Красные амазонки

В Петербурге открылась выставка "Женщины и революция"
Символично, что последняя из десяти выставок в Музее политической истории России к столетию революции посвящена женщинам.

Именно женщины, полагают ее кураторы (сплошь - мужчины), стали искрой, из которой разгорелось пламя Февральской революции: "бабьи" очереди за хлебом зимой 1916-17 годов превращались в стихийные митинги, спровоцировавшие затем и мужчин. В экспозиции есть уникальные документы полицейских донесений, в которых отчетливо звучит эта мысль.

Но "борьба за муку" мгновенно переросла в борьбу за женское равноправие, и всеобщее избирательное право женщины первыми получили именно в России 11 сентября 1917 года. Впрочем, получив вожделенное, женщины не смогли им распорядиться: среди 600 членов Учредительного собрания их оказалось всего десять.

- На солдатские штыки во время разгона демонстраций женщины шли бесстрашнее мужчин, - отмечает куратор выставки Александр Смирнов.

Защищать Зимний дворец было тоже доверено женщинам. I Петроградский женский батальон отпочковался от знаменитого батальона Марии Бочкаревой. Среди экспонатов - подлинное солдатское обмундирование (шинель, фуражка) защитниц Зимнего осенью 1917 года.

На выставке сотни личных вещей и разного рода женских штучек, позволяющих взглянуть на события революции с неожиданного ракурса. Вот шляпки и муфты Александры Коллонтай. В соседних витринах - арестантское одеяние каторжанки: сшитый из мешковины лиф, полосатый чепец, кофта, кандалы; такое носила знаменитая эсерка Мария Спиридонова. Революционерки-подпольщицы не боялись променять на такую одежду свою, привычную, которая тоже есть в витринах: нежный муслин струится необъятными фалдами - под ними так удобно было прятать запрещенную литературу.

Выставка знакомит с женскими судьбами, восхищавшими всех, независимо от пола. Именно женщины, полагают кураторы выставки, стали той искрой, из которой разгорелось пламя Февральской революции

Литературы на выставке тоже много. Здесь мемуары очевидиц, девичий дневник гимназистки Оли Мироновой, фотографии, карикатуры. Журнал "Бич" в 1917 году публикует портрет "Венеры Милицейской" - стройная красотка на каблучках и с винтовкой за плечом патрулирует улицу: примета времен. А "Стрекоза" в то же время ставит на трибуну туповатую кухарку, которая поучает товарок: "Голосуйте, тетки, за анархию, а царя уже потом выберем".

Выставка знакомит с такими женскими судьбами, которые восхищают всякого, независимо от пола. И это не только Лариса Рейснер или Вера Фигнер. Вот, к примеру, известная издательница Александра Калмыкова, приемная мать марксиста, веховца Петра Струве: эта бизнесвумен могла не только успешно вести дело, но и разводить по краям ринга двух политических противников - Владимира Ильича и Петра Бернгардовича. Или судьба графини Паниной, ставшей первой в России женщиной-министром. И она - единственная из правительства! - не отдала большевикам деньги своего ведомства, ибо считала захват незаконным. Словом, женщины начала ХХ века умели добиваться, чего хотели.