Я теперь богач, а не пилот

Рецензия 12.10.2017, 17:38 | Текст: Алексей Литовченко

Барри Сил (Том Круз) очень любил жену, деньги и был блестящим пилотом. Более никакими талантами Барри Сил не обладал, поэтому служил в гражданской авиации. Мотался туда-сюда беспрерывно, жену видел редко, денег получал немного. Мелкий калым - контрабанда сигар - финансовое положение не особо спасал, а проблему семейную не решал вообще никак.

В один прекрасный день, в конце 70-х, к Барри подошел молодой человек в дорогом костюме (Донал Глисон) и говорит: "Бросай ты свои сигары, айда к нам, в ЦРУ. Мы тебе подарим красивый самолет и будем нормально платить, а ты за это поможешь щучить красных партизан в лесах несеверных Америк". И Барри согласился. И стало ему вольготно. Борозди себе небо на шустрой железной птице и фотографируй герильские лагеря. Опасно, конечно, - могут и подстрелить - зато нескучно. Все довольны. Кроме партизан.

Но вот в семействе Силов случается пополнение. Лишние голодные рты, стало быть. Которые нужно кормить. Следовательно, требуется больше денег. А человек в дорогом костюме на вопрос о прибавке к зарплате отвечает как-то неохотно, мол, да-да, посмотрим - и тему сразу переводит. Не добившись материальной поддержки от родины, Барри Сил случайно находит ее в неожиданном месте. Или, вернее сказать, поддержка сама находит его. В лице смуглых темпераментных колумбийцев, один из которых - Пабло Эскобар. В один прекрасный день они отлавливают Барри и говорят: "Бросай ты это дело, айда к нам, в наркомафию. Мы тебе подарим много красивых бумажек с портретами президентов, а ты за это поможешь наркотики перевозить".

Так, слово за слово, Барри Сил превратился в ключевую фигуру двух войн: с коммунистами и с Медельинским картелем. Причем тот факт, что во второй войне он выступал не за "своих", никого особенно не волновал. И ни к чему хорошему это не привело. Ни для властей - все закончилось Ирангейтом, ни для картеля - всех либо убили, либо повязали, - ни для их общего работника.

Реальную эту историю режиссер Даг Лайман, приукрасив, положил в основу фильма "Сделано в Америке". Номинально это - байопик Барри Сила, но биография его интересна не столько сама по себе, сколько в контексте пьяных фуэте американской тайной внешней политики времен последних вздохов холодной войны. Барри - парень простой. Ему дают деньги - он летает. Вопросов не задает. Если бы КГБ тогда подсуетился и тоже ему денег дал - он бы, наверное, и советский десант прямо к Белому дому не моргнув глазом доставил, и по-другому бы сейчас все было.

Лайман сделал из Барри Сила персонажа, чем-то похожего на Форреста Гампа. Такой же безынициативный, легкомысленный и недальновидный, не утруждающий себя размышлениями о том, что вообще вокруг него происходит и почему, и такой же при этом деятельный. Только тот бегать любил (как Том Круз), а этот - летать. И у первого таки приключались серьезные драмы. Тогда как самая большая проблема Барри на протяжении большей части фильма - куда девать все эти кучи купюр, которыми его осыпают правительство и наркобароны.

Сил также не очень уж умен или хитер. Вернее, не исключено, что на самом деле он был как минимум неглуп, но его экранное воплощение избегает наказания за все свои преступления не благодаря личным качествам. За ним охотятся ФБР, полиция и еще несколько ведомств - и в итоге настигают. Чтобы вскоре отпустить после одного звонка свыше. Он - не более чем универсальное и безотказное средство, которым пользуется ЦРУ для воплощения своих изначально сомнительных планов. Когда один план проваливается, на его место придумывается другой, еще более сомнительный. И так далее. А провалы, что характерно, часто приводят к различным веселым последствиям. Таким, как расцвет наркомании в Штатах из-за действий Эскобара.

В качестве средства Барри использует и Лайман - чтобы через его жизнеописание раскрыть настоящего главного героя, а именно непредсказуемую и парадоксальную политическую систему США. Которая тоже немножко на Форреста Гампа смахивает. В плане интеллекта. Слабоумие и имперские амбиции - так можно вкратце описать внутренний мир этого героя. А суть того, чем он занимается, передает известная русская пословица "заставь дурака Богу молиться…".

Хроники борьбы гегемона демократии с ошметками коммунизма в изложении Дага Лаймана представляют собой гомерически смешной сатирический эпос. Дядя Сэм его знает, насколько все показанное соответствует действительности, но если хотя бы половина - правда (а скорее всего, правды тут куда больше), то "Сделано в Америке" лупит по этой самой Америке сильнее и больнее, чем иная документалка Майкла Мура. Хотя бы потому уже, что срывает покровы со стыдных событий не Майкл Мур, а практически непосредственный участник тех событий (любопытный факт: отец режиссера Артур Л. Лайман вел расследование Ирангейта и кое-что сыну рассказывал). К тому же - в исполнении улыбчивого обаятельного симпатяги Тома Круза.

4.0

Читайте также