Новости

05.10.2017 00:42
Рубрика: В мире

Демократия со счетом 1-О

Каталонцы противопоставили грубой силе выдержку и разум
В минувшее воскресенье испанская автономная область Каталония провозгласила себя республикой и вышла из-под испанской короны. В одностороннем порядке, но решительно. Одним очагом напряженности в Европе стало больше: официальный Мадрид изначально считал решение каталонцев о референдуме антиконституционным и нелегальным и делал все, чтобы его сорвать. Премьер-министр Мариано Рахой угрожал каталонским чиновникам штрафами, взысканиями и тюрьмой. Урны и тиражи бюллетеней уничтожали. Избирательные участки (они обычно в школах и учебных центрах) закрывали и опечатывали. Все восставало, как Феникс из пепла.

Референдум состоялся. В момент голосования специально присланные из столицы королевства сотрудники Гражданской гвардии провели силовые акции устрашения. Кадры с телеэкранов - ни убавить ни прибавить. Черные шлемы, черные дубинки, резиновые пули и слезоточивый газ. Гвардейцы демонстративно не церемонились. Окровавленные головы и разбитые стекла, девушка, которой на руке сломали все пальцы. Кто-то поднимает пустые руки перед гвардейцем: мы безоружны, мы - мирные люди. Это не помогает. Эмоций на лицах за тонированными забралами не различишь. Лиц просто нет. Роботы-клоны против обычных живых людей.

Премьер Испании Мариано Рахой поспешил заявить, что референдума "не было", его итоги Испания не признает, а "правовое государство сохранило свою силу". Испанского коллегу в борьбе с "призраком" поддержали канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон. Но в Европе есть и другие мнения. Так, заместитель председателя Европарламента, австрийский евродепутат от партии "Зеленые" Ульрике Луначек назвала плебисцит законным, а действия гвардейцев шокирующими. Никто из избитых полицией (а их насчитали от 800 до тысячи человек) не нарывался на неприятности сам. Многие теперь задаются вопросом: если "правовое государство" не имеет в своей конституции нормы о самоопределении областей, если считает возможным бить мирных людей, если давит любое инакомыслие - может, это всего лишь право силы и не более того?

Надо уйти, чтобы тебе не затыкали рот? Тогда мы за независимость, говорили каталонцы

Было и то, что нельзя было разглядеть по телевизору, зато сразу чувствовалось изнутри, стоило лишь пообщаться с людьми вокруг участков или в школьных зданиях, оккупированных родителями и детьми, чтобы не вошла полиция. Каталонцы поражали именно тем, что не поддались на провокации и сумели в ненормальных условиях сохранить спокойствие духа. Именно такой урок настоящей демократии они и преподали Старому Свету. Не зря глава каталонского парламента Карлес Пучдемон сразу после закрытия участков написал в своем "Твиттере": "Впечатляющий ответ граждан. Легитимность и достоинство". Это достоинство заставляло людей быть терпимыми даже к противникам. В субботу перед голосованием в Барселоне прошел митинг противников отделения. Им не мешали. По соцсетям гуляло фото: парень, обмотанный испанским флагом, голосует на одном из участков под аплодисменты окружающих. Он против независимости, но он не враг. Его мнение уважают так же, как требовали уважать свое. И в этом вся суть каталонского протеста. Есть особый шик в том, чтобы, уходя, не хлопать дверью кому-то по пальцам и выиграть у противника войну нервов. Или выставить его на общее посмешище. Например, как в одном селе, где полиция конфисковала урны. Ей подсунули фальшивую емкость, набитую бумажками: "кто это прочтет, тот дурак" (информация из соцсетей, проверить трудно, верится легко).

Журналисту-газетчику работать проще, чем операторам. Ты можешь просидеть с людьми хоть всю ночь под дождем около закрытого участка. Они делятся с тобой галетами и рассказывают примерно одно и то же на разный лад без пафосных лозунгов, от души: понимаешь, я не такой уж яростный сторонник независимости. Чистых "индепендистов" в Каталонии даже по опросам процентов сорок. Наш лозунг - "Вутарем!" ("Проголосуем!"), ты сама слышала, как мы тут скандируем. То есть мы за то, чтобы никому нельзя было заткнуть рот. А если для этого приходится уходить - да, мы за независимость и республику вместо монархии.

Что и как пойдет в Каталонии дальше, сказать пока сложно. Как обернется противостояние с Мадридом - тоже. Но уже понятно, что каталонцы не зря именовали дату плебисцита 1 октября "Днем 1-О", с намеком на футбольный счет. Свою демократию они выиграли, противопоставив грубой силе ум, а давлению - уверенность в своей правоте.

В мире Европа Испания Ситуация в Каталонии