Новости

12.10.2017 22:24
Рубрика: Общество

Стандарт для Аполлона

Дмитрий Пушкарь: Надо соответствовать профессии
Впервые в Минздраве России идет обсуждение профессиональных стандартов для каждой медицинской специальности. В том числе и для урологии. Ответственный за профстандарт в этой области член-корреспондент РАН, главный уролог минздрава Дмитрий Пушкарь сегодня беседует с обозревателем "РГ".
Дмитрий Пушкарь: У нас тот случай, когда директиву не спустишь. Потому что речь идет об узкой специализации.  Фото: Сергей Михеев/РГ Дмитрий Пушкарь: У нас тот случай, когда директиву не спустишь. Потому что речь идет об узкой специализации.  Фото: Сергей Михеев/РГ
Дмитрий Пушкарь: У нас тот случай, когда директиву не спустишь. Потому что речь идет об узкой специализации. Фото: Сергей Михеев/РГ

Дмитрий Юрьевич, как-то не очень укладывается: лечение и стандарты. Ведь каждый пациент - особая индивидуальность. Еще Гиппократ, клятву которого принимают выпускники медвуза, завещал индивидуальный подход к каждому пациенту. А тут - стандарты. Веление времени? Или действительно без них никак не обойтись?

Дмитрий Пушкарь: Профессиональные стандарты никакого отношения к лечению не имеют. Они определяют врачебное соответствие. Или проще сказать, все необходимые знания и практические навыки современного специалиста. В нашем случае - уролога. Данный стандарт принимается впервые. Он станет основным образовательным документом при подготовке специалиста. Подчеркну, сегодня в минздраве нами полностью рассмотрены процессы постдипломной подготовки. Теперь подготовка уролога будет продолжаться заметно дольше и в соответствии с этим самым профстандартом.

Это очень актуально. Не секрет, что, пожалуй, главная беда медицинской помощи - именно отсутствие специалистов должного уровня.

Дмитрий Пушкарь: Если угодно, мы сейчас говорим о конституции уролога. И она должна действовать от Москвы до самых до окраин. Профессиональный стандарт позволит унифицировать первичную подготовку специалиста-уролога. Нашему сообществу удалось добиться увеличения продолжительности подготовки уролога. Теперь за два года мы сможем подготовить врача-уролога амбулаторной практики и дневного стационара. Уролог, который будет допущен к работе в стационаре, должен учиться еще минимум год. Подобная стандартизация абсолютно необходима.

Только урологи? По-вашему, скажем, того же кардиолога или невропатолога можно готовить быстрее?

Дмитрий Пушкарь: Я этого не говорю! Профстандарты разрабатываются для всех медицинских специальностей и, если хотите, являются очень современными и прогрессивными.

Профессиональный стандарт - это не о роботах. Это о качественной постдипломной подготовке врача-уролога

Но как эти стандарты соблюсти? Менять всю систему медицинского образования?

Дмитрий Пушкарь: Этот процесс давно идет. Крупные университеты проходят аккредитацию. А это очень непросто. Вы начали с того, что за профстандарт по урологии отвечаю я. Это совсем не так. Это совместная работа нашего университета, главного специалиста по медицинскому образованию Минздрава России академика Петра Витальевича Глыбочко, коллективов кафедр урологии Первого Государственного медицинского университета имени Сеченова и Российской медицинской академии последипломного образования.

А не получится так, что спустили очередную директиву? Или все-таки обсуждали хотя бы заинтересованные в этом люди?

Дмитрий Пушкарь: У нас тот случай, когда директиву не спустишь.

Это почему?

Дмитрий Пушкарь: Потому что речь идет об узкой специализации. И решать такие проблемы могут только сами "узкие" специалисты. Наш урологический профстандарт несколько месяцев обсуждается всем профессиональным сообществом. И, скажу честно, претерпел массу изменений.

Почему?

Дмитрий Пушкарь: Нужно было выслушать каждого и дополнить стандарт всем необходимым.

Меня интересует главное: Вот кончили обсуждать, приняли профстандарт. Как это отразится на медицинской помощи мне, моим родственникам в Нижнем Новгороде, моим друзьям во Владивостоке и Иркутске?

Дмитрий Пушкарь: Если стандарт будет принят и будет неукоснительно соблюдаться, то я почти уверен, что и ваши родственники в Нижнем, и ваши друзья в Иркутске получат достойную урологическую помощь. Поскольку специалисты, подготовленные по нашей директиве, будут фактически на одном профессиональном уровне.

Не очень верю, потому что база подготовки разная. Или все придут на учебу к вам, вашим столичным коллегам? Это же не реально!

Дмитрий Пушкарь: Не реально. Тем более не реально, что в этом нет теперь никакой необходимости. Государственная аккредитация баз подготовки специалистов в ближайшее время позволит обеспечить единый уровень образования. Между прочим, в регионах эти базы нередко выгодно отличаются от многих центральных аналогичных подразделений.

Очень хочется вам верить. И все же мне кажется, что вы идеалист...

Дмитрий Пушкарь: Скорее реалист. Просто жизнь сама заставит. Иного выхода просто не будет. Клинические базы должны соответствовать современным требованиям и унифицированно готовить кадры.

Хорошо помню первую операцию с применением Робота Да Винчи, которую вы провели почти десять лет назад. Помню, как сам пациент лежал в операционной с правой стороны. Вы сидели за своим пультом-консолью в левом углу. В операционной было немало народа - все-таки операция с роботом впервые в России. Никаких бахил, масок. Когда вы избавили пациента от рака простаты, мы все невольно зааплодировали. Прошли годы. Дорогущие Да Винчи теперь есть во многих клиниках страны. Но... Вы догадываетесь, почему тут мое "но"?

Дмитрий Пушкарь: Догадываюсь. Но сегодня практически везде подготовлены бригады специалистов и не только из числа урологов. Кроме того, существуют федеральная и муниципальные программы высокотехнологической медицинской помощи. Они предназначены для обеспечения так называемых "роботических программ". Например, 30 врачей из России участвовали в Европейском конгрессе по роботассистированной урологии. В числе десяти европейских клиник мы из обычной московской больницы N 50 два раза в год демонстрируем роботассистированные операции на 24 часовых пояса. Потому я, Ирина, не принимаю вашего "но".

Если все так хорошо, то пациент может выбрать вид операции на той же предстательной железе? Ему ее могут провести с помощью робота, то есть практически бескровно в том же Иркутске или Тюмени?

Дмитрий Пушкарь: В Тюмени точно могут, и на самом высоком уровне. В Иркутске смогут, когда у них появится робот. Но хочу еще раз подчеркнуть: профессиональный стандарт - это не о роботах. Это о качественной постдипломной подготовке врача-уролога, способного в последующем овладеть и робототехникой в любом объеме.

Визитная карточка

Дмитрий Юрьевич Пушкарь родился в 1963 году в семье врача. С отличием окончил Московский медицинский стоматологический институт. В 1990 году защитил кандидатскую, а в 1996 году докторскую диссертацию по урологии. Профессор. Заведует кафедрой урологии этого вуза.

Автор более 1000 научных работ и монографий. Признанный мировой авторитет в оперативном лечении многих урологических заболеваний. У него наибольший опыт роботассистированных операций. Одним из первых в России он начал проведение радикальных операций у больных раком предстательной железы.

Член президиума Российского общества урологов, член Американской и Европейской ассоциаций урологов, член президиума Европейской школы урологов. Главный специалист по урологии Минздрава России, заслуженный врач РФ, заслуженный деятель науки РФ.