Светлана Дружинина: Мы готовы снимать продолжение "Гардемаринов" хоть завтра!

В фокусе 09.11.2017, 10:30 | Текст: Светлана Мазурова
 Фото: Алексей Филиппов/ РИА Новости
Фото: Алексей Филиппов/ РИА Новости

Народная артистка России, режиссер, продюсер Светлана Дружинина известна как создатель фильмов "Исполнение желаний", "Сватовство гусара", "Дульсинея Тобосская", "Принцесса цирка", "Гардемарины, вперед!", "Тайны дворцовых переворотов. Россия. Век XVIII" (снято 10 фильмов исторической эпопеи).

Когда-то она вела на ТВ детские передачи вместе с Михаилом Державиным, позднее они стали ведущими первых КВНов. Потом стала актрисой, снималась в кино. 60 лет назад режиссер Станислав Ростоцкий снял фильм "Дело было в Пенькове", который и сегодня нередко показывают по разным каналам. Еще будучи студенткой актерского факультета ВГИКа, Дружинина получила роль Ларисы, дочери председателя колхоза, которая против воли отца выходит замуж за тракториста Морозова (Вячеслав Тихонов).

В этом году еще один юбилей - исполнилось 30 лет картине "Гардемарины, вперед!". Светлана Дружинина хочет снять "Гардемарины-4", продолжение полюбившегося зрителям приключенческого мини-сериала.

Светлана Сергеевна, недавно вы защищали в Фонде кино свой многострадальный проект "Гардемарины-4", чтобы получить государственную поддержку. По какой причине вам отказали?

Светлана Дружинина: Непонятно. Ни одной претензии не было. Мы прошли девелопмент. Нам утвердили сценарий. Прошли питчинг. Но пока положительного решения нет. Мы проделали огромную работу. Выбрана натура, актеры прошли фотопробы, готовы уникальные костюмы (их более тридцати). Всё готово к съемкам. Можем начать снимать хоть завтра. Все артисты подписали договор - Домогаров, Мамаев, Боярский, Лазарев, Орбакайте… Хочу взять прекрасный курс Александра Михайлова во ВГИКе - на роли героев команды Ломбарди. Наш фильм ждут зрители, можете посмотреть мою страницу в Instagram, официальные аккаунты в других соцсетях. Люди недоумевают, почему так, поддерживают нас и надеются.

Правда, что сценарий был готов уже 8 лет назад?

Светлана Дружинина: Замысел возник давно, еще был жив писатель Юрий Нагибин. Мы всегда втроем - Нагибин, Нина Соротокина и я - долго обсуждали, куда отправим гардемаринов дальше, что они должны сделать следующее. Это было общее решение: хватит им скакать на лошадях, размахивать шпагами, поставим их на палубу, пусть на море выполняют свои непосредственные гардемаринские обязанности, которым их обучили.

"Гардемарины-3" заканчиваются так: Паша Горин (Александр Домогаров) за своеволие сослан на Камчатку. Это место политзаключенных, и там происходили волнения. В сценарии, по которому мы собираемся снимать новый фильм, действия происходят в 1787 году.

С 2011 года готова заявка на фильм. Все мои картины строятся так: берется основной фрагмент исторического периода, к которому присоединяются предыдущие эпизоды. Картина должна заманить, увлечь авантюрным рассказом основного зрителя кинотеатров - молодого, и привести его к историческому эпизоду, о котором я хочу поведать.

"Гардемарины-1787" - это вторая Русско-турецкая война, когда турки после заключения Кючук-Кайнарджийского мира и провозглашения манифеста Екатерины II о присоединении Крыма к России вероломно, без объявления войны напали на Крым. Было серьезное Кинбурнское сражение под командованием Суворова -  три атаки, где участвовали и наши гардемарины. Одна из моих любимых книг - "Наука побеждать" Суворова, "ЖЗЛ" о нем, прочитано много материала о великом полководце. В 57 лет генерал-аншеф Суворов великолепно скакал на лошади, в бою был дважды ранен. За оборону Кинбурна он получил орден Андрея Первозванного.

Говорят, сейчас в том самом месте, где происходило сражение, на Кинбурнской косе в Николаевской области, американцы собираются строить военно-морскую базу. Мне как будто кто-то подсказывает: делайте фильм! И, кстати, нынче в октябре исполнилось 230 лет со дня победы у Кинбурна. В советском кинематографе исторические даты всегда отмечались. Я была уверена, что на нас обратят внимание. Но к моему недоумению, а также к недоумению поклонников "Гардемаринов", нам отказали.

Выходит, и силы, и желание работать у вас с Мукасеем есть? (Анатолий Мукасей - оператор, снимающий фильмы Дружининой, муж. - "РГ-Кинократия").

Светлана Дружинина: Есть! Мы понимаем, что беспокоит многих - наш возраст. Но нам будет помогать наш сын - оператор Миша Мукасей и еще несколько операторов. Мы давно решили, что соберем команду, пригласим молодых перспективных режиссеров и будем параллельно снимать эпизоды. С удовольствием пригласим ребят из Санкт-Петербургского института кино и телевидения. Так ведь снимают сегодня некоторые режиссеры. Так работал и Михаил Ромм на картине "Девять дней одного года", ему помогали студенты его курса. Своих любимых актеров, конечно, никому не отдам, они понимают меня с полуслова. Но есть батальные сцены, сражения на суше и на море.

А натуру где нашли?

Светлана Дружинина: В Крыму, в Севастополе, и на острове Мальта.

Когда 30 лет назад вы начинали работу над 4-серийным фильмом "Гардемарины", у вас не было проблем?

Светлана Дружинина: Были, но другие. После известной хрущевской антирелигиозной кампании церковь испытывала очередную волну неприятия. Может быть, только перестройка позволила нам снимать картину, где есть слова "дыба", "заговор", "пытка", "допрос", "казнь".

Мы снимали на "Мосфильме", по заказу ТВ. Был эпизод, который мне приказали вырезать. В храме две женщины - графиня Анна Бестужева (Нелли Пшенная) и ее дочь Анастасия Ягужинская (Татьяна Лютаева). При мерцании свечей проходит обряд, миропомазание, целование креста, благословение, все крестятся. И в этот момент де Брильи (то бишь Михаил Боярский) сообщает Анастасии о заговоре.

У нас был хороший консультант, ритуал снят грамотно. Но художественная элита выступила против... Это была не редактура, а цензура (я-то за редактуру! Хороший редактор подскажет, как вам компактнее и конкретнее донести свой замысел).

Именно тогда мы неожиданно встретились с владыкой Тверским. Он сказал: "Не трогайте эти сцены. Наступает тысячелетие крещения Руси (1988 год), будет совершен крестный ход, и ваша картина станет первой, где вы грамотно сняли всё, что полагается делать в храме".

Зрители приняли картину хорошо, а как оценили ее критики? Обычно кинематографистов ругают за изложение реальных исторических событий. Историки - профессионалы и любители - находят неточности в фактах, интерьерах, моде эпохи.

Светлана Дружинина: Я никогда не была избалована хорошими высказываниями нашей критики. К этому привыкла и всегда говорю: хоть горшком назови, только в печку не ставь. Моя главная премия - любовь зрителей. Мы делаем жанровое кино, а критики его не не жалуют, говорят: "Это не фестивальное кино". Но почему? Жанровое кино оно и есть зрительское. На наших показах как раз на кинофестивалях всегда полные залы. Если фильм хороший, без чернухи, сделан для людей всех возрастов, чтобы привлечь к той теме, идее, задаче, которую вы пропагандируете, зрители поймут и оценят.

Вы президент фестиваля исторических фильмов "Вече" в Великом Новгороде. У вас есть и другие фестивали. В провинции, не в столицах. Зачем вам это?

Светлана Дружинина: В прошлом году фестивалю "Вече" исполнилось 10 лет. Мне удалось вывести его на другой уровень - он стал Всероссийским. Я вхожу в  Фестивальный совет при министерстве культуры России. Летом мы провели кинофорум "За Любовь и Отечество" в Северодвинске Архангельской области. Проектов достаточно много.

Трудно собрать программу исторического кино?

Светлана Дружинина: Трудно. Ведь это не только кино "плаща и шпаги". Прошлый век - уже история. Молодежь не знает даже, кто такие шестидесятники. Многие не слышали про путч 1991 года. Они очень многого не знают о своей стране, о нашей истории.

Помню, в 1973 году Шукшин снимал "Калину красную", а у меня был дебютный фильм "Исполнение желаний". Он - пришелец на "Мосфильме", я - начинающий режиссер, поэтому нам давали для монтажа на студии не лучшее время. Мы много говорили. Шукшин испытывал невероятное давление со стороны Госкино, и у меня были проблемы, мне предъявляли претензии по поводу показа организованной преступности ("У нас нет ее!"). Василий Макарович огорчался: "Светка, ну что такое? Мы же с тобой санитары, дятлы! Не те, что стучат, а те, что выковыривают из дупел безобразия".

Можно говорить о неблагополучии, что у нас есть недостатки, но сострадая и стараясь помочь выбраться из этих неприятностей. Как помогаешь своему ребенку. Надеюсь, то, что я проповедую на кинофестивалях, это маленькая лепта моего дела в кинематографе.

Читайте также