Новости

09.11.2017 15:38
Рубрика: Экономика

Туманный транзит

Выживание мира - открытый вопрос, и решается он сейчас
Текст: Алексей Громыко (член президиума ВЭО России, директор Института Европы РАН, член-корреспондент РАН)
Мы привыкли к тому, что много лет после распада Советского Союза слышали: Россия находится в транзите, переживает переходный период в своем развитии. Во многом поначалу это было действительно так, но со временем тезис о транзите стал все чаще использоваться недобросовестно. Например, как это было в 1990-е гг., чтобы оправдать провалы во внутренней и внешней политике; или позже, чтобы поставить под сомнение постоянство модели развития России после стабилизации ситуации в 2000-е.
События в Каталонии лишний раз демонстрируют ту обстановку нестабильности, которая наблюдается сегодня в Европейском союзе. Фото: ЕРА События в Каталонии лишний раз демонстрируют ту обстановку нестабильности, которая наблюдается сегодня в Европейском союзе. Фото: ЕРА
События в Каталонии лишний раз демонстрируют ту обстановку нестабильности, которая наблюдается сегодня в Европейском союзе. Фото: ЕРА

Но теперь не Россия является предметом многочисленных рассуждений о переходном состоянии и нестабильности, а Европейский союз. Уже мало кто в самом ЕС считает, что он сохраняет свою былую привлекательность и однозначно светлые перспективы. Напротив, ЕС и его государства-члены попали в период весьма туманного транзита, который может растянуться неизвестно насколько. ЕС далек от распада, более того, положение в нем во многом стабилизировано, хотя и не дальше модели стагнирующего роста. Но ряд ключевых изъянов налицо и никуда не делись.

Конечно, "брекзит" нанес ошеломительный удар по психологии евростроителей. Хотя Британия, если она и выйдет из ЕС, потеряет от этого намного больше. В стране верх взял политический дискурс о "глобальной Британии", освобождающейся "от оков Евросоюза". Это заблуждение. Великобритания просто теряет время на задачу, которую решить ей не под силу.

Что касается Берлина и Парижа, то они понимают, что следовать за Великобританией для них, при всех амбициях, гибельно. Франция и Германия после "брекзита" еще больше уверились в том, что им необходимо держаться друг друга. И сделать все, чтобы ЕС пережил самый глубокий кризис в своей истории.

Франция и Германия заигрывают с концепцией многоскоростной Европы. Эта концепция не нова. Евросоюз давно живет в нескольких различных "измерениях": еврозона, шенгенское пространство. При этом само понятие "периферия" сейчас размывается. Например, экономика Франции сильнее Италии в количественном отношении, но в качественном плане проблемы по своему масштабу схожие.

Единственная страна в ЕС, которая укрепила свое лидерство за прошедшие годы - это Германия. Однако Евросоюз был создан как организация с равновесным ядром, состоящим из шести развитых стран-основательниц. Но затем, в 80-е гг. и особенно начиная с 2004 г., расширение ЕС приняло "обвальный" характер, в него вступили страны очень разные по уровню своего развития и интересам. Чем больше одни, более богатые, будут и дальше уходить в отрыв от других, более бедных, тем больше будет возникать структурных проблем в ЕС. Будут возрождаться исторические страхи, что мы видим на примере поведения Польши, которая ставит перед Берлином вопрос репараций.

Евросоюз и дальше будет развиваться по пути многоскоростного движения. Здесь ему надо будет пройти по лезвию бритвы. С одной стороны, многие страны хотят продолжить углубление интеграции. Но другие стремятся вернуть себе часть суверенитета в отдельных сферах. Как примирить эти две тенденции? Пока это неразрешимая задача. На фоне брексита, разлада с США и санкционной войны с Россией решить ее практически невозможно.

ЕС и его государства-члены попали в период весьма туманного транзита, который может растянуться неизвестно на сколько

Своими собственными руками коллективный Запад принес логику глобализации и свободного рынка в жертву своему эгоизму. Санкции против России, т.е. против седьмой экономики мира (по паритету покупательной способности), - удар по его же интересам и по так называемому неолиберальному международному порядку. Конфронтация с Россией лишь ускоряет развитие полицентризма в мировых делах, которому столь тщетно пытаются противостоять в Вашингтоне и Брюсселе.

Но есть масса сигналов, что в Европе становится все больше стран и политиков, которые понимают, что надо что-то делать и искать решение по нормализации отношений с Россией. Развитие отношений между ЕС и ЕАЭС сдерживается политическими, причем сиюминутными соображениями, имеющими мало общего со стратегией.

Сегодня Россия выстраивает отношения с теми, кто заинтересован в этом экономически и геополитически. Это Китай, другие члены БРИКС, Турция, Иран, Израиль, Вьетнам и многие другие. Есть площадка ООН - святой Грааль международного права.

Пока полицентричный мир развивается по неблагополучному сценарию - несогласованность, дестабилизация и местами хаос. Мир не стоит на пороге большой войны. Но к этому он может прийти, если не предпринимать меры. Ведь, как помнится, никто не желал Первой мировой войны, и мало кто предвидел ужасы Второй мировой. Выживание мира - открытый вопрос, и решается он сейчас.