Новости

11.11.2017 13:30
Рубрика: Власть

Джордж Блейк: Сегодняшний мир стал труднее и опаснее

11 ноября отмечает 95-летний юбилей полковник Службы внешней разведки РФ Джордж Блейк. Именно он предупредил СССР о тайном тоннеле, прорытом американцами в Берлине.

Джордж Блейк или Георгий Иванович, как его называют в Москве, последний из известных остающихся в живых сотрудников британской разведки MI6, кто стал работать на КГБ проникнувшись идеями коммунизма.

В канун юбилея глава СВР Сергей Нарышкин и ведущий программы "Вести в субботу" Сергей Брилев посетили дачу разведчика в подмосковном Кратово. Дача была получена в конце 1960-х гг, когда, бежав из тюрьмы в Лондоне, Блейк прибыл в Москву уже как официальный сотрудник советской разведки.

"Георгий Иванович, я знаю, вы скромный человек, и Ида Михайловна скромная. Знаю, что почти на все наши предложения о том, чем бы вам помочь, вы почти всегда отказываетесь. Но, тем не менее, я вас очень прошу, не отказывайтесь от помощи, ведь это в наших правилах", - обращается Сергей Нарышкин к Джорджу Блейку.

"Я хочу, чтобы вы понимали, что я постоянно чувствую помощь и близость товарищей из внешней разведки и знаю, что они будут все делать, чтобы помочь и облегчить мои затруднения", - говорит в интервью разведчик.

На вопрос о том, узнает ли он сегодняшний мир, Георгий Иванович отвечает: "Да, конечно, с одной стороны, а с другой, - нет". По его мнению, мир стал труднее и опаснее.

- Я бы к тому, что сказал Георгий Иванович, добавил: мир стал жестче, динамичнее. И вот в виду своей динамики жить стало интереснее, - отметил Сергей Нарышкин. - Но опасностей стало больше.

В сюжете программы акцентируется внимание на участке и обстановке дома Блейка. В частности, не остается незамеченной большая спутниковая тарелка. С ее помощью легендарный разведчик сегодня смотрит каналы зарубежного телевидения. На вопрос о том, какой язык он считает родным, Блейк признался: голландский. Он также не стал скрывать, что скучает по Голландии и Англии, но уже привык к жизни в России.

- Если бы у вас была возможность прожить жизнь снова, вы бы что-нибудь изменили?

- Думаю, да. Я могу это сказать без колебания.

 - Прожили бы жизнь так же?

- Да, я снова хотел бы это пережить.

- И немецкую оккупацию?

- Да.

- И опасности, которые вас преследовали?

- Все, что было.