1 октября 2017 г. 17:55

Игра в войну

За год до кубинской сшибки СССР и США произошла берлинская
Я подумал: вот бы удивились эти американцы, увидев пацана из будущего перед мешками из чек-пойнта. Фото: Юрий Лепский
Я подумал: вот бы удивились эти американцы, увидев пацана из будущего перед мешками из чек-пойнта. Фото: Юрий Лепский
Осенью 2017 года мы с моим семилетним сыном Юркой стояли на берлинской Фридрихштрассе, наблюдая интересную картину. На оживленном перекрестке располагалась деревянная будка с остекленными окнами. Перед будкой были аккуратно уложены мешки с песком, составлявшие стенку в половину человеческого роста. За мешками весело расхаживали два американских солдата времен Второй мировой войны, точнее, два человека, одетые в форму американских солдат той поры. Над будкой возвышалась надпись US ARMY CHECKPOINT.

Всякий желающий мог заплатить "солдатам" определенную сумму в "евро", нацепить на себя воинскую фуражку в соответствии с собственной национальной принадлежностью (выбор был роскошным) и сфотографироваться в такой компании на память. Деньги заплатил я, Юрке оставалось только нацепить фуражку советского офицера и изобразить все, что он хотел.

Потом мы отошли в сторонку и он наконец-то спросил:

- Пап, это и есть "чекпойнт Чарли"?

- Ну да, - ответил я. - Это тот самый чекпойнт.

- Только солдаты не настоящие, - определил он.

- Ну, конечно, по-настоящему все было не так, - назидательно заявил я.

- А как?- спросил он.

Я стал рассказывать...

Все произошло в октябре 1961 года. Сначала на чекпойнт прибыли три американских джипа с военными и гражданскими. Потом подошли мощные бульдозеры. Через несколько минут с грохотом на огромной скорости по Фридрихштрассе покатили американские танки М-48. Они резко затормозили у самого чекпойнта. Без промедления с противоположной стороны улицы на неменьшей скорости рванула к чекпойнту седьмая танковая рота капитана Войтченко на новейших Т-55. Танки затормозили у самого перекрестка.

И американцы, и наши глядели на часы и ожидали команды. До начала третьей мировой войны оставалось несколько секунд. Команда последовала. Сначала из Москвы, потом из Вашингтона. Рота наших танков со скрежетом развернулась, ударила по газам и исчезла в одном из переулков. Потом развернулись американцы.

Что это было? До недавнего времени чекпойнт "Чарли" в центре Берлина делил Германию на зоны советского и американского влияния. Нигде в мире американцы и русские не противостояли столь наглядно и ощутимо, как в этой точке...

Я рассказал Юрке о том, как был поделен Берлин, как разделили немцев на восточных и западных, на "правильных" и "неправильных", как построили печально знаменитую Берлинскую стену и как ее разрушили совместными усилиями.

За такой вот нелегкой светской беседой мы перешли Фридрихштрассе и оказались перед дверями музея.

- Зайдем? - спросил я. Он кивнул.

Мы довольно долго ходили по музею, оказавшемуся одновременно и сувенирной лавкой. И в конце концов набрели на выгородку из двух огромных фотографий. Фотографии были той поры. На одной из них был изображен тот самый "чекпойнт Чарли", но не с ряжеными, а с реальными американскими солдатами: гранатомет, напряженные лица, каски...

- Это Чарли? - спросил Юрка, указав на чернокожего солдата в центре фотографии.

- Это Чарли, - подтвердил я.

Сын встал у фотографии и попросил меня сделать снимок. Потом, разглядывая этот снимок, я подумал: вот бы удивились реальные американцы, увидев этого пацана из будущего перед мешками их чекпойнта.

Мы вернулись на Фридрихштрассе, и тут Юрка потянул меня за руку.

- Что такое? - обернулся я.

- Пап, - спросил он, серьезно глядя на меня, - а война будет? Ну, чего ты молчишь?..

Деньги заплатил я, Юрке осталось только надеть фуражку и изобразить все, что он хотел.