Новости

11.10.2017 21:17
Рубрика: Культура

Раскованная мелодия

В МДМ завелось "Привидение"
Авторы знаменитого "Привидения" - фантастического фильма 1990 года - не ошиблись, увидев в его сюжете классный материал для мюзикла: театр с его условностью еще больше укрепит наше доверие к истории о загробной жизни, чем кино с его беспощадным реализмом.
Павел Левкин и Галина Безрук в спектакле Stage Entertainment "Привидение". Фото: Stage Entertainment Павел Левкин и Галина Безрук в спектакле Stage Entertainment "Привидение". Фото: Stage Entertainment
Павел Левкин и Галина Безрук в спектакле Stage Entertainment "Привидение". Фото: Stage Entertainment

Если мы верим в чудо любви, обращающей Чудовище в Принца, то почему бы не поверить в призрак убитого юноши, вернувшегося к любимой, чтобы уберечь ее от грозящей ей опасности? В сказке о всепобеждающей силе любви возможно все - потому что зритель неистово хочет спасительного чуда и будет утирать слезы, если оно свершится. И когда герой, уходя в небытие, прощально улыбнется любимой: "До встречи!" - на-дежда на их новое свидание в лучшем из миров осветит нашу душу. Такой хеппи-энд. Он подтверждает навеянный человечеству сон золотой - и потому действует на любого зрителя, от верующего до скептика.

В фильме Джерри Цукера банковский служащий Сэм (Патрик Суэйзи), влюбленный в Молли (Деми Мур), погибает от руки уличного бандита, но продолжает существовать в виде призрака, который не может уйти окончательно, пока не спасет Молли. Взяв базовой идеей веру в загробную жизнь, Цукер сделал комедию-мелодраму, куда нагнал мистики, напустил чертей и вывел гадалку-медиума в азартном исполнении Вупи Голдберг, которая и обеспечила комическую связь призрака с живыми. Фильм сделан на грани абсурда, но так обезоруживающе мило, искренне и сентиментально, что в некоторых кинотеатрах США зрителям выдавали носовые платки. Драматург Брюс Джоэл Рубин управляется с персонажами как хочет, точно угадывая самые безумные надежды публики и придумав идеально простую историю с любовью, аферой, убийством, адом и раем так, что за ней неотрывно следишь, переживая с героями самые удивительные коллизии, развернувшиеся в двух параллельных мирах.

Это сказка современная, действие происходит в Нью-Йорке с его стритами, Бруклином и метро

Фильм пользовался обвальным успехом, десятикратно себя окупил, и авторы решили повторить триумф в музыкальном жанре. Премьера мюзикла состоялась в 2011 году в Манчестере и Лондоне, а затем и на Бродвее, в Австралии, Южной Корее, Германии, на Филиппинах. Теперь пришла очередь России: компания Stage Entertainment, одарившая нас уже множеством музыкальных сказок на бродвейском уровне, показывает его в переполненном огромном зале МДМ, и зрительницы, вдоволь посмеявшись и поволновавшись, к финалу дружно лезут за носовыми платками.

Это сказка современная, действие происходит в Нью-Йорке с его стритами, Бруклином и метро, костюмы офисные, волшебниц нет, но, как сказано, есть связная между живыми и усопшими - медиум Ода Мэй. Это роль бенефисная, на нее долго искали исполнительницу и нашли в театре "Сатирикон" Марину Иванову, не менее колоритную и смешную, чем Вупи Голдберг - ее комические выходы стали самыми яркими в шоу. Главный злодей - друг-враг героя Карл в исполнении Станислава Беляева обладает нужным этому шоу отрицательным обаянием. Павел Левкин и Галина Безрук как романтические любовники сильнее в вокале, чем в драматическом рисунке ролей - Левкин, на мой взгляд, слишком педалирует образ голливудского мачо, который больше любуется собой, чем любимой женщиной. Но они вполне укладываются в математически точно продуманную партитуру дирижирования зрительскими эмоциями: зал послушно становится наивным, доверчивым, сентиментальным и готов беззаветно верить душеспасительной сказке: герой ушел на небеса, и все кончилось хорошо.

Экономический кризис, вероятно, заставил искать лаконичные сценические решения: в спектакле меньше компьютерных спецэффектов, чем в аналогичном голливудском шоу, но режиссер Алистер Дэвид и дизайнер Марк Бэйли минимальными средствами создают емкий образ неонового Нью-Йорка, тоже представшего перед москвичами как призрачное видение - манящее, но зыбкое, каждую минуту готовое раствориться в пространстве. В чем несомненно есть свой смысл.

Композиторы мюзикла, мастера поп-рока Дэйв Стюарт и Глен Баллард достаточно авторитетны: первый известен работами с Eurythmics, второй - с Аланис Мориссетт и Майклом Джексоном. Их музыка к "Привидению" функциональна, передает ритмы времени и отлично поддерживает драматизм действа, но ее мелодии не отнесешь к хитовым. И авторы опять-таки не ошиблись, заимствовав лейтмотив своего шоу из фильма 50-х, тюремной драмы Unchained - песню Алекса Норта и Хая Зарета Unchained Melody, которая долго держалась в лидерах чартов, и пели ее звезды от Гарри Белафонте и дуэта The Righteous Brothers до Элвиса Пресли. В "Привидении" она тоже выступает в роли призрака счастливого, но безвозвратно ушедшего прошлого. А ее название "Раскованная мелодия" напоминает о жизнетворной роли сказки: она освобождает нас от цепей реальности и выпускает на волю самые безумные на-дежды.