1 ноября 2017 г. 15:38
Текст: Вадим Эрлихман (кандидат исторических наук)

Демон революции

Пять мифов о Льве Троцком
В первые послереволюционные годы советская пропаганда представляла Льва Троцкого мифическим героем, а позже - столь же мифическим злодеем. Но и сегодня, когда максимально доступна информация о жизни и деятельности "второго вождя" Октябрьской революции, мифы вокруг него не рассеялись.
Плакат 1919 года.
Плакат 1919 года.

Миф первый: русофоб

Еврейское происхождение Троцкого враги революции в России и за рубежом использовали на все сто. Его обвиняли в ненависти ко всему русскому, в гонениях на Церковь, в том, что он подчинил страну "мировому Сиону". На карикатурах краснозадый павиан с бородкой и в пенсне восседал посреди Кремля на пирамиде черепов. Самозваного "хозяина Руси" едко высмеивали Куприн и Аверченко. Не до смеха было жителям еврейских местечек, которых белые и прочие атаманы вырезали "за Троцкого". Однажды делегация этих несчастных явилась в Москву, ища защиты, но Лев Давидович заявил им: "Передайте тем, кто вас послал, что я не еврей".

Он и правда был далек от традиционной еврейской жизни. Родился на просторах херсонской степи, где его отец Давид Бронштейн скупил 400 десятин земли. В семье говорили не на идише, а на русско-украинском суржике, отец не соблюдал еврейских обрядов и называл себя "Давыд Леонтьевич", детям дал русские имена - Александр, Лев, Ольга.

Лёве 9 лет.

В мемуарах "Моя жизнь" Троцкий писал: "Ко времени моего рождения родительская семья уже знала достаток. Но это был суровый достаток людей, поднимавшихся из нужды вверх... Все мускулы были напряжены, все помыслы направлены на труд и накопление". У детей не было ни игрушек, ни книжек - грамоте Льва научил его дядя, издатель Моисей Шпенцер (отец поэтессы Веры Инбер). Он первым заметил способности мальчика и настоял, чтобы его отправили в одесскую гимназию Святого Павла. Там Лев получил отличное образование, выучил четыре языка и заразился революционными идеями, из-за которых ушел с первого курса университета и устроился на судоремонтный завод в Николаеве, чтобы агитировать рабочих. Тем же занималась акушерка Александра Соколовская, ставшая позже женой Льва и родившая ему дочек Зинаиду и Нину.

Лев Бронштейн с невестой Александрой Соколовской. / commons.wikimedia.org

В 1898 году молодой агитатор был впервые арестован и два года провел в одесской тюрьме. Там на него произвел большое впечатление надзиратель Николай Троцкий, державший в повиновении тысячу заключенных, прочих надзирателей и даже начальника тюрьмы. Всю последующую жизнь Лев использовал его приемы, а после бегства из ссылки вписал в свой фальшивый паспорт фамилию "Троцкий". Жену с детьми он бросил в Сибири, в Париже, опьяненный свободой, увлекся молодой революционеркой Натальей Седовой. Став его гражданской женой (Соколовская упрямо не давала развода), она родила двоих сыновей - Льва и Сергея.

Троцкий с женой Натальей и сыном Львом в ссылке в Алма-Ате. 1928 год / commons.wikimedia.org

Русская жена, русский язык и русская литература не делали Троцкого русским, но еще меньше делали его евреем. Свято веря в постулат Маркса "рабочие не имеют отечества", он не питал ни к одной нации ни любви, ни ненависти, воспринимая их все как материал для мировой революции, в которую свято верил.


Миф второй: истинный большевик

Славя Троцкого как вождя революции, пропагандисты скрывали, а порой и не знали, что к большевикам он примкнул только в 1917 году. Узнав об этом, его друг Адольф Иоффе воскликнул: "Лев Давидович! Они же политические бандиты!" Тот ответил: "Да, я знаю, но большевики сейчас единственная реальная политическая сила".

До этого отношения Троцкого с большевиками складывались, мягко говоря, сложно. Поначалу молодой марксист горячо поддержал Ленина против оппонентов, удостоившись прозвища "ленинская дубинка". Но уже на II съезде партии в 1903 году переметнулся к меньшевикам. Между ним и Лениным началась война в печати: Троцкий называл противника "бойким статистиком" и "неряшливым адвокатом", тот его Балалайкиным в честь героя Салтыкова-Щедрина, а позднее даже Иудушкой - правда, в частном письме, выставленном напоказ только в сталинские времена. Тогда же в фильме "Ленин в Октябре" в уста вождя вложили эпитет "политическая проститутка", который намертво приклеился к Троцкому. На самом деле Ленин называл так Каутского, но в адрес Льва Давидовича выражался и похлеще.

В 1904 году Троцкий сблизился с немецко-русским социалистом Александром Парвусом. Этот "слон с головой Сократа" покорил его талантом публициста и глубиной теоретической мысли, какой сам Троцкий никогда не отличался. Он, как и Ленин, охотно заимствовал у "слона" идеи - например, "перманентную революцию". В революционном 1905 году они с Парвусом появились в Петрограде и взяли под контроль городской Совет рабочих депутатов. Им уже мерещился захват столицы, но в конце года совет разогнали, а Троцкого бросили в "Кресты". Просидев там больше года, он был осужден на вечную ссылку в Обдорск (ныне Салехард). Не добравшись до места, бежал, проехав 700 километров на оленях с пьяным каюром, которого то и дело бил по щекам, чтобы тот не заснул.

В годы Первой мировой войны его мотало по всей Европе и занесло даже в Америку, где он восхищался Нью-Йорком - "городом будущего" - и собирался задержаться надолго. Февральская революция изменила планы: Троцкий бросился в Россию, но был задержан в порту Галифакс как немецкий шпион. На свою беду Временное правительство попросило освободить "заслуженного революционера", и 4 мая - на месяц позже Ленина - Троцкий прибыл в Петроград.

В столичном совете он создал маленькую фракцию межрайонцев, которую вскоре "подарил" большевикам. И не прогадал: немного посидев в тех же "Крестах" после июльского мятежа, был отпущен и стал председателем совета. Вскоре он сформировал Военно-революционный комитет для подготовки восстания и смог выплеснуть долго копившуюся энергию. Разъезжая в автомобиле по воинским частям, бессвязными, но пылкими речами склонял их на сторону большевиков: "У тебя, буржуй, две шубы - отдай одну солдату. У тебя есть теплые сапоги? Посиди дома. Твои сапоги нужны рабочему!" От этих речей слушатели приходили в экстаз, а сам оратор порой падал в обморок.

Иван Владимиров "Агитатор" (фрагмент)

Упал и ночью 25 октября, когда был взят Зимний, - до этого он две ночи не спал и почти не ел. 26-го выступил на Втором съезде Советов, предложив прежним союзникам - меньшевикам - "отправиться в мусорную корзину истории". 29-го прямо с заседания Петросовета отправился на Пулковские высоты, к которым подступали казаки Краснова. Очередная пылкая речь - и казаки отступили без боя.

В новом правительстве Троцкий получил пост народного комиссара (это название придумал именно он) по иностранным делам. Изобрел он и другое выражение - "красный террор", который обещал применять ко всем несогласным: "Врагов наших будет ждать гильотина, а не только тюрьма". Но пока что главным делом было заключить мир с Германией, к чему нарком подошел своеобразно. На переговорах в Брест-Литовске он предложил "мир без всяких условий", а получив отказ, попытался агитировать кайзеровских солдат. Потеряв терпение, немцы в феврале 1918-го перешли в наступление и угрожали Петрограду. Ленину пришлось выкручивать товарищам руки, уговаривая принять тяжелейшие условия мира. Провинившийся Троцкий поддержал его, но от иностранных дел был отстранен. В марте он получил новый ключевой пост наркома по военным делам - все понимали его незаменимость.

Отношения В. Ленина и Л. Троцкого складывались непросто.

Несмотря на это, многие большевики Троцкого так и не приняли. Помня ленинские обличения, его считали выскочкой, позером, авантюристом, обвиняли - вполне справедливо - в незнании народной жизни и равнодушии к ней. Указывали на его "буржуйские" привычки, на любовь к гаванским сигарам и французским романам. Сам Ленин, уже не ругая Троцкого публично, всегда помнил про его "небольшевизм".

Вспомнили про это и другие, когда пьедестал вождя, который Лев Давидович считал своим по праву, зашатался под ним.


Фотоочерк "Октябрь". Петроград. 1920 год.

Миф третий: полководец

Главной заслугой Троцкого его сторонники считали создание Красной армии и организацию победы в Гражданской войне. Но заслуга состояла в другом: он первым понял, что большевистский лозунг "народной армии" с выборными командирами хорош для свержения власти, а не для ее защиты. Когда летом 1918-го восставшие чехословаки вместе с белыми свергли советскую власть от Пензы до Владивостока, Троцкий потребовал "жесточайшей диктатуры". Сперва на автомобиле, потом на персональном бронепоезде он переезжал с одного фронта на другой, восстанавливая дисциплину самыми суровыми мерами - вплоть до казни каждого десятого по древнеримскому образцу. Он настоял на единой форме; сам вместе с высшим комсоставом облачился в черную кожаную куртку.

Ни дня не служивший в армии наркомвоендел взял на службу бывших царских офицеров. Чтобы они не убежали к противнику, их семьям угрожали взятием в заложники. Кнутом и пряником почти половину офицерского корпуса удалось заманить в Красную армию, которая во многом благодаря этому одержала победу.

Ленин поддержал привлечение "военспецов", а вот Сталин выступил против, что привело к его первому столкновению с Троцким. Вначале казалось, что малоизвестный, не блещущий ораторским даром кавказец не имеет шансов в борьбе со знаменитым на весь мир "демоном революции". Лев Давидович считал свое лидерство в партии делом решенным, не допуская и мысли, что Сталин - эта "выдающаяся посредственность" - может его обойти. Но тот, опытный шахматист, разыграл партию как по нотам. Вначале переманил на свою сторону большинство членов Политбюро, напуганных диктаторскими замашками Троцкого. Потом окружил вниманием больного Ленина, постоянно навещая его в Горках (Троцкий не был там ни разу). Когда Ильич умер, Сталин сделал все, чтобы его соперник не попал на похороны, и предстал в глазах народа главным наследником вождя. Потом он без лишнего шума "задвинул" сторонников Троцкого в партаппарате и армии. Почуяв неладное, тот попросил отправить его в Германию "простым солдатом революции". Политбюро отказало, а в январе 1925 года сместило его с поста наркома, сделав председателем маловажного Электротехнического комитета.

Лев Троцкий выступает на праздновании 5-й годовщины Красной армии. 24 февраля 1923 года. / AP

Троцкий спохватился осенью 1926-го, когда его выгнали из Политбюро, но его попытки протестовать были обречены. Троцкого исключили из партии, сослали в Алма-Ату, а в 1929-м и вовсе выдворили из СССР; из квартиры его пришлось выносить на руках, так как он отказывался покидать страну.

Поединок со Сталиным он проиграл вчистую, проявив себя еще худшим стратегом, чем в военных операциях.


Миф четвертый: заговорщик

На открытых процессах в Москве видные большевики Пятаков, Сокольников, Серебряков каялись, что по приказу Троцкого занимались вредительством - ломали станки, отравляли продукты, затягивали строительство гигантов индустрии. Злейший враг Троцкого Николай Бухарин расписывал тайные переговоры с ним, на которых Лев Давидович якобы признавался, что вступил в сговор с германским Генеральным штабом, предлагая немцам одновременно с их нападением на СССР поднять восстание, обещая им за помощь Украину, а японцам - Дальний Восток.

Не довольствуясь этим, ему приписали связь и с британской разведкой; главный обвинитель Вышинский заявил: "Весь блок во главе с Троцким состоял из одних иностранных шпионов и царских охранников". При всей абсурдности обвинений Троцкий тяжело переживал их: не только боялся, что им поверят советские рабочие (и правда верили), но и негодовал, что ему приписывают сговор с фашистами. Собранная им комиссия выявила в материалах московских процессов массу нестыковок, но в Советском Союзе об этом никто не знал. К тому времени статья 58-1, "контрреволюционная троцкистская деятельность", стала приговором для сотен тысяч людей.

Дошла очередь и до самого Льва Давидовича. 20 августа 1940 года под видом поклонника к нему был подослан 27-летний испанец Рамон Меркадер. Он принес Троцкому свою статью и, пока тот читал, пробил ему череп ледорубом. Несостоявшийся вождь мировой революции умер на следующий день.

1937 год. "Уничтожить гадину!".


Миф пятый: спаситель

Когда на родине после многих лет умолчания снова вспомнили о Троцком, укрепилось мнение: его приход к власти избавил бы Россию от многих бед, пережитых ею при Сталине. Но это еще один миф. И массовый террор, и насильственная коллективизация, и строжайший контроль за частной жизнью граждан - все это первым предложил Лев Давидович, а Иосиф Виссарионович лишь воплотил его идеи в жизнь с той безжалостностью и методичностью, на которые "демон революции" оказался неспособен.

Плакат 1919 года.