли, многим было явно не до восстановления исторической памяти.

- А как получилось, что в СССР не осталось летающих самолетов периода Великой Отечественной?

- Увы, очень просто, хотя объяснить это крайне сложно. Вот смотрите: до войны и в ее ходе на вооружении Красной, а потом Советской армии находились около 110 тысяч самолетов, произведенных отечественной промышленностью. По ленд-лизу из Америки и Великобритании нам поставили еще порядка 18-20 тысяч. В мае 1945-го в строю оставалось 46 тысяч машин. В пятидесятые годы, когда наступила эра реактивной авиации, старые винтовые самолеты по приказу Верховного Главнокомандующего товарища Сталина банально списали в утиль и планомерно уничтожили. Как говорится, ломать - не строить! Таким же образом обошлись и с трофейной техникой, которой было изрядное количество. О том, чтобы сберечь хотя бы по несколько экземпляров каждой модели для истории, для внуков и правнуков, никто тогда не думал.

Кстати, подобный подход жив до сих пор: летающих МиГ-15 и даже МиГ-21 сегодня не найти.

Семьдесят лет назад казалось, что память о войне переживет века. Увы, людям свойственно забывать прошлое, и происходит это гораздо быстрее, чем хотелось бы. Три мирных поколения выросли, и молодые, родившиеся на стыке тысячелетий, уже с трудом смогут рассказать, кто, с кем, как и за что воевал. Тем более сегодняшние подростки не знают, на чем летали их прадеды, на каких типах самолетов били врага. А наглядно продемонстрировать, к сожалению, нечего. Всё разрушили.

- Как вы стали исправлять ситуацию?

- По крупицам. Ужас ведь заключался в том, что погубили не только самолеты, но и чертежи к ним.

- Это кому помешало?

- Меня спрашиваете?! Видимо, страна у нас слишком маленькая, архивы хранить негде.

Можно было переснять, сделать микрофильмы, но не тупо сжигать! Нет, документы бросили в топку. Что за гранью моего понимания.

Когда мы взялись за реставрацию МиГ-3, не удалось обнаружить никаких документов, кроме альбома с фотографиями самолета в ангаре и во время летных испытаний. Больше - ничего, ни единого чертежа. Пришлось восстанавливать самолет по обломкам, поднятым из болот.

Такая же история была с И-16, И-15 бис... Имелось только техническое описание. Часть документации сохранили в КБ Илюшина и Яковлева, но это, скорее, исключение из правила.

В остальном - пустота. У Лавочкина, Сухого, Петлякова, Микояна...


Восход красных звезд

- А как же "В бой идут одни "старики"?

- Фильм прекрасный, очень его люблю, но из исторических самолетов там только По-2. Биплан Поликарпова выпускался до середины пятидесятых годов, съемочной группе Леонида Быкова найти его в 1973-м, когда снималась картина, было не так уж сложно. По-2 - многоцелевая машина: это и почтовые перевозки, и медицинская помощь, и геологоразведка. А во время войны - ночной бомбардировщик и разведчик. Именно на нем, по сценарию фильма, летал женский авиаполк, в котором служили Маша Попова и Зоя Молчанова. А что касается остального...

Вместо 109-го Messerschmitt задействовали чешский Zlin, а одномоторный истребитель Ла-5* заменили на спортивные Як-50 и Як-52.

- Во всех советских фильмах про войну так?

- Конечно. Скажем, в Североморске в свое время были дееспособные торпедоносцы ДБ-3Ф, потом их уничтожили, и в одноименной картине 1983 года, где играли Родион Нахапетов и Вера Глаголева, снимать оказалось уже нечего. Поэтому на экране вы не увидите летающий самолет, все кадры сделаны на земле. "Хронику пикирующего бомбардировщика" тоже сняли в статике. Как и "Особо важное задание". Если помните, в фильме Евгения Матвеева речь идет о том, как в Воронеже перед войной в сжатые сроки налаживали выпуск Ил-2. Ирония судьбы, что настоящего штурмовика в картине нет, вместо него по аэродрому туда-сюда таскали нелетающий самолет, который потом, скорее всего, попал в музей в Монино.

Когда появились компьютеры, стали дорисовывать картинки воздушных боев при помощи графики. Так и жили. Так и снимали. Как говорится, "нызенько-нызенько".

- Кого вы первым поставили на крыло, Борис Леонидович?

- Истребитель И-16 конструктора Поликарпова. Его прозвали ишачком.

Получилось как? До 1992 года я разными способами пробовал вызвать хоть какой-то интерес к музейной проблеме у родного государства. Показывал фотоальбомы и книги, изданные на Западе, рассказывал, что в Америке и Великобритании счет "летающим памятникам" идет на тысячи... Увы, ни у кого из отечественных чиновников глаз не загорелся, хотя я дошел до председателя правительства РСФСР Ивана Силаева, до того возглавлявшего Министерство авиационной промышленности СССР. Потом обращался и к вице-президенту России Александру Руцкому, надеясь, что бывший летчик поддержит начинание. Разговоры заканчивались ободряющим похлопыванием по плечу и общими фразами из серии "Молодец! Давай! Дерзай!"

Словом, я понял: дома ловить, увы, нечего. И тут на меня вышел известный новозеландский коллекционер Тим Уоллес, прослышавший, что я хочу заняться реставрацией советских военных самолетов. Тим спросил: "Сможешь?" Я без колебаний ответил: "Конечно!" Хотя понятия не имел, с какой стороны подбираться к проблеме.

Мы заключили договор, создали компанию, одно из первых совместных предприятий в России, и начали работать. Восстанавливали И-16 в Новосибирске, поскольку в Москве сделать это было невозможно. Во-первых, производство стояло, во-вторых, нам называли астрономические суммы, скорее подходившие к созданию космического корабля, чем к реставрации старого самолета. Цифры брались с потолка, люди не имели элементарного представления, о чем идет речь. Ведь не нужно было создавать новый самолет, делать расчеты прочности и аэродинамики, требовалось лишь восстановить утраченное!

Легко сказать - трудно осуществить. Повозиться пришлось прилично.

- Почему выбрали именно этот аппарат?

- Двигатель у И-16, по сути, такой же, как на самолетах Ан-2. Его лишь слегка модифицировали. Достать АШ-62ИР не составило труда.

Параллельно мы восстанавливали И-153. Его прозвали "Чайкой" из-за формы крыла. Истребитель тоже создали в ОКБ Поликарпова, это последний в истории советской авиации биплан с убирающимся шасси.

Николая Поликарпова называли королем истребителей. Его И-15, И-15 бис, И-16, И-153 составляли основу парка отечественной авиации этого класса. До войны в СССР выпускались только поликарповские истребители. Практически все летчики, служившие во второй половине 1930-х годов, прошли через И-15 и И-16.

- Где вы находили материал, из которого потом собирали самолеты?

- В основном в болотах Карелии и Мурманской области. Метан хорошо консервирует металл. Попадались обломки вполне приличного качества, мы подняли две машины с полным набором крыла и смогли полностью восстановить всю конструкцию. Ведь зачастую то, что извлекалось из земли и воды, напоминало груду покореженного металлолома. В известном смысле нам повезло.

- Это какой год?

- 1993-й. Реставрацией И-16 занимались более двух лет и завершили в 1995-м.

- Историю этого конкретного самолета установить удалось?

- Если сохранился бортовой номер, узнать боевой путь машины - не проблема. Сложнее с именами летчиков, поскольку часть архивов утрачена. В обоих поднятых И-16 находился прах пилотов. Мы смогли найти на Урале родственников одного, а второй был с Западной Украины, там следы потерялись.

- Самолеты ушли в Новую Зеландию?

- Да, наши отношения с Тимом Уоллесом продолжались до 1998 года. За это время мы выпустили для него девять машин - шесть И-16 и три "Чайки".

- Зачем ему столько?

- Увлеченный человек! Деньги он на этом не зарабатывал, скорее, тратил. Его бизнес - олени, панты.

Тим раз в два года устраивал потрясающие шоу, одно так и называлось - "Восход красных звезд". В то время Россия еще не вернула сегодняшний гимн, вместо него звучала мелодия Глинки, а в Новой Зеландии включили "Вставай, страна огромная!" и подняли два флага - советский и российский. Около ста пятидесяти тысяч человек, присутствовавших на представлении, стояли, смотрели и слушали. Люди ехали со всего мира - из Европы, Америки, Австралии, Канады, Кореи, Японии. Это надо было видеть!

Потом Уоллес начал потихоньку распродавать коллекцию. И-16 и "Чайка" ушли в Испанию, туда, где они воевали против войск Франко, часть машин оказалась в Америке и Германии. Вадим Задорожный, основатель и владелец Музея техники в подмосковном Архангельском, о котором в прошлом году писала "Родина", тоже выкупил И-16 и "Чайку", положив начало своей коллекции летающих самолетов.

- А почему Уоллес выставил всё на торги?

- Семья настояла. Тим - замечательный человек, настоящий фанат авиации, но ему почему-то не везло. В первый раз попал в аварию на вертолете, повредил позвоночник, перестала работать правая нога. Второе крушение случилось на британском Hawker Hurricane, а в 1998-м Уоллес разбился на истребителе Spitfire. Он зачем-то решил полетать 1 января. Я пытался отговаривать, убеждал, что после новогоднего праздника с обязательными возлияниями лучше этого не делать, не испытывать судьбу, но Уоллес никого не слушал, сам всё решал. Тим только-только приобрел отреставрированный красавец Spitfire и хотел на нем прокатиться. Ну а летчик не справился с управлением, самолет перевернулся и рухнул на землю...

В результате Уоллес пролежал в коме почти четыре месяца. Тогда его родные и решили, что хватит подвигов, отлетался. Тим и сегодня жив, но перемещается на коляске.


Вспомнить всех поименно

- Сколько сейчас в России летающих машин периода Великой Отечественной?

- Десять советских и один ленд-лизовский. Плюс четыре реплики Первой мировой войны. Ну, еще по стране есть штуки четыре По-2 - в Ульяновске, Самаре, Тюмени и Москве. Вот и всё богатство.

- Вспомним поименно?

- Ш-2 - первый советский серийный самолет-амфибия конструкции Шаврова. Летающая лодка, на которой спасали челюскинцев.

Ночной бомбардировщик По-2, его выпускали четверть века - с 1929 года. Уникальная машина!

Еще один поликарповский самолет - И-15 бис. Биплан с прямым крылом и неубирающимся шасси. В Испании его называли Super Chato, он летал на Халхин-Голе, в Маньчжурии, Финляндии... К началу Великой Отечественной самолет несколько устарел, тем не менее и бомбы таскал, и реактивные снаряды.

Есть у нас такой же И-15 бис, но в двухместном исполнении. Для обучения. Он так и называется: ДИТ, двухместный истребитель тренировочный.

Моноплан И-16. Легкий, маневренный. Его испытывал Валерий Чкалов. Самолет с необычно коротким фюзеляжем - менее шести метров в длину и хорошим вооружением - пушки, пулеметы. В Испании И-16 успешно противостоял немецким и итальянским самолетам.

И-153 "Чайка". Очень скоростной биплан, который я уже упоминал.

МиГ-3 - проект, который начинал Поликарпов, а заканчивали Микоян и Гуревич. Николая Николаевича отодвинули в сторону, припомнив, что перед войной он ездил в Германию в командировку. Его арестовывали еще в 1929-м, приговорили к десяти годам лагерей за "участие в контрреволюционной вредительской организации", потом реальный срок заменили на условный и отправили в "шарашку". Последний проект Поликарпова И-185 так и не был запущен в серийное производство. Это подкосило конструктора, он заболел раком и в 1944 году умер в возрасте 52 лет.

Словом, МиГ-3 - это поликарповский И-200, не доведенный до конца. На мой взгляд, один из самых красивых, эффектных самолетов. Его и западные коллекционеры очень любят. Выглядит, как говорится, sexy. Но машина опередила время. Она планировалась как высотный истребитель и в этом смысле оказалась не слишком востребованной. Кроме того, вооружение было слабовато - лишь три пулемета, пушки установили на двухстах МиГах, а всего их было выпущено 3200. Сначала производили в Москве, потом завод переехал в Куйбышев. Делали, пока Сталин не приказал все силы бросить на штурмовик Ил-2. Моторов попросту на все не хватало.

Тем не менее МиГ-3 свою задачу выполнили, защитив небо Москвы и Ленинграда. И легендарный Покрышкин первые победы одержал именно на этом самолете.

У нас в коллекции два МиГ-3. Одним управлял летчик Алексеев, на счету которого два сбитых немецких самолета, что, конечно, тоже значимо. Огромное количество молодых советских пилотов погибали, не успев даже толком вступить в бой с врагом. По глупости, неумению, неопытности.

И МиГ Алексеева, и самолет летчика Крапивко мы нашли относительно недалеко от Москвы, в Тверской области. Останки Алексеева захоронили, а Крапивко остался в тот раз жив, выпрыгнул с парашютом, но из-за малой высоты купол не раскрылся, летчик сильно побился при приземлении. Мы нашли бабушек, которые девчонками тащили его на плащ-палатке до санитарного поезда. Крапивко погиб уже под Сталинградом.

Его машина была в очень хорошем состоянии, поскольку плюхнулась в болота... Впрочем, вы должны понимать: у реставраторов свои представления о "хорошести". Уцелела кабина, приборное оборудование, часть центроплана, стойки шасси. Мы остались довольны.

- Все экспонаты перечислили, Борис Леонидович?

- Главная наша гордость - Ил-2, который недавно закончили восстанавливать. Пять лет занимались.

История у этого самолета потрясающая. Как-то ко мне пришел человек, положил на стол летную книжку и сообщил, что его отец летал на Ил-2. Валентин Михайлович Скопинцев. Он умер в 1993 году, но рассказал сыну, что потерял самолет, сев на лед в Мурманской области. Мол, в кабине остались моя планшетка с документами и пистолет, найди. И вот Олег Валентинович, сын летчика, генерал-полковник ФСБ, решил с помощью поисковиков выполнить волю отца.

Стали искать. Два года ушло. Сначала прочесывали не то озеро, потом перешли на соседнее и в нем обнаружили сразу два самолета. Ил-2 Скопинцева, совершивший вынужденную посадку в ноябре 1943-го, и Як-1, который сел на воду летом того же года.

- Где ждали вас находки?

- Мурманская область, озеро Кривое. А в документах записали: Черногубское. Вот мы не там и вели поиск, несколько экспедиций вернулись ни с чем.

- А искали как?

- Геофизическое оборудование. Сонары бокового и кругового обзора, видеокамеры... Магнитометр на севере не особо работает из-за скальных пород и гранита - все вокруг звенит. Нашли самолеты в 2011 году, поднимали в 2012-м. В мае - Як-1 и 21 июня, ко Дню памяти и скорби, Ил-2.


Хроника Ил-2

- Тяжелая операция?

- На борту оставался боеприпас - "эрэсы", реактивные снаряды, было важно, чтобы они не рванули, не сдетонировали при подъеме...

46-й гвардейский штурмовой авиаполк, в котором летал Скопинцев, базировался в Североморске на аэродроме Ваенга-2. Там же находились истребители и бомбардировщики. Основная их задача состояла в охране морских конвоев, которые везли в СССР грузы по ленд-лизу. Боевые действия в Мурманской области почти не велись, по суше никто не наступал. Сражения происходили в воздухе и на воде. Бомбардировщики, штурмовики и торпедоносцы атаковали немецкие корабли, базу подводных лодок и долбили аэродром под Луостари. Истребители прикрывали, поскольку бомбардировщики и штурмовики сами по себе беззащитны против "мессеров".

На 23 ноября 1943 года была назначена очередная операция, на ее выполнение с утра пораньше вылетели 29 штурмовиков в сопровождении истребителей. Из-за плотного тумана обнаружить неприятеля не удалось, вернулись на аэродром. Второй вылет на штурмовку назначили на два часа дня. Немцы уже ждали. Ил-2 Скопинцева попал под плотный заградительный огонь. 20миллиметровым снарядом пробило броню. Повезло, что заряд угодил не в мотор, а в генератор, иначе у Валентина Михайловича не было бы ни сына, ни дочери. Попросту погиб бы. А так из-за поврежденного генератора пропало электричество, перестали стрелять пушки и пулеметы. В таком состоянии ни атаковать надводные цели, ни вести воздушный бой невозможно. Что делать? Скопинцев повернул в сторону родного аэродрома. И тут на него сверху свалился Messerschmitt. Если бы немец знал, что русский безоружен, расстрелял бы его без затей. Вместо этого "мессер" решил действовать по правилам военной науки, став наседать сзади. А тыл летчика прикрывал стрелок Гуменный. У него был ручной пулемет, от электроники никак не зависящий.

Стрелков набирали не из летного состава, сажали в самолеты солдатиков, морячков-краснофлотцев, по сути, смертников. Летчика хоть как-то защищал бронекорпус, стрелок же сидел на брезентовой подвязке, а вокруг - фанерный фюзеляж. Парашют, правда, полагался, но это ведь не защита, правда? Стрелки гибли часто.

Гуменный оказался бойцом смелым, отчаянным, лихо отбивался от фашиста, не давая тому подойти близко. В донесении потом было отмечено, что Messerschmitt задымился и прекратил атаку.

Немец повредил в центроплане баллон со сжатым воздухом, отвечавший за выпуск и уборку шасси, а также за тормозные щитки. Скопинцеву предстояло принять трудное решение. Без приборов аэродром не найти, это же север, ноябрь, в четыре часа дня уже темно. Кроме того, шасси в любом случае не выпустить. Валентин Михайлович стал снижаться на поверхность озера и совершил посадку на брюхо. Повредился стабилизатор, отлетела стойка, но летчик со стрелком, к счастью, не переломались. Скопинцев выстрелил из ракетницы, сориентировался, в какую сторону идти, взвалил на себя раненого Гуменного и побрел к своим. Четыре с половиной километра по пояс в снегу.

Вот такая история.


В авиации последних нет

- Скопинцев летал до Победы?

- Разумеется. Его представляли к званию Героя Советского Союза, но Звезду не дали из-за сложного характера Валентина Михайловича. Впрочем, что в нем сложного? Нормальный русский мужик.

- Дал в лоб какому-нибудь политработнику?

- Угадали. Начистил физиономию комиссару, который то ли щенка пристрелил, то ли медвежонка.

Словом, представление к награде отозвали, но все равно у Скопинцева был орден Нахимова II степени, три ордена Красного Знамени. Настоящий летчик!

Вот его самолет мы и подняли летом 2012-го. Разобрали, упаковали и отправили в Новосибирск, где специалисты из компании "Авиареставрация" и СиБНИА - Сибирского научного института авиации имени Чаплыгина - пять лет его восстанавливали. Сейчас машина в летном состоянии. К сожалению, Олег, сын Валентина Михайловича, погиб, разбился на вертолете, так и не увидев самолет отца в воздухе. Судьба...

- Когда и куда летали на Ил-2?

- В августе были на авиасалоне МАКС, участвовали в праздновании 105-й годовщины Военно-Воздушных сил России.

- Значит, это ваш последний экспонат?

- Как понять? В авиации таких слов нет. Есть "крайний".

В планах - восстановление фронтового бомбардировщика Ту-2, который Вадим Задорожный выкупил у американцев. Он хранился в разобранном виде в музее "холодной войны". Есть в Штатах и такой. Поразительно: в Советском Союзе свою технику уничтожили, а за океаном ее сберегли. Вадим год уговаривал продать, разрешение запрашивали чуть ли не в Белом доме.

- Сколько это стоило?

- Очень дорого. Почти четыреста тысяч долларов. С налогами, транспортировкой...

- А восстановление Ил-2 в какую сумму обошлось?

- 69 миллионов рублей. Впервые в моей практике часть денег удалось получить не от частного лица, а от Объединенной авиастроительной корпорации. ОАК дал 34 миллиона рублей.

Мы нашли еще один Ил-2 того же 46-го гвардейского штурмового авиаполка, попробуем реанимировать. Машина командира эскадрильи, ее тоже посадили на воду.

Четыре года искали. По архивным данным вроде должен быть самолет, а найти не могли...

Я смотрел видео: состояние хорошее, фонарь закрыт, крыло целое.

- Когда поднимать будете?

- Следующим летом.

- Есть шансы, что "Крылатая память Победы" парадным строем пролетит над Красной площадью 9 мая?

- Пока нас не пускают. Перед 65-й годовщиной всерьез обсуждался вопрос, уже топливо подбирали, делали штурманские расчеты по скоростям, но потом сочли, что наши самолеты с одним двигателем слишком ненадежны, чтобы разрешать пролет над центром Москвы. Поэтому мы летаем над Новосибирском. И в прошлом году, и в этом. Когда по Красному проспекту идет колонна "Бессмертного полка", в небе появляется МиГ-3. По-моему, красиво и символично. Тем более, что к этому самолету у сибиряков особое отношение, ведь на нем, как я уже говорил, начинал Александр Покрышкин, уроженец Новониколаевска, ныне - Новосибирска.

- Кто управляет самолетом?

- МиГ-3 - летчик-испытатель I класса Владимир Барсук, директор СиБНИА, человек заслуженный и уважаемый. В Москве с нами работают тоже опытные и профессиональные пилоты.

Все наши самолеты имеют сертификаты летной годности государственного образца, где обозначены как "единичные экземпляры воздушного судна".

- А в кино их отдаете?

- Не скажу, что киношники так уж рвутся брать наши МиГи и Илы. Они не умеют снимать самолеты. Зря смеетесь! Это большая проблема. На земле - вопросов нет, в кабину лезут, с удовольствием позируют, селфи делают, за штурвал дергают, а ты попробуй снять самолет в воздухе! Тут нужны совершенно иные операторские и режиссерские навыки. Никто не хочет заморачиваться. Лучше мультик слепить и в фильм вклеить. Для картины "Небо в огне" брали наш И-15, но съемка мне совсем не понравилась. И с роликами к юбилею Победы та же история. Снимали в Новосибирске, потом на монтаже взяли и подложили Москву. И зачем это нужно? Полная ерунда! Нет практики, культуры, съемка "воздух - воздух" - трудная задача, многим она не по зубам.

- На Западе аналогичная картина?

- Там тоже не гнушаются компьютерной графики, но она дополняет, а не заменяет.

- Обидно?

- Скорее, стыдно. Мы - великая авиационная держава, имеем столько летчиков-героев и - ничего. Мне приносили несколько сценариев художественных фильмов. Начинал читать, доходил до фразы, как Ил-2, уходя от Messerschmitt, делает "мертвую петлю", и откладывал рукопись. Штурмовик не может выполнять такие фигуры высшего пилотажа, он даже не пикирует, а как бы с горки скатывается.

Дело даже не в том, что люди не понимают предмета разговора. Раз лгут в малом, соврут и в большом. В фильме "В бой идут одни "старики", о котором мы уже говорили сегодня, нет исторических самолетов, но картина ведь получилась замечательная. Когда не хватает глубины, начинают выдумывать спецэффекты.

Ведь мы для чего самолеты восстанавливаем? Чтобы люди видели их и гордились. Повторюсь, Россия - великая авиационно-космическая страна, но у нас нет ни одного настоящего праздника с участием самолетов. Есть коммерческий авиасалон МАКС в Жуковском и гидросалон в Геленджике. Всё.

Идея создания Национальной авиационной коллекции и заключается в пропаганде самолетов Победы. Они должны летать, их обязаны видеть!

Вы знаете, что одна из самых популярных компьютерных игр в мире - "Ил-2. Штурмовик"? Более семи миллионов человек в нее сражается. Это те, кто официально зарегистрировался.

Не могу передать, сколько народу собралось, когда мы привезли на МАКС наш Ил-2. Огромная очередь стояла! И разговоры были примерно одинаковые: "Мой дед летал на таком... Можно в кабине посидеть? А фотографировать разрешаете?" У людей огромная тяга и к истории, и к авиации, надо спрос удовлетворять.

Когда на крупнейшем авиашоу Британии в Даксфорде в небо одновременно поднимается около сотни самолетов Второй мировой войны, дух захватывает. Английские Hurricane, Spitfire, Lancaster, американский Mitchell... Даже немцы. Без свастик, конечно, но с крестами. Фантастическое зрелище!

- А вы, Борис Леонидович, держались за штурвал машин, которые восстанавливаете?

- Я же не летчик, зачем мне позировать? Самолеты одноместные, в кабине только пилот помещается. Если решим, что в Ил-2 Скопинцева можно брать второго человека, полечу на месте стрелка. Но обычно я нахожусь с фотоаппаратом в руках в современной машине, идущей параллельным курсом со "старичком", и ловлю удачный кадр. Мне адреналина в жизни хватает...


Возвращение в небо

От раскопок на месте упавшего самолета до его возвращения в небо проходят годы. "Родина" спрессовала время благодаря снимкам разных лет, предоставленным поисковиками.


* Спасибо бдительным читателям, в название самолета вкралась ошибка. Не Ла-2 а Ла-5.