Новости

08.11.2017 00:00
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

Память на пятачке

В Ленобласти обозначат границы мемориальных зон
В Ленинградской области на общественное обсуждение вынесут границы памятников "Дорога жизни", "Невский пятачок - Невская Дубровка" и "Прорыв". Споры вокруг площади этих достопримечательных мест ведутся уже несколько лет. К территориям проявляют интерес бизнес-структуры, а поисковые отряды каждый сезон находят здесь все новые захоронения советских воинов.

- До сих пор у нас нет точных сведений о том, где проходили бои и где захоронены погибшие, - констатирует Евгений Ильин, командир поискового отряда "Ингрия". - Сейчас, когда поисковые работы ведутся в большом количестве, становится очевидно, что очень многие документы в период войны были составлены с ошибками.

Ильин приводит пример: во время поисковых работ в Кировском районе волонтеры обнаружили тело солдата, опознали его по двум наградам, нашли его сестру. Женщина очень удивилась, ведь еще в годы войны ее родителям пришло сообщение, что брат похоронен.

Впоследствии семье прислали документы о том, что останки солдата находится на территории мемориала "Новая Малукса".

- Но идентификация личности возможна лишь в единичных случаях. В 2015-м году, когда велись работы на Синявинских высотах, были обнаружили останки свыше 800 советских солдат, лишь пять имен удалось установить, - говорит Евгений Ильин.

В 60-70-е годы в Ленинградской области на месте крупнейших боев появились мемориальные зоны. Но десятилетия спустя стало очевидно - не все территории были увековечены.

- Проблема в том, что многие братские могилы, даже те, о которых известно местным жителям, не паспортизированы, - говорит протоиерей Вячеслав Харинов. Вместе с прихожанами Успенского храма села Лезье-Сологубовка Вячеслав Харинов ухаживает за могилами жителей села, погибших в Великую Отечественную войну. В период оккупации, вражеские солдаты не разрешали хоронить умерших мирных жителей на территории официального погоста. Могилы рыли за оградой. В тот период люди массово умирали от голода, многих расстреливали по подозрению в связи с партизанами. Среди убитых есть женщины и дети. Эти захоронения даже не паспортизированы, не говоря уже о какой-то мемориальной зоне.

Харинов инициировать этот процесс не спешит. Как говорит сам протоиерей, создание мемориала - это очень деликатный процесс, и нередко при создании таких объектов больше внимания уделяется архитектурным деталям, а не сохранению памяти о погибших.

- Например, появился мемориал у деревни Васильково. Раньше там были одиночные воинские захоронения. Их закатали в бетон, поставили общую стену и написали все имена одним списком. В перечне погибших - медсестра Ольга Леонтьева. О ней известно, что ее очень любили солдаты, что она спасла много жизней. Я изучал ее биографию и знаю, что она похоронена в левом верхнем углу мемориала. Ее памятник в итоге перенесли в нижний левый угол, а имя увековечили в правом углу. Разве это правильно? - негодует протоиерей.

Серьезные споры вызывают и границы зоны "Прорыв блокады Ленинграда". Поисковые работы, проведенные в последние годы, показали, что на территории Кировского района существует огромное количество захоронений. Но проблема в том, что часть территории отдали под карьер. Историко-культурная экспертиза, проведенная на месте добычи песка, подтвердила - здесь шли бои.Комитет по культуре Ленинградской области наложил вето на дальнейшие работы. Недропользователь подал в суд.

Эта ситуация произошла из-за отсутствия точных границ. Недропользователь уверен, что занимаемая им территория не захватывает места боев, краеведы и поисковики приводят данные, что на месте будущего карьера могут находиться захоронения, в том числе и массовые.

Когда границы определят, подобные ситуации должны быть исключены. Вся территория получит статус достопримечательности, и добыча полезных ископаемых здесь будет невозможна.

- Достопримечательное место - это один из новых типов охранных статусов объектов культурного наследия. Предмет охраны на таких зонах - это в первую очередь историко-культурный ландшафт. В зоне "Прорыв" это в первую очередь траншейная система, укрепления и природный ландшафт. Культурный ландшафт здесь уничтожен приблизительно на 70 процентов, остались только траншеи. Но природный ландшафт почти не тронут, и наша задача сохранить его, - считает Павел Апель, старший научный сотрудник музея-заповедника "Прорыв блокады Ленинграда".

Эксперты сходятся во мнении, что даже сейчас, если объединить все данные, полученные от волонтерских организаций и краеведов, картина получится неполная. В годы войны многие населенные пункты Ленинградской области были в прямом смысле стерты с лица земли. И чтобы найти всех, кто погиб здесь в этот страшный период, потребуются десятилетия.

Мнение

Николай Кузьмин, председатель постоянной комиссии по экологии и природопользованию заксобрания Ленинградской области:

- Мы еще в 2011 году высказали свою позицию, что строить карьер на местах боев нельзя. Сейчас Государственной думой России принят закон о достопримечательных местах. И такой статус для территорий, где проходили ожесточенные бои, подходит как нельзя лучше. Конечно, Ленинградская область должна развиваться, и у бизнеса должна быть возможность вести на территории хозяйственную деятельность, но если здесь шли бои или есть могилы, то такие действия невозможны. Считаю, что подобные ситуации необходимо предотвращать. Для этого нужно синхронизировать данные по областям, чтобы и предприниматели имели представление, что находится на том или ином участке.