Новости

11.10.2017 21:04
Рубрика: Культура

Война черной и белой кости

1917 год как история смуты в новой книге Феликса Разумовского
Чем был для России 1917 год - переворотом, революцией, Смутой или Голгофой? - с этого вопроса в Государственном историческом музее началась презентация новой книги известного российского историка и телеведущего Феликса Разумовского. В название новой книги автор три первых слова вынес со знаком вопроса, а последнее - с восклицанием.

Авторская концепция заставляет его самого и нас смотреть на русскую революцию как на провал в Смуту - давнюю и тяжкую историческую болезнь, особую форму русского кризиса. Началась Смута - или, по европейски, "гражданская война" - не вослед революции, как приучали нас большевики, а намного раньше, с первых грабижек 1902 года, уверен автор. Показательно при этом разграбление в 1905 году тургеневского Спасского- Лутовинова, символа не столько барства, сколько русской культуры. В эти годы, по мнению автора, и началась "война черной и белой кости". А когда царь отрекся от престола, сковывающие эту войну люди и силы окончательно ослабли. И В сентябре 1917 года было разграблено тысячи усадеб, и после "грабижки" крестьяне продолжали драки одной деревни с другой.

По мнению автора, большевиков в этой смуте отличала ставка на гражданскую войну и прямое торжество зла. Но главный фронт этой войны - не борьба "красных" с "белым движением", уверен Феликс Разумовский, а тысячи крестьянских восстаний. И воевали на этой войне множество армий - продармия, армия борьбы с дезертирством и т. п.

- Создав "машину гражданской войны и разнуздав русского человека до последней степени, новой власти удается методично уничтожить все части, элементы и сословия русского мира. Все слои русского общества были ликвидированы, - резюмирует автор.

Только один из "старых" институтов русской жизни в это время переживает невиданный подъем, это Русская церковь, собравшая знаменитый Поместный собор и восстановившая в 1918 году патриаршество. Когда Патриарх Тихон летом 1918 года приехал в постмятежный Кронштадт, его встречали десятки тысяч верующих людей. А в Петрограде митрополитом был избран горячо уважаемый в народе владыка Вениамин (Казанский). Именно по жизни Церкви была видна преданность народа вековым духовным идеалам, но преданных людей сразу стали "перемалывать".

Не согласившись с горькой формулой Александра Солженицына "Мы потеряли 20 век", Феликс Разумовский считает, что в 20 веке мы обрели мучеников за веру, и может быть, это самое главное обретение.

Авторский стиль - а книга Разумовского не энциклопедия и не научная монография, а как раз "книга для чтения" - позволяет читателю "очень ясно и наглядно представить события 1917 года и добиться эффекта осязаемости исторических событий", считает епископ Балашихинский Николай, глава издательского отдела Московского Патриархии, подготовившего книгу.

Яркая формула автора - "война черной и белой кости" - вызвала споры прямо на презентации. "В революции сводятся не личные счеты, а исторические, - возражал кандидат исторических наук, доцент МГУ Олег Айрапетов, продемонстрировавший замечательное сочетание уважения к автору книги и несогласия с его позицией. Споря с тоскующим о разграбленных усадьбах автором, он напомнил, что Блок, потрясенный разгромом своей усадьбы, нашел в себе силы понять, ЧТО же произошло.

Новая книга Феликса Разумовского представит нам самые интересные фигуры русской смуты. Фото: Обложка книги

Взгляд Феликса Разумовский, впрочем, не превращается в самоуверенное знание о том, кто прав и виноват. И срочно примирять "красных" и "белых" (или обелять "белых") спустя сто лет, по его мнению, не стоит. Тем более, что Белым движением тоже, как правило, руководили порожденные Февральской революцией "фигуры смуты"- тот же Корнилов арестовывал царскую семью. Поэтому примиряться надо, но с Россией.

Один из его принципиальных выводов - помочь избежать революции сможет качественная элита, которая знает, как живет народ и может выработать модель развития для страны. Собственно, в этом и состоит миссия элиты - создать модель развития страны.

Читателей книги ждет множество интересных рассказов о фигурах русской смуты, о хлестаковщине, выглядывающей из декретов Ленина и приказов Троцкого, о трагедиях и жертвах.

- У нас есть право на разномыслие, - резюмировал нравственный аспект споров о 1917 годе глава отдела внешних церковных связей, митрополит Волоколамский Иларион - У нас нет права забыть жертв террора и гонений. Люди, ставшие жертвами репрессий после революции - достойны того, чтобы их помнили. К ним была явлена несправедливость при жизни. Но после смерти мы не имеем права лишать их справедливости второй раз.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"