И меня вылечат

Рецензия 19.10.2017, 18:47 | Текст: Алексей Литовченко
 Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

У одной француженки, худой и красивой брюнетки по имени Хлоя, сильно болел живот. Пошла она к врачу, а врач ей и говорит: "Не болит у вас живот, вам кажется. Сходите к психиатру Полю, вот я вам адресок дам". Француженка сходила раз, сходила два - и в психиатра влюбилась. Взаимно. И живот прошел, и стали они вместе жить да добра наживать. Но недолго.

Ехала Хлоя как-то на автобусе, в окошко глядь - стоит ее жених на улице, с какой-то женщиной беседует. Дома она ему, конечно, устроила допрос с истерикой, но он только удивленно все отрицал, мол, ну что ты, дорогая, я не такой, ты просто обозналась. Хлоя успокоилась, но решила на всякий случай проверить. Пришла на то место, где видела то ли Поля, а то ли не Поля, и нашла там кабинет психиатра Луи. Который оказался близнецом психиатра Поля. И полной его противоположностью по темпераменту и вообще - этакий злобный брат-близнец.

В Луи Хлоя тоже влюбилась. Тоже взаимно. Но понятнее жизнь ее от этого не стала. Явно ж какую-то тайну эти двое скрывают, неспроста ж Поль про Луи молчит, как немой партизан. Распутать, разгадать, докопаться до истины - такую цель перед собой ставит девушка. Не подозревая о том, что она попала в фильм Франсуа Озона "Двуличный любовник" и что в своих стараниях она подобна блуждающей по лабиринту подопытной свинке, которая вроде бы чует где-то поблизости еду и даже, возможно, ее отыщет. Но не перестанет тем не менее быть подопытной свинкой. Попавшей к тому же в лапы не исследователя-натуралиста, а любопытного и изобретательного садиста.

Озона занимает не богатый внутренний мир его главной героини (на что он как бы намекает, демонстрируя ее внутренний - буквально - мир крупным планом при помощи гинекологического инструмента в первой сцене), а природа близнецов: какие они удивительные и классные. Какие одинаковые и непохожие. Какие причудливые и редкие. Близнецы. У котиков вот близнецы бывают, представляете? А котики ведь тоже классные. Возьму-ка я и вверну метафору с котиками. Как-то так, наверное, размышлял Франсуа Озон. В смысле - не слишком углубляясь, а чисто для развлечения, в перерывах между придумыванием новых истязаний для Хлои.

"Двуличный любовник" снаружи кажется психоэротическим триллером, но внутри это метафизическое пыточное порно. Как если бы "Пилу" снимал сам Конструктор, будучи при этом не маньяком-инженером, наделившим себя правомочиями бога-судии, а настоящим маньячным демиургом, сотворившим Хлою пленницей реальности-ловушки, которая трансформируется по его усмотрению всякий раз, когда пленница приближается к обнаружению выхода.

Иные критики, нахмурив высокие лбы, авторитетно распишут, что к чему и откуда дровишки. Это, скажут, Озон Хичкоку подражает, а это - Брайану де Пальме. Ну а здесь у нас определенно Кроненберг. И пахнет отчетливо ранними озоновскими работами, чувствуете?

Да, пахнет, не поспоришь. И Кроненберг - совершенно определенно. И Хичкок с де Пальмой на месте. На конкретном месте с конкретной задачей - маскировать эффектными кинематографическими приемами дьявольски изощренную пытку сознания. Жестокую, циничную, но завораживающую и - при условии того, что наблюдатель сам в соответствующей степени циничен, - смешную.

4