От Петра I до наших дней

За какие проступки дореволюционные губернаторы лишались своих постов
С начала осени в стране сменились главы 11 регионов, в том числе Орловской и Ивановской областей. В истории нашей страны такая ротация происходит не впервые. Об этом корреспонденту "РГ" рассказал Андрей Минаков - доктор исторических наук, автор монографии о становлении губернаторского корпуса.
Андрей Минаков: С одной стороны, губернатор подчинялся главе МВД, с другой - был обязан контролировать другие ведомства. Фото: Денис Передельский/ РГ
Андрей Минаков: С одной стороны, губернатор подчинялся главе МВД, с другой - был обязан контролировать другие ведомства. Фото: Денис Передельский/ РГ

Из особого списка

Андрей Минаков: Как в нашей стране появились губернаторы? В досоветский период на большей части России отсутствовала элементарная инфраструктура. Поддерживать баланс между регионами можно было только при жестко централизованной модели управления. Институт губернаторства был создан при Петре I как связующее звено между монархом и его подданными.

Кто и как в дореволюционной России становился губернатором?

Андрей Минаков: С первой половины XIX века министерство внутренних дел вело список кандидатов, но его статус был расплывчатым. В царской России не существовало структур типа академий госслужбы. На выбор мог повлиять служебный опыт, деловые качества и протекция. Почти половина губернаторов имела опыт вице-губернаторской службы. Они назначались высочайшими указами и были представителями монаршей воли на местах. Большинство имели университетское или военное образование. Кстати, император не всегда принимал непосредственное участие в назначении. Значительную роль тут играло его окружение, главы ведомств, в первую очередь министерства внутренних дел, которое могло предлагать и лоббировать кандидатов.

Без жалоб на жалованье

Главы губерний обладали большими полномочиями?

Андрей Минаков: Формально они были чиновниками министерства внутренних дел - самого могущественного в то время ведомства. Губернаторы контролировали реализацию правительственного курса. Штат у них был небольшим - обычно это правитель канцелярии и два-три чиновника для поручений. А должность вице-губернатора сводилась к надзору за работой губернского правления. Региональной администрации в современном понимании тогда не было. Хотя территории Орловской, Курской и Тамбовской губерний превышали нынешние одноименные области более чем в полтора раза.

Губернатору полагалось жалованье, казенная квартира и средства для командировок. Размер пенсии зависел от высочайшей воли. При беспорочной службе не менее 35 лет ее размер был не меньше жалованья, которое превышало десять тысяч рублей в год. Чтобы понять: обед в хорошем трактире стоил 30-50 копеек. Привилегий, загородных резиденций и охраны не существовало. Например, большинство губернаторов во время поездок в Петербург останавливались в нефешенебельной гостинице "Франция". Но многие владели землей, домами, крепостными. В целом они были людьми состоятельными.

Как и в наше время, в царской России многие губернаторы были "варягами". Как они ладили с местными дворянами?

Андрей Минаков: Отношения были полны противоречий. С одной стороны, губернатор подчинялся главе министерства и координировал свою работу с ним. От министра зависела его судьба, авторитет перед правительством, награды и карьера. С другой стороны, губернатор был обязан контролировать и направлять деятельность местных учреждений других ведомств.

У губернаторов царской России привелегий, загородных резиденций и охраны не существовало

В провинциальной дворянской верхушке встречались очень влиятельные фигуры со связями в столичном мире. Конфликты с ними были чреваты, вплоть по потери поста. С появлением земств самодержавие переложило часть хозяйственных забот на плечи тех же дворян и поставило их под губернаторский контроль. В этом было много полезного. Земства обращали внимание губернаторов на острые вопросы, а коронная власть обеспечивала реализацию земских начинаний.

Переводом из губернии в губернию

Сейчас стандартный срок губернаторских полномочий составляет пять лет. Некоторые занимают пост несколько сроков подряд. А как было полтора столетия назад?

Андрей Минаков: Все зависело от воли монарха. Сроки пребывания на посту варьировались от нескольких месяцев до многих лет. Рекорд принадлежал Виктору Валю. С 1876 по 1902 год он занимал должности ярославского вице-губернатора, гродненского, харьковского, витебского, подольского, волынского и курского губернаторов, санкт-петербургского градоначальника и, наконец, виленского губернатора.

Надо отметить, что между губерниями постоянно шли переводы. Ротацию применяли для профилактики обрастания коррупционными связями. Статусные посты находились в столичных губерниях. Большой удачей считалось попасть в Харьковскую губернию, это открывало перспективы. Губернаторами там, например, были обер-прокурор Святейшего Синода Алексей Ахматов и глава МВД Михаил Лорис-Меликов.

То есть назначение могло быть и своего рода ссылкой?

Андрей Минаков: Да, например, к ссылке модно приравнять попадание в Архангельскую или Олонецкую губернии. В 1901 году после вскрывшегося перерасхода казенных средств директор Департамента общих дел МВД Владимир Трепов возглавил Таврическую губернию, а в 1905 году директор Департамента полиции МВД Алексей Лопухин после обвинения в допущении антиправительственных выступлений стал эстляндским губернатором. Почетное увольнение было данью живучему чиновному корпоративизму.

Чиновников иногда небезосновательно критикуют за бравурные доклады. А царские губернаторы занимались приписками?

Андрей Минаков: Они ежегодно подавали всеподданнейший отчет о состоянии губернии по специальной форме. Это помогало их контролировать. При Александре III отчеты активно использовались и в повседневной работе правительства. Конечно, губернаторы и МВД были заинтересованы, чтобы положение в губернии выглядело в лучшем свете. В сохранившихся отчетах и их черновиках имеются разночтения. Замалчивать вопиющие факты было трудно. Центральная власть располагала и другими каналами получения информации, в том числе по линии правоохранительных структур. Но возможность что-то приукрасить или смягчить губернаторы не упускали. Впрочем, самодержавие было лояльно к эпистолярным вольностям и не наказывало за них.

Ключевой вопрос

А что могло стать причиной отставки губернатора?

Андрей Минаков: Служебная неэффективность. Мелкие промахи замалчивались, но резонансные проступки заставляли царя принимать кадровые решения. Такое бывало. В конце XIX века огласку получило самоуправство орловского и елизаветпольского губернаторов Петра Неклюдова и Александра Накашидзе. Они применяли жестокие наказания. Оба были сняты с постов, впрочем, не получив взысканий. Некоторые уходили после ревизий. Так было с киевским генерал-губернатором Михаилом Чертковым в 1880 году и оренбургским губернатором Николаем Крыжановским в 1881-м.

Иногда проводилось массовое обновление корпуса. Волна отставок прокатилась по стране в 1860-е годы, когда Александр II нуждался в поддержке "Великих реформ". В 1905-1907 годах также были удалены многие губернаторы. Кроме того, распространенным явлением был их перевод в ранг "причисленных к МВД" - это такое абстрактное состояние, побывав в котором, они могли продолжить службу на почетных, но не ответственных должностях.

Кстати

Слово "губернатор" имеет латинское происхождение. Оно пришло к нам в годы правления Петра I. В наследство ему досталась громоздкая и малоэффективная система деления на уезды. В 1708 году он издал указ о разделении страны на губернии. Первоначально их было восемь, а руководителей назвали губернаторами. Служба российского губернатора была опасна и трудна. Некоторые стали жертвами политического террора. Так, в 1904 году был застрелен финляндский генерал-губернатор Николай Бобриков. В 1905 году взрыв бомбы оборвал жизнь бакинского губернатора Михаила Накашидзе, а в 1906-м - тверского губернатора Павла Слепова. В 1907 году пуля террориста настигла пензенского губернатора Сергея Александровского. В начале Первой русской революции была подорвана карета московского генерал-губернатора Великого князя Сергея Александровича. Ярким откликом на это событие стал рассказ Леонида Андреева "Губернатор", герой которого стал собирательным образом губернатора тех лет.