Новости

24.10.2017 19:46
Рубрика: Происшествия

Кольца и браслеты

Как бывшая глава федерации баскетбола Аникеева смогла убежать из-под домашнего ареста
Неожиданно закончился судебный процесс над видным функционером Российской федерации баскетбола Юлией Аникеевой: подсудимая просто не явилась на приговор.
Такого электронного браслета с начала зимы на обвиняемой не было. Фото: Аркадий Колыбалов Такого электронного браслета с начала зимы на обвиняемой не было. Фото: Аркадий Колыбалов
Такого электронного браслета с начала зимы на обвиняемой не было. Фото: Аркадий Колыбалов

В минувший понедельник в Чертановском суде был оглашен приговор бывшему президенту федерации баскетбола Юлии Аникеевой и покойному главному бухгалтеру федерации Михаилу Кочаряну. Суд признал их виновными в хищении свыше 40 миллионов рублей.

Аникеева исправно ходила на все заседания, как и ее близкие. На этот раз не было ни ее, ни их. Приговор - четыре с половиной года колонии общего режима пришлось зачитывать в ее отсутствие. Сотрудники ФСИН съездили к ней домой и не обнаружили домашней арестантки. Судья объявила Аникееву в розыск.

Браслет рассчитан на работу при температуре до 100 градусов. Арестант может даже посещать баню и сауну

Как удалось выяснить из наших источников в правоохранительных органах, браслет надевают не всем домашним арестантам. У Аникеевой его не было.

При этом суд разрешил Аникеевой с пятницы до воскресенья выезжать на дачу. Но даже при таком - "облегченном" аресте ее регулярно проверяли.

Еще в пятницу вечером она была на месте. Когда сотрудники ФСИН приехали утром за ней, чтобы сопроводить в суд, дверь никто не открыл. Об этом было немедленно сообщено суду.

Искать беглянку теперь будут отдел розыска ФСИН и столичный уголовный розыск.

Что будет, если Юлию Аникееву поймают? На это есть специальная уголовная статья. Если ее задержат, то ее срок удвоится.

Если экс-президента федерации баскетбола поймают, ее срок увеличится вдвое. Фото: РИА Новости

Наши тюремщики уверяют, что система электронного слежения позволяет следить за перемещениями человека в течение 24 часов.

Электронный браслет по форме не отличается от обычных электронных часов. Он надевается на ногу или руку, закрепляется специальным приспособлением и запускается электронным ключом. Тепловой датчик обязывает арестанта носить браслет исключительно на теле, а не в кармане брюк или рубашки.

Браслет нельзя снять или перепрограммировать, устройство реагирует на разрыв или на прекращение тепла от тела. При попытке снятия браслета на экране монитора слежения появляется сигнал о нарушении.

Браслет рассчитан на эксплуатацию при температуре до 100 градусов по Цельсию. Это дает возможность арестованному даже посещать баню и сауну. Браслет кодируется на определенное расстояние от дома осужденного - дальше этой границы ему уходить запрещено. Устанавливаются и временные ограничения: контролируемый должен точно по расписанию выходить из дома и возвращаться. Нарушителю на приемник приходит сообщение: "Вы превысили допустимое расстояние. Немедленно вернитесь!" Поднадзорное лицо тут же обязано подтвердить получение информации нажатием кнопки и устранить нарушение. Если же этого не происходит - объявляется тревога.

Будь у Аникеевой электронный браслет, шансы исчезнуть у нее были бы минимальны.

А так она скрылась в неизвестном направлении. По одной из версий она на автобусе смогла выехать в Прибалтику.

А как у них

Невероятный побег спортивной чиновницы во многих странах был бы невозможен. Например, в Германии Аникеева не сбежала бы из под домашнего ареста, потому что там такой меры пресечения нет. Не применяют немцы и браслеты. Они руководствуются принципом: вор должен сидеть в тюрьме, неважно до суда или после.

Правда, после суда возможны варианты. И у немцев именно после суда возникают проблемы, которые неведомы нашему правосудию. Если человек получает в Германии большой срок и хорошо себя ведет, то он не весь его может просидеть в тюрьме. Через какое-то время заключенного могут начать отпускать из камеры на работу, на учебу и даже в отпуск к родным. Это обычная практика. Ночью заключенный сидит в камере, а днем как обычный человек в обычной одежде слушает лекции в институте или работает на фирме. А выходные проводит в кругу семьи. Как сообщил корреспонденту "РГ" один русский немец, получивший большой срок за вооруженное нападение, уже через восемь месяцев после приговора к его семье и родным пришел тюремный психолог. Поговорив с ними, он дал положительную рекомендацию и заключенного стали отпускать на выходные домой, а днем он учился.

Но именно тут либеральных надзирателей нередко ждут сюрпризы. Бывает, что осужденные, в основном не немцы, а выходцы из других стран, не возвращаются из отпуска, а сбегают от немецкого правосудия к себе на родину. Таких случаев немало, но немецкую Фемиду, видимо, это не особо тревожит, поскольку появиться в Германии преступники уже не смогут, а, следовательно, и испортить жизнь немцев у них не получится.

Подготовил Тимофей Борисов