1 ноября 2017 г. 16:00

Бергман - Ленину: "Ведь вы знаете, каким он был..."

Сохранилось письмо Ленину сотрудника ВЦИК Г. Бергмана с просьбой решить дело приговоренного к расстрелу Ивана Киселева
В. И. Ленин
В. И. Ленин

Сохранилось письмо Ленину сотрудника ВЦИК Г. Бергмана с просьбой решить дело приговоренного к расстрелу Ивана Киселева

Владимир Ильич! Третьего дня в Киеве приговорен к расстрелу Иван Алексеевич Киселев. Приговор должен быть приведен в исполнение через 48 часов, т.е. сегодня вечером начало. Эта телеграмма помещена в сегодняшнем номере "Вечерних известий". Приговор этот необходимо задержать, о чем очень прошу Вас. К моей просьбе присоединяются и остальные сотрудники ВЦИК, знающие Киселева по работе, т.к. он был секретарем "Известий".

В апреле прошлого года Киселев уехал на Украину после переговоров с Вами. В Киеве он был секретарем "Коммуниста" и членом Комитета всеиздата. Я встретился с ним в Киеве в августе прошлого года. Когда я уезжал из Киева перед самой его эвакуацией, Киселев очень волновался, т.к. как раз в это время тяжело заболела его жена. Ей была сделана опасная операция, после которой она была отправлена в клинику. Киселев метался, т.к. у него было двое маленьких детей и перед ним стояла дилемма: или уехать с детьми, оставив белым больную жену, тоже коммунистку, или остаться. И накануне моего отъезда он говорил мне, что он остается в Киеве для подпольной работы. Насколько я знаю, он остался без разрешения партии, но с согласия заведующего всеиздатом Савельева.

Через несколько часов Киселев должен быть расстрелян. Ваша телеграмма может задержать исполнение приговора.

Товарищеский привет
Генрих Бергман.

Владимир Ильич! Даже если этот человек по слабоволию, другой, более ужасной причины я не допускаю, и сделал то, в чем его обвиняют, то расстрелять его теперь, на пороге новой жизни было бы... - я не знаю, какое слово здесь подыскать. Ведь можно же какое-то другое, тяжелое наказание, но только не СМЕРТЬ. Ведь Вы знаете, каким он был...

 

ЛЕНИН О КИСЕЛЕВЕ:

"Я видел его в Цюрихе. Фактов не знаю..."

На сообщения о попавшем в беду старом знакомом Ленин отреагировал запиской

"т. Крестинский!

Очень срочное дело - приговор о расстреле Киселева. Я видел его в 1910-1914 гг. в Цюрихе, где он был плехановцем (выделено Лениным - Д.В.) и его обвиняли в ряде гнусностей (подробностей не знаю). Видел я Киселева в 1918 или 1919 году здесь в Москве, мельком. Киселев работал в "Известиях" и говорил мне, что становится большевиком. Фактов не знаю..."

В общем, Ленин ушел от желания разобраться в существе трагедии (Киселев остался в Киеве "без разрешения партии". Но Киев-то сдал немцам Ленин!).

В конце концов Ленин адресовал вопрос блюстителю "революционной справедливости": пусть "т. Дзержинский решит, созвонившись с Крестинским". Дзержинский на полях записки ответил: "Я против вмешательства".

Другого не следовало и ожидать. Но для Ленина отягчающим обстоятельством явилось то, что Киселев "был плехановцем"...

Из книги Дмитрия Волкогонова "Ленин. Политический портрет".


P.S. Ивану Киселеву было 36 лет. Остались жена и трое детей, которым удалось вернуться в Цюрих. Впоследствии Гертруда никогда не вспоминала ни годы жизни с Иваном, ни революционные события, ни русский язык, ничего, что было бы связано с Россией. Наброски будущей книги, которую Иван считал делом своей жизни, пропали безвозвратно.

Так закончилась жизнь умного и образованного человека, сомневающегося, порой странного, но с такой русской душой.