Убийца - Карл Маркс

Рецензия 19.10.2017, 17:55 | Текст: Алексей Литовченко
 Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

В викторианском Лондоне - темнота и мрак. Народ терроризирует маньяк, прозванный Големом в честь каббалистического монстра. Кромсает всех подряд, бессистемно, чем запутывает следствие. И крайне жестоко - чем запугивает население. Ловить Голема поручено пожилому инспектору Килдэру, на успех которого никто совсем не рассчитывает. Даже наоборот - предполагается, что когда душегуб снова кого-нибудь укокошит, Скотланд-Ярд выставит виноватым его. Не любят Килдэра коллеги, дискриминируют по-всякому. А все потому, что он, по слухам, - гей.

Но нетрадиционная ориентация - вот уж парадокс, джентльмены! - не мешает герою быть при этом компетентным сыщиком. Ключевая улика обнаруживается почти сразу: Голем зачем-то письменно в красках описал свои преступления на полях книжки и оставил книжку ту в библиотеке. Сопоставление содержания мемуаров с журналом, где отмечаются посетители, указывает на четырех человек. Один из которых - Карл Маркс (да, тот самый PR-менеджер Сергея Михалка), а еще один - покойник. Причем не по своей воле отдавший Богу душу. Отравила его (якобы) жена, популярная актриса-комедиантка и просто красавица Лиззи. И теперь ее хотят повесить.

На этом самом моменте фильм "Голем", который до сих пор усердно притворялся симпатичненьким готично-нарядненьким детективчиком, перевоплощается в печальную феминистскую повесть о бедной девушке. Все-то ее харассили, все-то ее абьюзили. Обижали, притесняли, домогались, насиловали. И умирали. Что, конечно, просто совпадение. Совпадение на совпадении и совпадением погоняет.

Слушать упоительные истории Лиззи инспектору Килдэру куда интереснее, чем исполнять свои прямые обязанности. Упрекнуть его за это трудно, поскольку на руках уже есть образец почерка и список тех, кому он может принадлежать. Остается сущий пустяк - попросить каждого по очереди написать небольшой диктант. Шерлок Холмс бы такое дело и плевком не удостоил. Вот и его коллега не особенно старается, предпочитая наносить визиты потенциальной смертнице, а не потенциальным серийным убийцам.

Зато когда вспоминает о своей работе, вместе с ним вспоминает и "Голем" - о том, что он все же немножко про готичность и загадочные злодеяния, помимо тяжкой женской доли. И тогда случаются чудесные маленькие сценки, в которых образ Голема примеряют подозреваемые. Особенно увлекательно наблюдать, как устраивает кровавую баню автор "Капитала" - вероятно, именно для этого его сюда и впихнули. Вы только представьте: бородатый отец коммунизма, по-нуарному закадрово бормоча, разделывает людей. Где еще такое увидишь?

Как детектив "Голем" от этого пира постмодернистского духа лучше все равно не становится. Ну, ей-богу, Карл Маркс - маньяк? Или кто-то из других двух, которые выныривают из теней декораций на несколько минут и пропадают без следа в тех же тенях? Не смешите. В итоге остается один - покойник, и фильм из кожи вон лезет, как бы ненавязчиво намекая, что это он - гад и лиходей. Параллельно излагая биографию несчастной его супруги, полную страданий и внезапных кончин. Что печально, если вы вдруг ожидали от смурного костюмного триллера с маньяком и идущим по его следу полицейским чего-то запутанного и головоломного. Запутанное и головоломное почтительно снимает шляпу и удаляется, оставляя нас наедине с гимном эмансипации.

3

Читайте также