Меню

Рассылка

Каждую пятницу мы готовим дайджест лучших материалов недели.

Двадцать суток в трюме

Ростовский документалист разыскал военных, переброшенных на Кубу в 1962 году

В этом году исполнится 55 лет военно-стратегической операции "Анадырь". Точка отчета - 27 октября, когда советской ракетой был сбит самолет-разведчик США в небе над Кубой. На расстоянии 21 километр он фотографировал размещение наших войск на острове. В сбитом самолете было найдено свыше тысячи снимков. Удар двумя ракетами был оправдан. Разразился Карибский кризис. Американцы начали блокаду острова, закрыв его от внешнего мира военными кораблями.

К юбилею полустершегося из памяти события ростовский энтузиаст Виталий Шевченко издал книгу "Непризнанные". Сам Шевченко - участник чехословацких событий, произошедших спустя шесть лет после кубинских. Сейчас он возглавляет ростовскую общественную организацию воинов-интернационалистов "Дунай-68". "РГ" расспросила его о том, что ему удалось узнать, собирая материал для книги.

Куба и Анадырь - они и рядом не стояли. Откуда такое название операции?

Виталий Шевченко: Это кодовое название, нужно было как можно дальше отвести подозрение от какого-либо участия в Карибском кризисе, и Советский Союз инсценировал учения на Севере. В корабли грузили лыжи, фуфайки, печки-буржуйки. А сами тем временем готовили межконтинентальные и зенитные ракеты системы ПВО и личный состав для переброски в жаркую страну. За маленький промежуток времени, с учетом скрытности операции, была сформирована группа советских войск численностью порядка 51 тысячи человек. Удалось переправить на остров 43 тысячи.

Это была уникальная военно-стратегическая операция, и только спустя много лет США узнали впервые ее подробности. Такого противостояния между двумя системами, НАТО и странами Варшавского договора, когда мир ступил на самый край ядерной бездны, не было ни до, ни после 1962 года. Если бы наша страна не развязала тогда этот узел, неизвестно, существовала ли бы еще наша планета.

Об этой операции написано немало. В чем оригинальность вашей работы? Может, рассекречены новые материалы?

Виталий Шевченко: Это моя тема - холодная война. Венгрия, Чехословакия. Теперь Куба. Следующая история будет посвящена Анголе. Для меня важны, как всегда, живые свидетельства и воспоминания конкретных людей, которые были непосредственными участниками тех событий. Только они могли рассказать о том, что делал простой советский солдат, выполняя приказы командиров, о чем думал и как в итоге с его помощью делалась история. Сейчас они уходят из жизни. И мне жаль терять их. Я хотел сохранить их воспоминания. Встречался со многими участниками, кто остался жив. Нашел и фотодокументы, хотя на Кубе в то время было категорически запрещено снимать. Поэтому книга обрела максимум документальности.

Да, тот же прием вы использовали при написании альманаха о чехословацких и венгерских событиях. В 500-страничном издании альбомного формата запечатлены все участники военных действий, о которых удалось собрать хоть какие-то сведения, фотографии, документы. Сколько участников операции "Анадырь" вам удалось разыскать спустя почти 55 лет?

Виталий Шевченко: Сейчас их осталось в Ростовской области человек 80. По указу Верховного совета СССР многих наградили грамотами с подписью Горбачева за мужество, отвагу, героизм. Но до настоящего времени они не признаны ветеранами боевых действий. Потому что Дмитрий Язов, который командовал одним из полков в 1962 году на Кубе, будучи министром обороны СССР, издал приказ эту категорию признать воинами-интернационалистами, но льготы для участников боевых действий в других странах на "кубинцев" не распространять.

А много ли было погибших?

Виталий Шевченко: Это одна из самых малокровных военных операций, проводившихся Советским Союзом. С Дона два человека погибли, они захоронены на Кубе. Всего погибло около 70 советских солдат и офицеров. В тот период поднялся сильный ураган, наши военнослужащие спасали мирное население, и многих недосчитались именно из-за этого тайфуна.

Что было самое яркое в воспоминаниях героев былых времен?

Виталий Шевченко: Самое сильное мое впечатление от их рассказов - это невероятные, нечеловеческие условия их доставки на остров. 11 тысяч километров, а то и 13 тысяч. В портах весь контингент переодевался, снимали военную форму, сдавали военные документы и ехали в никуда, и вообще без документов. Некоторые получили справки работников сельского хозяйства.

Контингент переправляли в условиях полной конспирации, водным путем через океан. Бывали случаи, в портах грузили по 500 человек личного состава на обычные торговые суда или сухогрузы. На палубах стояли контейнеры, сеялки, тракторы - для конспирации. Людей прятали в трюмах. Температура там достигала 50 градусов. Из трюмов вдохнуть свежего воздуха выпускали по ночам, группами по 10 - 15 человек на десять минут. По очереди. Массово проявлялась морская болезнь.

Один из моих героев - капитан запаса ВС Василий Диденко. Проходил службу в ракетной дивизии. Служил начальником радиостанции. Их разместили в трюмы - 900 человек, и они сидели там, когда проходили наблюдатели по палубе. Сидели закрытые, в темноте и разговаривали только шепотом. До места назначения плыли 18 суток. Там сразу попали под обстрел контрреволюционеров и наемников - американцев и сбежавших после революции 1959 года в Америку кубинцев.

Было много ракетчиков, техников по установке и зарядке ракет с ядерными боеголовками. Владимир Денисов, сейчас возглавляющий общественную организацию воинов-интернационалистов-кубинцев, служил в ракетной дивизии ПВО радиотелеграфистом. В громадных ящиках перевозили разобранные самолеты и ракеты. Американцы и в ночное время на малых высотах до 25 метров, чуть не цепляя мачты, делали облеты, но так и не узнали, что передвигается целая армия. Возможно, конечно, и догадывались о чем-то. Но когда попробовали аналогичным способом провезти своих солдат и провели эксперимент, он бесславно провалился: американцы выдержали в трюмах всего трое суток.

Живая история

Одного подводника я нашел неподалеку от Ростова, в поселке Чалтырь. Бывший старший матрос подводной лодки Северного флота Аршалуйс Атоян был на одной из лодок, которые, согласно плану операции "Анадырь", направили на Кубу в 1962 году. Тяготы и лишения службы, о которых говорили другие, испытал на себе в полной мере. Он рассказывал мне, как шли на Кубу 20 суток. Их лодки американцы окружали кораблями-эсминцами во время противолодочной операции, бросали глубинные бомбы, чтобы заставить лодку подняться на поверхность. И в некоторых случаях это удавалось. У нас применялись дизельные лодки. Их особенность в том, что в течение 10 суток лодка могла находиться под водой в автономном режиме. Но потом нужно было всплывать для вентилирования отсеков.

И вот их бомбили, они отрывались от погони, падали на большую глубину. В кубриках температура воздуха поднималась до 60 градусов. В таких условиях люди подвержены и болезням, и депрессии. Рассказывал, как одного матроса на подводной лодке схватил приступ аппендицита. Наверху лодка обложена американскими судами. В этих условиях парня оперировали. Все прошло удачно, и спустя некоторое время он уже выполнял свои обязанности...

Сейчас Атоян живет в Чалтыре, жив-здоров. Хотя, конечно, возраст дает о себе знать.

Американские самолеты зависали над советскими судами на малых высотах, но так и не узнали, что передвигается целая армия. Фото: Из архива Виталия Шевченко
Американские самолеты зависали над советскими судами на малых высотах, но так и не узнали, что передвигается целая армия. Фото: Из архива Виталия Шевченко

Рассылка

Каждую пятницу мы готовим дайджест лучших материалов недели.