Новости

11.10.2017 19:56
Рубрика: Экономика

Активист по прописке

Качество жизни в многоквартирном доме во многом зависит от инициативности собственников
Одной из главных проблем ЖКХ сегодня, как ни странно, становится не износ оборудования, вороватые управляющие компании или нехватка средств, а сами жители. В домах, где собственники квартир ленивы и нелюбопытны, качество жизни может быть хуже, чем там, где все наоборот. Об этом на деловом завтраке в "РГ" рассказал министр энергетики и ЖКХ Свердловской области Николай Смирнов.
 Фото: Татьяна Андреева/РГ Николай Смирнов: Жители ничего не знают о программе "Комфортная городская среда"? Значит, не хотят знать. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Николай Смирнов: Жители ничего не знают о программе "Комфортная городская среда"? Значит, не хотят знать. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Отопительный сезон на Среднем Урале начался. Однако, по словам энергетиков, должники не оплачивают счета даже под угрозой того, что тепло к ним придет в последнюю очередь.

Николай Смирнов: На подготовку к зиме в регионе в среднем уходит 5,5 миллиарда рублей, а жильцы должны поставщикам за тепло и свет более 6,5 миллиарда. К сожалению, пока эту проблему решить не удается.

Где живут самые добросовестные плательщики и наиболее злостные должники?

Николай Смирнов: Самая высокая собираемость платежей за ЖКУ традиционно в Екатеринбурге: до 96 процентов потребителей платят исправно. Но есть территории, где собираемость меньше 80 процентов, причем часто не из-за экономических причин: вроде, и градообразующие предприятия работают стабильно, и зарплата неплохая. Тут вообще нет четкой зависимости. По статистике, более 12 процентов должников имеют две и более квартиры. Они точно не малоимущие, но почему-то копят долги.

Раньше в сельских территориях был высокий процент оплаты, поскольку существовала многолетняя привычка оплачивать квитанции, однако потом она сошла на нет: когда люди видят, что соседи не платят и к ним не предъявляют никаких санкций, начинают поступать так же. В поселках, где жители много общаются, это важный аргумент.

Поправки, внесенные за год в федеральное законодательство, позволили ужесточить меры к неплательщикам. Например, расширен перечень имущества, которое можно взыскать, вплоть до наложения ареста на квартиру. Это, думаю, повлияет на тех, кто не оплачивает коммуналку, причем не потому, что нет денег.

А если их действительно нет?

Николай Смирнов: Региональный бюджет субсидирует часть затрат на коммунальные услуги, если совокупный платеж за ЖКУ превышает 22 процента дохода семьи (а для малоимущих 12 процентов).

На эти цели ежегодно уходит около 150 миллионов рублей, однако закладывается, как правило, больше. Часть денег остается невостребованной. Людям надо об этом знать и активнее обращаться в территориальные органы социальной защиты, где им помогут правильно оформить заявление на субсидию.

В конкурсах на проведение капремонта выигрывает компания, предложившая минимальную цену. Означает ли это, что ремонт будут делать неквалифицированные гастарбайтеры, используя самые дешевые материалы?

Николай Смирнов: По закону никто - ни власть, ни фонд капремонта, ни собственники жилья - не имеет права обязать подрядчика нанимать рабочих по национальному признаку. Что до качества материалов, то их характеристики отражены в конкурсной документации, ее соблюдение отслеживает и фонд, и строительный контроль. Перед началом работ подрядчик проводит общее собрание жильцов и знакомит всех с проектно-сметной документацией. В конце ремонта приемка также происходит с участием управляющей компании и жителей. Но, к сожалению, очень многие игнорируют такую возможность.

Собственники жилья наделены большими полномочиями. Не перегибают ли они порой палку?

Николай Смирнов: Бывает. Часто они требуют выполнить те виды ремонта, которые не только не заложены в проектно-сметной документации, но и не прописаны в законодательстве. Например, заменить перекрытия. Иногда жители хотят несообразной компенсации за ущерб имуществу, нанесенный при капремонте. За испорченный ковер как-то запросили 1,5 миллиона рублей. Точку в подобных делах ставит суд, однако до него дело доходит в 0,1 процента случаев. Как правило, все решается миром. Однажды рабочий случайно провалился в квартиру через потолочное перекрытие. И уже на следующий день подрядчик по своей инициативе отремонтировал не только потолок, но и всю комнату в "двушке". Потом в фонд капремонта пришло письмо от собственника с фотографией этого рабочего в обновленной комнате и просьбой: можно как-то сделать, чтобы он провалился и в соседнюю тоже?

Но это не решает проблему обветшавших перекрытий.

Николай Смирнов: Если дом действительно ветхий, его исключают из программы капремонта и переводят в программу переселения. Зачем тратить деньги, если здание не простоит и пяти лет?

В 2016-м и 2017 годах в области за счет средств капремонта массово меняют лифты даже в тех домах, где копят деньги на спецсчетах. А как же собственно ремонт?

Николай Смирнов: В нашей области есть ноу-хау - программа ускоренного обновления лифтового оборудования. Подрядчик меняет большое количество лифтов, а платят ему за это в течение последующих трех лет, причем гарантом возврата денег выступает региональный фонд капитального ремонта. Мы заменили по этой схеме 1002 лифта, готовятся документы еще более чем на тысячу. Однако на Среднем Урале около 12-14 процентов многоэтажных домов аккумулируют деньги на спецсчете, поэтому мы разработали механизм, позволяющий заменить лифты и им. Если на счет дома исправно поступали деньги с ноября 2014 года - начала работы программы, на каждый подъезд уже накоплено в среднем по миллиону. Это половина требуемой суммы, остальное жильцы внесут за три года. Однако, если они планируют в будущем проводить и другие работы за счет этих средств, необходимо на общем собрании подсчитать, хватает ли имеющейся ставки в 9 рублей за квадрат. Если нет, жители могут принять решение об увеличении суммы и платить, например, по 9,20.

Во многих домах, где происходит замена лифтов, жалуются на то, что подрядчики затягивают с работами…

Николай Смирнов: Это не всегда так. Лифт нельзя поставить и запустить за три дня. Нормативный срок для таких работ в новом доме - 45 дней. Добавьте сюда демонтаж старого оборудования и еще, возможно, приведение в порядок шахты. Не меньше недели уходит на пусконаладку, ведь никто не позволит людям ездить на лифте сразу после установки, это опасно. Наконец, еще несколько дней потребуется на сдачу оборудования надзорным органам.

Насколько активно жители участвуют в проекте "Формирование комфортной городской среды"? Не получится ли, что без их активности власти построят и отремонтируют в городах что-то для галочки?

Николай Смирнов: В России эта программа запущена с начала года, но решение об участии субъектов-доноров, в число которых входит и Свердловская область, принято только в мае. Поэтому процесс идет с запозданием. Мы собрали заявки от 33 муниципалитетов - это Екатеринбург, все 17 моногородов и ряд других территорий. Но пока нам не удалось создать настоящую конкуренцию между дворами за право провести благоустройство за счет бюджета. Основная причина, конечно, опоздание с началом программы, другая, на мой взгляд, кроется в мышлении: жители считают, что власть им кругом должна, а когда узнают, что придется софинансировать проект в размере пяти процентов, сразу отказываются. Надо понимать: государство не обязано благоустраивать все дворовые территории, бюджет берет на себя 95,5 процента расходов, причем помогают только тем дворам, где за проект проголосовали две трети жильцов дома. Есть примеры, когда мужчины голосуют за парковку, а женщины - за детскую площадку. В этом случае деньги никто не выделит.

Это и ответ на ваш вопрос про "галочку": без коллективного решения жителей муниципальные чиновники не смогут получить финансирование. Чтобы начать что-то делать, им придется выйти к людям.

Чиновники к этому готовы?

Николай Смирнов: Не всегда. Именно поэтому в 2017 году в программе участвует только 33 муниципальных образования из 94.

А как жители могут узнать о программе?

Николай Смирнов: Минимум раз в неделю я или мой заместитель рассказываем об этом в различных СМИ. На всех сайтах органов местного самоуправления создана отдельная страница "Комфортная городская среда". Жители ничего не знают о ней? Значит, не хотят знать.

Ключевой вопрос

Как в области идет капремонт?

Николай Смирнов: Среди проблем - неумение сотрудников подрядных организаций общаться с собственниками жилья. Рабочие относятся к ним по принципу "отойди и не мешай". Это неправильно. Я понимаю, за месяц или даже за год изменить сознание невозможно, но надо приучать строителей к мысли, что именно жильцы платят им зарплату, и ремонт должен идти с минимальным дискомфортом: закончил работу - прибери, разговаривай вежливо, делай перерывы по просьбам молодых мам, предупреждай жильцов об отключении воды и так далее.

Вторая проблема - обратная: работа с собственниками, которые не пускают строителей в квартиры. Какой смысл менять систему отопления, если придется пропустить одну квартиру? Эффективность такого ремонта снижается многократно. Пока мы не прибегаем к судебным решениям, пытаемся убеждать. Работаем с управляющими компаниями или старшими по дому: даем им время уговорить тех, кто упирается. Аргументы могут быть разные, но лучше всего помогает экономический: если только из-за ваших старых батарей произойдет порыв, вся материальная и административная ответственность ляжет на вас. Как правило, после этого подрядчик возвращается и заканчивает работы.

В регионах Экономика ЖКХ Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область